IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

3 страниц V < 1 2 3 >  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Куба - любовь моя!, Стихи, песни Анадырцев
Бутов Валерий
сообщение 7.9.2012, 17:23
Сообщение #31


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Изображение Изображение Изображение Изображение

Глава 25. За сувенирами. Свежий лимонад. Купание в море.
Запрет на продажу спиртного.

Когда мы – в первый раз свободно и без внутреннего напряжения – пошли по улицам, в общем-то, небольшого кубинского городка, мы поняли и ощутили, что попали в другой мир.
Не в обиду и не в упрек кубинцам. Улицы были замусорены всем, что только мог выбросить кубинец из своих карманов, обрывками газет, пустыми пачками от сигарет, остатками различной упаковки. Нет, гор мусора, какие мы можем увидеть на задворках своих домов или усадеб, я там не видел. Вполне вероятно, что это было определённое «безвременье» после нескольких «фронтовых» недель.
Глаза разбегались от обилия товаров, выставленных в витринах небольших и совсем крохотных магазинчиков и ларьков. И мы с удовольствием предвкушали, что, наконец-то, что-то купим и привезем из далекой тропической страны.
Однако, при входе внутрь торгового помещения нас ожидало… полнейшее разочарование… Полки и внутренние витрины были практически пусты.
На наши, не совсем понятные вопросы, красноречивые взгляды и разведённые в недоумении руки, владелец, хозяин или продавец также несколько виновато разводил руками. А на просьбу снять и продать нам что-либо с витрины, довольно резко и отрицательно качали головами: они не могут оставить внешние, наружные витрины пустыми – их торговое заведение просто перестанет восприниматься, а, следовательно, существовать.
Купив по коробке гаванских сигар, кстати, довольно дорогих, мы собрались было уходить, но вдруг один из офицеров, капитан П., которого за глаза шутя называли «32 килограмма вместе с пистолетом», заинтересовался чем-то на прилавке. Впрочем, офицером и человеком, он был в целом, неплохим, но, к несчастью, имел красавицу-жену – блондинку с голубыми глазами, которая даже без туфель на шпильках была заметно выше его. П. подошёл к полупустому прилавку и ткнул пальцем в аккуратную небольшую коробку с изображением женских ног и надписью латинскими буквами «INTIMO».
Хозяин, нерешительно улыбаясь, отрицательно покачал головой, пытаясь что-то объяснить словами и несколько скованными жестами. Но капитан упорно настаивал, и, наконец, продавец, взяв коробку в руки, поманил за собой нашего настойчивого товарища в соседнюю комнату.
Вышли они довольно быстро. Капитан был красен, как только что вынутый из кипятка ошпаренный рак, но от намерения купить коробку с уже названной надписью не отказался. Кубинец, поискав, нашёл какой-то обрывок бумаги, завернул коробку и отдал её покупателю. Мы, пожалуй, все, слегка прыснули от смеха или чуть насмешливо заулыбались, так как из всей этой ситуации сделали вполне определённый вывод, что в коробке с надписью «INTIMO» находились и впрямь вполне женские принадлежности. В общем, то, что сейчас открыто, откровенно и навязчиво рекламируют (фактически всем нам?) на радио и по телевидению «с крылышками и без крылышек», дающих полную «гарантию от какого-либо протекания».
Спустя годы, признаюсь, что я лично нисколько ни тогда, ни сейчас не осудил и не посмеялся над такой покупкой капитана. Он действительно хотел сделать своей жене подарок… Естественно, не знаю её реакции после вручения. Возможно, и сейчас этот эпизод вызовет усмешку у некоторых читателей. Но я оценил его, можно сказать, мужской поступок.
На обратном пути мы решили остановиться у придорожного крохотного не то ларька, не то кафе. На витрине лежали разные тропические фрукты. Висело изображение аппарата для приготовления чёрного, как дёготь терпкого, вяжущего во рту кофе. На прилавке стояло приспособление из стеклянных труб небольшого диаметра с краником внизу и небольшим поршнем в верхней части.
Хозяин подал нам к миниатюрным кофейным чашечкам небольшие бокалы с водой, в которых плавало по кусочку льда. Позже мы видели, что кубинцы только с таким заказом могут буквально часами сидеть в кафе, прихлёбывая этот терпкий напиток и запивая его маленьким глотком холодной воды.
Мы попросили попить лимонада. Хозяин ловко, как фокусник, очистил несколько свежих лимонов, быстро их покрошил, положил в широкую стеклянную трубку, надавил с помощью рычага на поршень, открыл внизу краник, подставил небольшие стаканчики с водой, положил в них по крохотному кусочку льда и, улыбаясь, подал каждому из нас. Напиток оказался слегка кисловатым, но приятным и ароматным – живым свежим напитком. Мы протянули деньги, но хозяин так отчаянно замахал обеими руками, что мы поняли: не возьмёт.
Вероятно, для него это было равносильно тому, как сельские жители угощали бойцов парным молоком… Кто-то вытащил из кармана, отцепленную от офицерской фуражки, кокарду с маленькой красной звездочкой посередине. Радости кубинца не было предела. Он тут же приспособил её на самом видном месте, сказал: «Мучас грасиас» и гордо заулыбался.
Прикинув, что ехать нам ещё не близко, мы знаками показали хозяину, что хотели бы взять с собой, снова протянув ему деньги, несколько, запечатанных металлическими крышечками, бутылок с лимонадом.
Кубинец с явным сожалением и огорчением покачал головой, виновато развёл руками и долго горячо стал нам что-то объяснять. Наконец мы поняли: выпить содержимое бутылок мы можем только здесь, в кафе. Бутылки и особенно металлические крышки на вынос не продаются. У него ничего не останется на витрине...
И действительно, как мы потом заметили, нигде на Кубе: ни на улицах, ни у ларьков или кафе мы не видели ни одной валяющейся бутылки или металлических крышечек к ним. Многое, в условиях блокады со стороны США, было большим дефицитом. Тем более, что практически все предприятия на Кубе ранее принадлежали американцам. Большинство товаров и продуктов завозилось из Америки.
Кажется, я уже указывал, кубинская экономика была моноструктурной и однобокой в пользу латифундистов – владельцев полей с сахарным тростником, и принадлежавших американцам заводов по его переработке и возгонке абсолютно дешевого в условиях Кубы спирта-сырца.
При всём природном богатстве и плодородии почвы, даже тропические фрукты были только дикорастущими. А продукты и товары, условно сказать бытового потребления, завозились из Америки, в основном, из штата Флорида. И запас такого «завоза» не превышал двухнедельного объёма.
И ещё один удивительный и вначале даже поразивший нас эпизод. Не помню, в эту или другую поездку, увидев на обратном пути небольшое озеро, мы решили сделать остановку. И вдруг заметили нескольких взрослых кубинцев, с криком бегающих по прибрежным зарослям какой-то растительности и порой резко взмахивающих своим оружием и орудием труда – мачете. Наконец мы услышали нечто, похожее на победный возглас.
Беготня прекратилась, кубинцы медленно, не торопливо, но радостные и возбуждённые, вышли из зарослей на более ровное и открытое место. В руках у двоих довольных ловцов или охотников отвисали вниз головами какие-то существа-пресмыкающиеся, похожие у одного на короткую широкую и плоскую змею, а у другого – на крупную, довольно длинную, жабу.
Позже мы узнали, что это были самец и самка тритонов, из которых кубинские повара-умельцы приготавливают довольно вкусные и аппетитные блюда даже в солидных ресторанах. Поприветствовав друг друга уже привычными возгласами, мы поехали дальше.
Впрочем, и наше питание в ожидании погрузки на теплоход, не отличалось изобилием и особыми деликатесами, кроме тех, что я уже описывал в период двадцатидневной подготовки стартовых позиций к боеготовности. Правда, периодически нам давали в ограниченном количестве бананы, апельсины или плоды манго. Блокада Кубы закончилась гораздо позже.
Ещё одной проблемой была питьевая вода. Её подвозили в цистернах из неизвестных нам источников. И, не смотря на строжайший запрет не пользоваться не кипяченой водой, у многих возникли проблемы с желудками и кишечниками. Вполне возможно, что заражение происходило при пользовании не кипячёной водой во время умывания и чистки зубов или во время душевой помывки. Развёрнутый чуть в стороне палаточный лазарет был переполнен.
Крохотные, даже по кубинским меркам того времени, выданные нам деньги, разошлись быстро.
У меня их хватило на коробку сигар, пару бутылок рома, какое-то крошечное сувенирное деревянное штурвальное колесо и небольшой сувенирный на батарейках электрический фонарик с вентилятором в торце, который при вдувании воздуха через имеющиеся отверстия издавал звук негромкой сирены.
Ещё хотелось немного экзотики. Например, красивейших морских раковин. Но местная ребятня, в основном, их продававшая, раскусив, что мы обязательно хотим приобрести «караколу», упрямо твердили: «Уно комиса – уно каракола» - «Одна рубашка – одна раковина». Или: «Уно песо – уно каракола». Поскольку песо уже не было, многие поменяли свои клетчатые или личные, взятые с собой, рубашки, либо на понравившиеся раковины, либо ещё на какие-то побрякушки. А песо… - песо практически просто закончились. И мы, группа офицеров, кажется, с нами были и двое-трое солдат, решили добыть «караколы» сами.
Надо сказать, что конец ноября на Кубе, не смотря на температуру воды 20-22 градуса, сезон не купальный. Для нас же чистый песок, утрамбованный набегающими тяжёлыми волнами так, что едва оставлял следы босых ног, и небольшие, в общем-то, тёплые волны – были сплошным наслаждением. В Балтийском море мы купались при температуре воды даже в летнее время не больше 18 градусов.
Стоявшие поодаль молодые и средних лет кубинцы подбадривали нас возгласами восхищения и всё показывали пальцами на наши трусы и плавки. Дескать, почему у русских они такие короткие. Как мы заметили, кубинцы даже в воду заходили в пляжных шортах либо удлиненных, обтягивающих бёдра почти до колен не то трусах, не то панталонах.
Накупавшись вволю, мы занялись поиском раковин. Но наши пальцы и пятки ног натыкались на довольно крупных, с ладонь, плоских двустворчатых, похожих на наших речных, моллюсков, и на каких-то батоноподобных с большими ртами существ. Несколько раз все обжигались о незаметных порой в воде медуз. А пару человек умудрились наступить на морского ежа, имеющего длинные острые и довольно хрупкие иглы. Их укол весьма ощутимый и болезненный, а воткнувшуюся, например, в пятку иглу, вытащить практически было невозможно, так как она обламывалась при малейшем приложении к ней силы.
Тогда мы решили заходить и заплывать поглубже, и нырять с открытыми глазами. В результате почти каждый раздобыл большую или маленькую красивую или не очень «караколу». Вынесли их на берег и давай решать, а что же делать с ними дальше. Кто-то сказал, что кубинцы их вываривают в кипятке, но тогда поверхность покрывается трещинами.

Неожиданно к нам подбежал подросток-мулат и, попросив «русо папирьёосу», взял наши раковины, быстро повертел их в руках и, не знаю как, определил у самого основания некую точку. Затем быстрым ловким движением нанёс небольшим молоточком каждой по резкому удару, тем самым выколов внутрь кусочек раковины, а затем резкими движениями вытряхнул моллюсков на песок.
Оказывается, моллюск в раковине почти у самого её основания с «детства» прикрепляется «пяточкой» к определённому месту. И если определить это место, то можно получить такой результат, который нам продемонстрировал мулат-подросток. Раковины, естественно, получились с некоторыми изъянами. Но они у нас уже есть!
Я уже упоминал, что вынужденное безделье, после столь длительного напряжённого и довольно стрессового состояния, стало сказываться на общей дисциплине большинства – и солдат, и офицеров. Каких-либо грубых нарушений или ЧП не происходило. Но всё чаще в расположении нашего «военно-гражданского» городка стали попадаться подвыпившие солдаты, сержанты и даже офицеры. А я уже говорил, что жили мы и спали теперь в одних палатках с солдатами.
Отношение руководства Кубы к нам после отправки ракет несколько изменилось. Как нам рассказывали, Фидель даже не был поставлен в известность о результатах переговоров между Хрущёвым и Кеннеди. Но обычные жители приветствовали нас такими же радостными возгласами, были радушными и довольно часто угощали «советико амиго» бесплатной выпивкой.
Не берусь судить и тем более осуждать своих сослуживцев, тем более, что я и сам оказался в подобной ситуации. Свободное, предотъездное время и настроение, необычная, «западная» и тропическая страна, незнакомые и ранее не пробованные напитки в таких разнообразных по форме и красочному оформлению бутылках – всё это способствовало тому, что мы всё чаще стали заглядывать в маленькие кубинские кафе. Так что многие, у кого вообще закончились песо, брали с собой в качестве сувениров на родину эти, предварительно, конечно, опустошенные, диковинные емкости из-под спиртных напитков.
А происходили такие, простите за нынешнее полу жаргонное словечко, «халявные» выпивки примерно по одной схеме.
Вот как это было, кстати, и со мной.
Уже в послеобеденное время, походив с группой офицеров по жарким улицам и поглазев на всё, что было необычным и непривычным, подсчитал оставшиеся сентаво – копейки, решил зайти в небольшой бар глотнуть немного охлаждённой воды и посидеть в относительной прохладе.
Подхожу к стойке бармена, прошу стакан воды с маленьким кусочком льда… Бармен наливает мне добавочно в крошечную кофейную чашечку смолисто-чёрный, но безумно ароматный кофе. Я качаю головой, отказываюсь.
Надо сказать, что кубинцы уже давно заметили безденежье «руссо амиго». Вероятно, поэтому, рядом с чашечкой кофе и стаканом с водой появляется наполненная ромом небольшая ёмкость. Что-то среднее между нашим стаканом и стопкой – конусообразная посудинка вместимостью, как мы уже знали, семьдесят грамм.
Ещё более усиленно отрицательно качаю головой: «но, но» - «нет, нет». Бармен вытягивает в зал правую руку и показывает на кубинца средних лет испанской внешности. Тот поднимается, радостно меня приветствует и дает понять, что это его презент. Но для меня, наверное, как и для всех русских (а мы все, вне зависимости от цвета кожи и разреза глаз или формы носа, были там для кубинцев «русскими» и «советскими»), такой объём и такая посудинка были несколько непривычными.
Кубинцы обычно с таким набором, что был у меня уже на стойке бара, просиживают за столиком по полтора-два часа, что-то оживлённо друг другу рассказывая или в задумчивости дымя толстыми, золотистыми, скрученными из листьев табака сигарами. У меня же и время ограничено, и на улице ждёт машина… Поэтому прошу у бармена пустой стакан для воды выливаю туда эти семьдесят грамм – получается чуть меньше полстакана. Нерешительно кручу в руках, соображая как выпить, глотками или «залпом».
Бармен, вероятно, понимает мою нерешительность по-своему и наливает мне ещё семьдесят грамм. Подумав: «А, была - не была!», - я выливаю всё в общий стакан и, взглянув на крепость спиртного, указанного на бутылке, принимаю решение: пить «залпом».
Делаю выдох, задерживаю дыхание и удивительно легко и спокойно выливаю двойное содержимое стакана внутрь себя. Помедлив, делаю плавный вдох и очень медленный выдох. Стою. Кстати, закуски, в нашем понимании, возможно, кроме крупных ресторанов, в которых побывать мне не пришлось, в таких барах нет. Изредка подают тонкие ломтики слегка поджаренного хлеба с ещё более тонким слоем мяса. Или что-то, возможно, из тех же, уже описанных выше, тритонов. Мясное – большой дефицит. А вот почему не было рыбных блюд, не знаю. Стою. Тянусь рукой к стакану с водой. Делаю глоток и тут… весь бар, а в нём около тридцати посетителей, взрывается бурными возгласами и аплодисментами.
К стойке, а точнее ко мне, подходит сразу несколько человек, похлопывают по плечам, поднимают вверх большие пальцы правых рук и кладут деньги бармену на стойку. Бармен берёт деньги, их гораздо больше стоимости выпитого, наливает мне две «стопки» по семьдесят грамм. Я показываю ему пальцем на что-то, похожее на тонкий «диетический» бутерброд. Он подаёт его мне. Беру, нюхаю. Пахнуло хлебом и поджаренным мясцом, вроде чем-то родным, домашним… Соединяю два по семьдесят грамм в один стакан и снова, в той же последовательности, его опорожняю. Снова, не торопясь делаю небольшой глоток охлаждённой воды и начинаю медленно, очень медленно откусывать и жевать тощий бутерброд.
Бар взрывается уже не аплодисментами, а сплошным рёвом: «Руссо дринк!» Дожевав бутербродик, делаю ещё один глоток воды и начинаю осознавать, что четыре раза по семьдесят грамм – это уже около трехсот. В жару и без закуски… Отодвигаю в сторону несколько наполненных «семидесятиграммовок». Произношу: «Мучас грасиас». Добавляю: «Патриа о муэрто!» и «Венсеромос!» и, почти твёрдой походкой, выхожу из бара. Оглядываю улицу – нашей машины на условленном месте нет. Уехали ужинать…
Сохраняя равновесие и достоинство «советико компаньеро», медленно иду по узкой улочке и – о, радость! – вижу впереди небольшой скверик с аккуратными скамеечками. Выбираю крайнюю, окружённую с двух сторон какими-то деревьями с пышными кронами, прикрывающими от ещё жаркого, опускающегося за невысокие дома, солнца. И… либо уснул, либо просто вырубился.
Проснулся или очнулся я от лёгкого прикосновения к моему плечу чьей-то руки и негромких слов:
- Салют, амиго!
- Буэнос диас. – Отвечаю. Передо мной в бледно-голубой рубашке милисиано – народной милиции - стоит высокий молодой симпатичный, слегка полноватый для своих лет, кубинец испанской внешности. Он, улыбаясь, показывает рукой чуть в сторону и вверх и произносит:
- Луно…
Я смотрю вверх на почти аспидно-чёрное небо, не вижу там никакой луны и недоумённо пожимаю плечами.
- Луно. – Повторяет кубинец и показывает рукой на шарообразные плафоны, довольно ярко освещающие небольшой и ставший совсем уютным скверик.
- Луно? – показываю я на фонарь.
- Си, си…, - он ещё что-то говорит мне по-испански, но из всего сказанного, а главное из его жестов, я понимаю: уже ночь, мне вероятно, негде спать и он приглашает меня к себе домой.
- Веньямин…, - тычет он пальцем себя в грудь и потом добавляет, - Кабреро.
- Валерий. – Тычу я себя пальцем в грудь. И чувствую, что говорю с трудом – во рту и, кажется, даже там, в гортани всё пересохло. Да и идти-то, впрочем, мне сейчас просто некуда.
Поднимаюсь, слегка удивляюсь свежести головы и довольно уверенной походке…
Улица полна гуляющих и отдыхающих жителей городка. Особенно непривычно и довольно эффектно смотрятся кубинские женщины, даже те, кто уже в возрасте. Блондинки очень редки. Все умело пользуются макияжем. Любая женщина на Кубе красива! С обязательной, какой-то собственной, индивидуальной причёской, с подкрашенными, а порой, просто нарисованными чёрными бровями над глубокими тёмными глазами и ярко-алыми губами на смуглой или смугловатой коже. Почти все в тесно, буквально в облипочку, облегающих, обтягивающих женское тело платьях, кофточках, блузках, юбочках. И – обязательно! – с глубокими декольте. В платьях с длинным шлицом-разрезом от щиколотки до бедра или зауженных так, что только полшага можно ступить свободно. Либо в настолько коротких юбочках и платьицах, что… для молодого человека даже из СССР…
Вениамин понимающе смотрит на меня. Делает понятный, специфический жест. Я быстро и, вероятно, излишне ожесточённо, трясу головой. Он громко хохочет, и мы продолжаем путь к его дому. Кстати, на Кубе постоянно удивлялись целости наших зубов и тому, что мы в нашем возрасте до сих пор не женаты.
По пути замечаю женщин, сидящих у своих домиков в лёгких плетеных креслах-качалках. После изнурительной дневной жары люди выходят на улицу подышать и насладиться относительной прохладой.
Закончились освещённые центральные улицы. Недолго идём тёмной улочкой и переулком. Останавливаемся у небольшого, обитого потемневшими от времени тонкими досками, домика, крытого листьями королевской пальмы, уложенными в виде и вместо черепицы. Над серой крышей висит такая же шарообразная матовая «луно», освещающая небольшой чистый дворик и какие-то невысокие деревья с неизвестными мне плодами. Перед входом в дом просторная веранда и пара плетеных кресел.
В домике две небольших комнатки, обставленных скромно из самого необходимого в быту тропического климата: лёгкий столик, что-то похожее на тахту, тумбочка, небольшой, почти миниатюрный холодильник, шкафчик с посудой…
Мама Вениамина высокая миловидная худощавая седая женщина с бледно-смуглой кожей, выслушав его оживлённый и радостный рассказ (вероятно, о том, как он меня нашел), приветливо и тоже радостно улыбается, кивает головой. И минут через десять мы уже сидим на веранде с традиционными бананами и апельсинами. Чуть подпрыгнув, Вениамин срывает с ветки одного из деревьев несколько плодов, кладёт их в плетеную тарелочку и говорит:
- Манго.
Я рассматриваю, надкусываю и пробую крупный удлинённый зеленовато-жёлтый или бордово-алый почти круглый фрукт с мясистой плотью и крупной косточкой внутри. Вкус, в зависимости от спелости, кисло-сладкий или сладкий…
Мама приносит тонкие поджаренные лепёшечки, как мне объяснил Вениамин, из маиса и всё тот же невероятно крепкий и терпкий кофе, от пары глотков которого у меня учащённо, не менее чем в два раза, начинает колотиться сердце. Делаю глоток воды из стакана с небольшим кусочком льда. И у нас с Вениамином… начинается «беседа»… о блокаде, о США, об СССР, русских амиго, о революции, гусанос и контрас… Вениамин ходит по веранде, говорит горячо и много, отчаянно жестикулирует.
Я пытаюсь уловить среди потока слов общеизвестные английские, испанские и латинские, пытаюсь их вставлять в разговор, и, кажется, мы понимаем друг друга.
Неожиданно обнаруживаем, что уже три часа ночи. Располагаемся на жёстких кушетках и продолжаем ещё разговаривать. Однако, при выключенном свете, без взаимных красноречивых жестов, перестаём понимать друг друга…
Утром Вениамин поднял меня рано. Ему к семи идти на завод, где он, как я понял, работает слесарем-ремонтником. По пути он останавливает какого-то таксиста, что-то ему объясняет, и минут через двадцать мы оказываемся недалеко от нашего палаточного городка. Я подаю оставшиеся деньги. Таксист, пожилой негр, показывает пальцем на мой берет серого цвета (у кубинцев я видел болотного или цвета хаки) и протягивает мне довольно новую фуражку с сетчатым верхом и кожаным козырьком. Слегка помедлив, соглашаюсь на обмен. Кстати, спустя пятьдесят лет, эта фуражка таксиста, если не считать фотоплёнок и фотографий, единственный кубинский «сувенир», сохранившийся у меня до сих пор.
Мы приветливо машем друг другу руками. В нашем лагере ещё нет подъёма. Я быстро прохожу мимо понимающе улыбающегося часового в клетчатой рубашке и с автоматом Калашникова на плече. Мы говорим друг другу: «Доброе утро». Солдат чуть зевает, а я торопливо проникаю в свою палатку, проскальзываю под немного влажную простынь и засыпаю.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 21.9.2012, 19:44
Сообщение #32


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Кубаши! Продолжаю размещать следующие главы из книги, но не знаю . как поставить в начале главы 1 и 2. sad.gif blink.gif

Изображение Изображение

Глава 26. Запрет на спиртное.
В десяти шагах от Гуантанамо.
Прощай, Куба.

«Расхолаживание» дисциплины, а порою, вообще, возникновение вакуума, ощущения некой отстраненности от важных и нужных дел, не могли не быть замеченными командирами структурных воинских подразделений и вышестоящим начальством.
К нам снова зачастили уверенные в себе и жестковатые в высказываниях и требованиях, хорошо одетые и прекрасно выглядевшие «дяди в штатском». Нам объявили запрет на выход из расположения без особого разрешения. Любая экскурсия или коллективная поездка – под жёсткий контроль! Подсчёт «по головам». Нарушителей – на гауптвахту. Не знаю, где, куда, какую… Возможно, что-то было предусмотрено в расположении штаба дивизии.
При посещении баров и кафе нам, «русо амиго» перестали наливать «халявную» выпивку. Даже выпить на свои или купить на вынос бутылку коньяка или рома на ещё оставшиеся у некоторых песо стало невозможно.
Хозяева, владельцы или продавцы в барах и магазинах также радостно приветствовали наше появление. Но на просьбу налить – палец внутрь стакана или продать – жест, демонстрирующий засовывание бутылки в карман брюк, они чуть грустно и словно бы виновато улыбались в ответ. Затем, как бы растеряно, разводили руками и, повернувшись в пол-оборота, указательным пальцем правой руки начинали водить по печатному тексту листка бумаги, задерживая его на отдельных словах и полностью останавливая на последнем, точнее - на подписи ниже текста, где и без перевода мы узнавали знакомую, вероятно всё-таки, факсимиле, подпись Фиделя Кастро.
Стало ясно: Фидель запретил, не знаю уж под угрозой какого вида наказания, продавать «советико компаньеро» и «русо амиго» любой вид спиртного! Полагаю, что в тех, конкретно сложившихся условиях, это было правильное решение.
Позади были изнурительные, тревожные и даже грозные месяцы, недели, дни и ночи. После отправления на сухогрузах нашей военной техники мы ожидали теплоход для возвращения на родину личного состава. Появилось свободное время и ощущение неопределённости и ненужности.
Выход в город был практически запрещён. Но, поскольку нас почти перестали снабжать куревом и спичками, солдаты стали просить, чтобы кто-то, хоть за деньги, их приобрёл. Командир батареи Сурин отправил меня с рядовым Пономарёвым на окраину городка, где, мы знали, находится небольшой магазинчик и крохотное кафе.
Кстати, о спичках… Наши, даже те – советские, а несовременные (тонкие, кроткие, с едва заметно помазанной макушечкой) постоянно отсыревали, не смотря даже на то, что мы заворачивали коробочки по опыту охотников и рыболов в известные «резиновые изделия», и часто вообще не зажигались. Кубинские – с крупными жёлтыми головками – «фосфорос» не воспринимали влагу, зажигались в любую погоду и горели даже на ветру, так как само «тело» спички было толстым, сделанным из плотной вощеной бумаги.

Улицы маленьких городков, особенно в дневное время, обычно пустынны, а одноэтажные каменные домики с решётками на окнах изнутри задёрнуты шторами и кажутся необитаемыми. Только в середине улицы, как правило, находится бензиновая станция, бар и кафе, где сидят на тенистой веранде за бутылкой пивом с десяток местных жителей, да несколько мальчишек у дороги с любопытством глазеют на проезжающих. Редко в дневное время в тени домов, а чаще всего вечером у входа или на веранде появлялись женщины в качалках. Зачастую подобные кафе находились и на въездах в город.
Довольно быстро мы добрались до знакомого мне кафе и объяснили хозяину или бармену за стойкой, что нам надо. Тот покачал головой и дал нам понять, чтобы мы подождали. Возможно, ему с кем-то надо было согласовать разовую продажу довольно большого количества дефицитного товара.
Попросив у бармена две бутылки лимонада на временный вынос, мы с Пономарёвым уселись недалеко в тени какой-то пальмы на небольшие камни. Напиток отдавал свежим лимоном, был в меру прохладным и кисловатым. Наслаждаясь прохладой воздуха и идущего изнутри холодка, каждый думал о чём-то о своём, скорее всего – о своей девушке или о доме.
Вдруг послышались явно встревоженные крики и возгласы. Из кафе высыпало, на ходу прихватывая или поправляя оружие, человек пятнадцать разного возраста кубинцев. Все кинулись к открытому джипу, вроде наших внедорожников «ГАЗ-63» без тента начала шестидесятых годов. И обвешенная, словно встревоженными пчелами, старенькая машина довольно резво тронулась с места.
Из кафе выскочило несколько подростков и пожилых мужчин. Оживленно переговариваясь, они махали руками и указывали в сторону расположенных недалеко плантаций сахарного тростника. Мы посмотрели в указанном направлении и увидели довольно густой дым километрах в двух от нас. От подошедшего к нам, отчаянно жестикулирующего, старика-негра мы с трудом узнали, что горит тростник и что его подожгли «гусанос».
Послышались приглушённые расстоянием выстрелы. Пономарёв вопросительно посмотрел на меня. Я, спокойно улыбаясь, ответил ему:
- Сиди! Надо было с ними сразу ехать. Да, вроде бы, нам не положено. Ничего, мы посидим здесь. Вдруг сюда кто-нибудь выскочит. – Я нащупал в кармане пистолет, а Пономарёв поправил под рубашкой на выпуск штык-нож в чехле, висящий у него на солдатском ремне.
Кубинцы с некоторым удивлением смотрели на двух «советико амиго» спокойно, среди всеобщей суматохи, сидящих на камнях и негромко о чём-то разговаривающих. Уходить было неудобно и неправильно. А вдруг и в самом деле наша помощь понадобиться… Продираться же сквозь сахарный тростник пару километров к месту перестрелки было, пожалуй, глупо.
Минут через тридцать выстрелы стихли, потом послышались отдельные возбуждённые крики и вскоре из зарослей тростника в сопровождении пеших возбуждённых «милисиано» и местных жителей появился медленно движущийся джип. В его кузове сидело четыре человека: два в форме «милисиано» и два, слегка испуганных и понурых, в грязных одеждах, мулата. После того, как джип остановился возле кафе, им помогли сойти на землю. Судя по всему, это были раненные с той и с другой стороны: кто в руку, кто в ногу, один из задержанных был ранен более серьёзно – в грудь и живот, и он не был виден, пока его, громко стонущего, не подняли с пола кузова и не положили недалеко в тени деревьев.
Все засуетились. Кто-то побежал по улице, вероятно, за врачом, так как мы услышали слово «доктор». Теперь, когда возможная угроза попасть под пули, была позади, кто-то послал мальчишек за пожарными. А несколько мужчин в гражданском стали вытаскивать лопаты и мотыги.
Нас несколько удивило, что со стороны «милисиано» и местных жителей не было никаких угроз и выкриков в адрес задержанных. Пожилой негр в форме «милисиано» о чём-то негромко с ними разговаривал и изредка кивал головой, как бы подтверждая, что задержанные отвечают правильно.
Мы подошли к бармену и под его: «си, си» - «да, да» вернули ему пустые бутылки, расплатились за спички и сигареты и под дружеские похлопывания по плечам и слова: «амиго» - «друг» и «эрмано» - «брат» вышли на улицу и направились в сторону своего «городка».
- Гражданская война? – спросил меня негромко Пономарёв.
Я внимательно посмотрел на посерьёзневшего солдата.
- Нет, это скорее… уже диверсии и попытки создать нестабильность после проигранной гражданской войны.
- Почти как когда-то у нас…
- Нет, у нас не было такой поддержки. И масштабы, естественно, другие. А потому всё было жёстче и трагичнее.
Обсудив происшествие, мы поняли, что, очевидно, не без основания, нас постоянно информировали об обстрелах и попытках нападения на военную технику в других местах.

И ещё кратко о поездке к военной американской базе Гуантанамо.
Нам выделили неизвестного происхождения автобус человек на двадцать для поездки к американской базе, расположенной в провинции Гуантанамо на юге Кубы. Не помню уже, сколько нас было и кто был конкретно.
Проехав по просёлочной, слегка пылящей дороге, мы выехали на «Централь корратеро» - широкую гладкую, без трещин и ямок, протянувшуюся вдоль всего острова и заполненную разномастным, разнообразным и разнотипным транспортом.
Юркие военные джипы, тяжёлые грузовики, перевозящие овощи, фрукты и стебли сахарного тростника, несутся со скоростью не менее 100 километров в час. Во время движения по оживлённой автотрассе я снова вспомнил поездку из Гаваны в Касильду в первый день нашего пребывания на Кубе.
И дело даже не в том, что машин на дороге очень много. А в том, что на дорогах и даже на улицах городов и городков просто не было регулировщиков. И создавалось впечатление, что кубинские водители не знают или не хотят соблюдать правил дорожного движения.
За редким исключением, это были довольно изношенные, порою даже дребезжащие, легковые и грузовые автомашины, в основном, американского производства, набитые битком пассажирами, которые сидели, свесив ноги, даже в багажниках легковушек и стояли на подножках грузовиков.
Весело улыбаясь и приветствуя знакомых и не знакомых, водители обгоняли друг друга, не включая сигналов даже на поворотах. Сказывался и горячий, общительный и разговорчивый нрав кубинцев, увлечённо беседующих с пассажирами в салоне и как бы вообще не смотрящих на дорогу…
Как мы узнали позже, кубинские водители автомашин руководствовались при движении, в основном, одним правилом: «Береги правый борт», а левый каждый водитель и сам не захочет подставлять. Возможно, описанное показалось мне таковым с непривычки, после наших, довольно свободных дорог и улиц и всё-таки достаточно дисциплинированных водителей. А может быть, и действительно всё было так, как я описал… Не до того было кубинским «гаишникам», а эмоциональные от природы кубинцы были ещё и наэкзальтированы духом свободы.
Однако, ехать было далеко, жарко и душно. За окном мелькал уже ставший привычным, довольно равнинный пейзаж, изредка перемеживающийся с холмисто-гористой местностью, поросшей островками пальм и неизвестных нам деревьев. Лично я почти весь путь продремал, благо солнце светило чуть спереди сверху, а не в окно.
Часов через семь-восемь отличная асфальтовая трасса перешла в совсем прекрасную по своей абсолютно ровной, без щербинки, поверхности дорогу с заросшими ровной зеленой травой кюветами и явно культурными посадками вдоль них.
Вскоре автобус остановился у красно-белого полосатого, вероятно автоматического, шлагбаума с кубинским постом и часовым в оливковой форме вооружённых сил Кубы. Наш «гид» о чём-то переговорил с другим, вероятно, старшим военным в оливковой форме, тот кивнул головой.
Мы вышли из салона автобуса, поразмяли затекшие ноги, спины и шеи и по укоренившейся привычке, чуть отвернувшись, стали пристраиваться с противоположной стороны от дороги к колёсам автобуса. Сопровождающий нас кубинец-мулат, слегка изъяснявшийся с нами по-русски, сделал удивленный возглас, поднял вверх руку и направил её в сторону стоявшего невдалеке небольшого здания.
Мы прошли по ухоженной дорожке. Вошли внутрь, исполнили свой долг перед физиологией человеческого организма. Но… не торопились выходить наружу. В небольшом помещении, вероятно, оставшимся ещё от прежних времён было чисто, даже уютно, а главное – прохладно. Но время есть время, а мы – в экскурсионной поездке…
Впрочем, чего-то особенного нам увидеть не удалось. Вернувшись к автобусу и пройдя ещё полсотни шагов, остановились возле ещё более аккуратного и безупречного в своей окраске шлагбаума. За ним – большие ворота, кажется, с контуром герба США посередине, и довольно широкая, естественно, закрытая калитка. Нам потом рассказывали, что на американской базе раньше работали вольнонаемные кубинцы.
Мы стояли метрах в десяти от выездных ворот американской базы Гуантанамо, которыми сейчас, вероятнее всего, уже никто не пользовался или пользовались только в исключительных случаях для контакта с представителями новой революционной власти.
За тремя рядами бетонных, абсолютно белых, столбов с колючей проволокой под довольно обширным «грибком» был виден солдат в тропической форме в ВС США и пробковым шлемом на голове, спасающим от случайного попадания обжигающих солнечных лучей. Часовой, молодой статный негр, стоял ровно, слегка ослабив в коленке одну из ног и придерживая справа у высоких армейских ботинок приклад новенького карабина с примкнутым у торца ствола штык-ножом, совершенно никак не прореагировал на наше появление и явное любопытство. Вероятно, подобные «экскурсии» здесь были не в новинку.
Чуть дальше виднелись аккуратно стриженные, зелёные газоны. А в метрах двухстах белело, довольно грациозное, кажется, двух или трёх этажное здание, совершенно не похожее, по нашему восприятию, на военное, с американским флагом на высоком флагштоке и антенной непривычной конструкции. Далее просматривались какие-то здания и сооружения…
Я пожалел, что не взял с собой фотоаппарат. Помахал негру приветственно рукой. Он переступил с ноги на ногу и чуть улыбнулся. Всё. «Экскурсия» была закончена.
Позже я узнал, что военно-морская база Гуантанамо расположена в широкой глубокой бухте. На прибрежной территории построены комфортные казармы для солдат, матросов и офицеров, а также склады оружия и боеприпасов. Имеется большой аэродром, на который могут приземляться крупные реактивные самолёты. Построены подземные ангары, склады и противоатомные убежища. Есть несколько доков для ремонтов морских судов.
Мы сели в автобус и без особых происшествий и остановок, чуть опоздав к ужину, вернулись в расположение.
В пути мы стали расспрашивать нашего «гида» о том, почему же американцы до сих пор находятся на острове. Что это даже опасно… Ведь это готовый военный плацдарм для нападения на Кубу?!
Мулат тоже довольно эмоционально выражал своё возмущение и, как смог, объяснил нам, что существует некий давно заключённый договор об аренде. Кубинец несколько раз подчеркнул это слово «аренда». Горячась, объяснял, что Куба никак не может расторгнуть этот договор. Мулат чуть презрительно и неоднократно проговорил: «Мани-мани… тьфу!», выразительно пошевелил большим пальцем правой руки по прижатым вместе указательному и среднему, будто считая деньги, и эмоционально развёл руками…
И, действительно, это как-то не укладывалось в сознании.
Позже я узнал, что военно-морская американская база в Гуантанамо существует с 1903 года по договору аренды с тогдашним правительством. И что Куба получала от американцев какие-то деньги, кажется две тысячи долларов в год, от которых революционное правительство Фиделя, требующего ухода американцев с острова, отказалось как от унизительной подачки ещё в 1959 году. И мне стало понятно, что означали презрительные движения и слова нашего добровольного экскурсовода: «Мани-мани… тьфу!». До недавнего, уже нынешнего времени, и водоснабжение базы осуществлялось из водонапорной башни с Кубинской стороны. Сейчас американцы для снабжения базы водой пользуются мощными опреснительными установками.
До какого времени действует договор 1903 года я не знаю, слышал от кого-то, что он б е с с р о ч н ы й – так было задумано американцами изначально. Сегодня известно и то, что база в Гуантанамо последние десять лет используется самой «демократичной» в мире страной для содержания без суда и следствия около ста семидесяти человек, подозреваемых в терроризме. Я не буду утверждать, что они не виновны, но…
Тогда на Кубе, нас поражало и то, что при удивительно благополучном климате, по поводу которого мы шутили: «Сунь в землю вечером сухую палку, к утру она зазеленеет!», на Кубе при США имелся всего двухнедельный запас продуктов, которые завозили из Флориды. Экономика Кубы была сознательно перекошена в сторону выращивания сахарного тростника и развлекательного бизнеса для американских туристов.
Суверенная страна практически была вотчиной американских земледельцев – латифундистов и хозяев крупных горно-добывающих предприятий, заводов по переработке сахарного тростника - сентралей и туристических компаний. Некоторые, пожалуй, считали Кубу публичным домом Америки. Называли даже число профессиональных проституток – около ста тысяч на одномиллионную Гавану. Бизнес на женском теле практиковался и в мелких городах страны. Тем более, что иногда даже для замужних женщин это служило единственным источником материального существования всей семьи.
Уже после подготовки техники к отправке обратно в СССР, когда мы стали группами бывать вблизи лежащих городках, кубинцы, с которыми мы знакомились, иногда подносили указательный палец к внешнему уголку своего глаза, как бы говоря: «русо смотри», и показывали нам на женщин разных возрастов за рулём такси.
Оказывается, после революции Фидель Кастро запретил существование и деятельность публичных домов и пригрозил вынужденным «жрицам любви»: либо устраиваетесь на работу, либо высылаетесь на принадлежащие Кубе мелкие, в основном, безлюдные острова, их вокруг Кубы более тысячи.
Естественно, «жрицы» предпочли устройство на работу. Суровые меры, вплоть до уголовной ответственности, революционная власть стала применять к сутенерам и любым лицам, которые организовывали или способствовали функционированию нелегальных публичных домов или домов встреч. Которые, кстати, под различными прикрытиями действовали ещё в разных местах и в 1962 году.
Погрузка личного состава на теплоход «Грузия» ничем особым мне не запомнилась. Не было и особых экстремальных ситуаций за время семнадцати дневного перехода.
Тот же, только более спокойный, Атлантический. Редкие облёты самолётов или всплытие американских подлодок. Несколько встреч с военными и гражданскими кораблями. В обратной последовательности прошли Гибралтар, Средиземное море, Босфор. Турецкий берег проходили в серовато-дымчатом предрассветьи.

После входа в воды Чёрного моря получили разрешение, для желающих, надеть свою военную форму. Я, уже не очень опасаясь, сделал несколько общих фотоснимков на фоне надписей с названием теплохода «Грузия».



Постояли на рейде. Вошли в порт г.Одесса. Пришвартовались, уже готовые «с вещами на выход». И, кажется, в тот же день обычным пассажирским поездом, но компактно – в плацкартных «вагонах для военных» - через сутки с небольшим прибыли в сыроватую дождливо-холодную декабрьскую Прибалтику.
В общей сложности, наша командировка, не считая времени на подготовку перед, и приведения всего армейского хозяйства после неё, длилась чуть больше четырёх месяцев. Но - какие это были месяцы!
На мой взгляд, полтора месяца все мы находились в условиях, равнозначным боевым или фронтовым.

Изображение Изображение Изображение

Сообщение отредактировал Зиннатуллин Альфрид - 21.9.2012, 20:18
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 21.9.2012, 20:11
Сообщение #33


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Глава 27. Потерянный чемодан.
Два ведра фотографий (каждую ночь).

Все с вещами двинулись к выходу из вагонов. На запасном пути перрона короткая суматоха встреч с членами семей и друзьями.
Вдруг слышу громкий голос, называющий мою и ещё несколько фамилий из числа младших офицеров. Командир дивизиона капитан Алпеев, пытаясь перекричать гам высаживающихся, отдаёт распоряжение:
- Всем к вагонам с солдатами! Быстрая посадка по машинам! И – на стартовый комплекс. Распределить по казармам, накормить и проконтролировать соблюдение порядка.
- А наши вещи?
У меня с собой походный чемоданчик, вещмешок и большой фибровый чёрный чемодан с вещами и сувенирами. Библиотечка возвращается назад также в «кунге» вместе с остальной военной техникой.
- Все вещи выгрузим и доставим в офицерское общежитие.
Приказ – есть приказ. Выходим из вагонов и – к машинам. Лёгкая суматоха посадки личного состава. Знакомая бетонка. Вот и родной комплекс. Те же казармы, клуб, столовая и шумящие вокруг высокие сосны.
Через несколько дней возвращаюсь в Плунге в офицерское общежитие и нигде не нахожу своего «знаменитого» чёрного большого фибрового чемодана. А чемодан надо найти!
Во-первых, в нём «рассекречивающие» владельца и «командировку» кубинские сувениры. А во-вторых, просто жаль, даже не потраченных песо, а возможность утерять вещественную память своего пребывания в ином – и географическом, и политическом, и духовно-эмоциональном мире.
Иду в гражданской одежде на железнодорожный вокзал. Восстанавливаю номер поезда. Пишу заявление о пропаже. Дежурные по соседним станциям выясняют, где и когда, расформировали вагоны именно этого пассажирского состава и через несколько дней начальник местного вокзала сообщает мне, что названный чемодан был обнаружен проводником при сдаче вагона в Вильнюсе на верхней, третьей, багажной полке и сдан в военную комендатуру при вокзале.
Отпрашиваюсь у командира батареи. И вот я – в гражданской одежде – вхожу в комнату военного коменданта. Майор, капитан и лейтенант рассматривают моё, загорелое для «прибалта» лицо. Затем воинское удостоверение. Спрашивают для определения, хозяин ли пришёл за чемоданом, о его содержимом. Я слегка теряюсь… О чём сообщать? А главное – откуда это у меня?
- Слушай, лейтенант, - вдруг просящее произносит майор, - ну, расскажи, как там всё это было?
Я опускаюсь на стул, растеряно улыбаюсь.
- Да мы понимаем, что нельзя, но мы, - майор приложил палец к губам, - мы – никому! Был?
А что я могу ответить? Они ведь, наверняка, уже ознакомились с содержанием чемодана. Посмотрели, что в нём…
- Был.
- Расскажи…
- Не могу.
- Страшно было?
Я подумал: «Да, наверное, страшно», но вслух ответил:
- Трудно. Очень трудно.
- Лейтенант ты уж нас извини… Мы без тебя заглянули внутрь. Угости…
Я открываю чемодан. В нём полный, почти что мой при укладке, порядок. Достаю из коробки три толстых золотисто-легко-коричневых душистых сигары. Рука замирает возле бутылки с кубинским ромом. Достаю коньяк, тоже кубинский и с сожалением выкладываю на стол. Офицеры очень довольны.
- Может, посидим?
Извиняюсь, благодарю, и, перевязав чемодан поперёк багажными ремнями, ощущая весомую, но радующую тяжесть обретения, выхожу на перрон.

Конец декабря 1962 года у всех в полку был и радостным, и хлопотным, и ответственным.
Надо вновь обживаться, проверять военную технику и готовиться к заступлению на боевое дежурство. Большая часть офицеров ещё не побывала в отпусках, солдаты и сержанты, вместо положенных тогда трёх лет службы, уже «перебрали» по шесть-восемь месяцев. Их нужно демобилизовать.
Прибыло новое пополнение – без присяги, без дисциплины, без какой-либо технической подготовки. Вероятно, только чувство долга и опыт командиров и старослужащих позволили уже здесь, на месте, в кратчайшие сроки справиться с неким хаосом и ворохом проблем.
Тех, кто не был очень нужен для обучения нового пополнения или имел основания по семейным обстоятельствам, начали увольнять уже в декабре. Наше же, стартовое отделение, почти в полном составе продержали до марта-апреля.



Я до сих пор с благодарностью и гордостью вспоминаю сержантов Хромова, Алёхина, Мельниченко, Егорова, кажется – Подосёнова, ефрейторов Соколова, Перцова, Воронина, кажется –Вильчинского, рядовых Артамонова, Ирисматова, Паршикова, Залыгина, Омельченко, Пономарёва, Давыденко, Стрижакова и многих других солдат-старослужащих, которых не помню уже по фамилиям, хотя они есть на моих фотоснимках.
Благодаря своему опыту, знаниям и ответственности, они сняли с офицерских плеч множество мелких и более серьёзных вопросов и проблем. Благодаря им многие офицеры, в том числе и я, в конце декабря – в начале января по очереди смогли съездить в очередной отпуск. Но до моего убытия в отпуск произошли ещё некоторые события, о которых, мне кажется, стоит рассказать.
В суматохе дел я совсем было забыл о своём фотоаппарате и трёх заэкспонированных фотоплёнках. Но мне о них напомнили уезжающие в отпуск офицеры. Я проявил и, не смотря на почти полугодовую задержку и обычное хранение в условиях тропиков, получил вполне приличные чёрно-белые негативы на плёнке фирмы «Свема». И вот тут началось…
Каждый уезжающий хотел взять с собой «документальное» подтверждение, что он был там… Не знаю, по чьему решению и согласию меня освободили от всех служебных и общественных нагрузок, привезли кучу фотобумаги и химреактивов и попросили:
- Сиди. Печатай.
Поскольку в дневных условиях это было почти невозможно, пришлось работать по ночам. К пяти-шести утра у меня сырыми фотографиями наполнялся двухведерный таз с постоянно сменяемой водой. Потом я отсыпался пару часов и садился за сушитель-глянцеватель. Продолжалось так, вероятно, дней десять.
И вдруг в дневное – моё «законное» для отдыха время – в дверь стучится посыльной из штаба полка и передаёт приказ: срочно, «со всем, что у меня есть», прибыть в особый отдел к майору К. Почесав небритую и помятую физиономию, догадываясь о причинах, привожу себя в порядок, беру с собой комплект фотографий и плёнки…
Стучусь. Захожу. Докладываю о прибытии. Майор-особист встретил меня оценивающим взглядом.
- Это ты под Севастополем чуть было «изделие» не угрохал?
- А я полагал, что – спас? – отвечаю ему с вопросительной интонацией.
Майор оглядел меня всего: с головы - до начищенных до блеска сапог… Без слов указал на стул, достал из стола несколько фотоснимков, легонько бросил их на стол ко мне.
- Ваши?
- Мои.
- Откуда?
- Вы же знаете, откуда.
- Как вы смели и кто вам разрешил?
- Товарищ майор, нам же, когда мы уезжали, сказали, что, возможно, лет на пять…
- Да…, - протянул майор без угрозы в голосе.
- Простите, а у вас они откуда?
Майор удивлённо приподнял брови, вероятно, удивляясь либо моей наивности, либо наглости.
- Представьте себе, пьяный «дембель» перед какой-то… здесь, в Плунге героем себя выставлял. Ты понимаешь, лейтенант, чем это для тебя может обернуться?
Я встал со стула, выпрямился.
- Понимаю, товарищ майор.
- То-то… Ну-ка, давай сюда на стол чего ты там нафотографировал.
Особист долго и внимательно рассматривал не менее полусотни принесённых мною фотографий. Хмыкал. Несколько раз даже не то улыбнулся, не то усмехнулся.
- Всё?
- Почти всё.
- «Изделия» есть?
- Нет.
- Стартовые площадки есть?
- Нет.
Майор встал, прошёлся по кабинету.
- Ну и что ты прикажешь мне с тобой делать?
- Виноват.
- Виноват…, а мне отчитываться.
- Товарищ майор, да все уже знают, где мы были и откуда вернулись. Все прибыли загорелые, с сувенирами. Время отсутствия совпадает.
- Да, но… Впрочем, ладно. А вообще, - спасибо! Будет хоть что-то внукам показать, а то ведь не поверят, что дед в такой мировой передряге был. Это там, - майор поднял вверх указательный палец, - думают, что всё ещё наша «командировка» секретна. Да, была секретна и долго была, пока «изделия» под фотосъёмки американцам не подставили и чуть ли ни на весь мир в газетах распечатали.
Майор помолчал.
- А награды, скорее всего тебе не видать…
- Какой награды?
- В списке ты был по результатам командировки. Но, - майор усмехнулся, - не хватает для всех представленных.
- Ничего страшного. Надеюсь, Родина не забудет своих героев?
Майор снова усмехнулся.
- Ладно, лейтенант, иди. Только не печатай больше. Кто его знает…
Ответив: «Есть идти и не печатать!», я чётко повернулся кругом и, не отдав особисту фотоплёнок, вскоре убыл в отпуск.
Как можно заметить при чтении уже опубликованных воспоминаний других участников, фотоаппарат на Кубу брал не я один…
К сожалению, за время множества смен места дальнейшей службы и жительства, я, так или иначе растерял почти все фотоснимки того периода. А вот негативы на плёнке «Свема», как ни странно, сохранились. И теперь спустя пятьдесят лет, нынешние специалисты пообещали мне «перевести всё в цифру» и сделать качественные снимки.

Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 23.9.2012, 13:48
Сообщение #34


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Глава 28. В отпуске.
«Да ваш Павлов – это Плиев!»
Людмила.

В канун Нового 1963 года я убыл в отпуск и 31 декабря к великой радости родственников, и особенно матери, сидел дома за праздничным столом. Разговоров было много разных, радостных и грустных.
Оказывается, за четыре месяца от меня не было ни одного письма, а следовательно – и никаких известий. Информация в СМИ была дозированной и противоречивой. Естественное беспокойство все эти месяцы за меня, и любопытство за столом – «Там был?»
Улыбаюсь. Достаю сувениры, объясняю, что «никому ни-ни». Все понимающе кивают головами. Но, а дальше – обычное русское хлебосольное новогоднее застолье.
Где-то далеко за полночь уединяемся (вероятно, это он меня с собой уединил) в спаленке с дальним родственником, бывшим фронтовиком, директором детского дома Василием Ивановичем. Беседуем довольно трезвые. Он усиленно упрашивает меня выступить перед детдомовскими детьми. Я осознанно отказываюсь, пытаясь мотивировать свой отказ. В ответ Василий Иванович вдруг в сердцах произносит:
- Что ты мне: «Секретность, секретность!» Вот ты говоришь Павлов. А ваш Павлов – это генерал Армии Плиев, бывший комдив во время Отечественной войны кавалерийской кавказской «Дикой дивизии».
Вероятно, недоумение, возникшее на моём лице, не ускользнуло от взгляда директора детдома. Мы, участники тех событий, и я в том числе, и вправду эту секретную информацию узнали только годы спустя.
- Жёсткий был командир. Храбрый до лихости. Впрочем, такого туда (на Кубу) и надо было…, если бы заварушка там случилась.
Потом, чуть поостыв, он согласился, что, действительно, мне лучше не выступать. Официальная установка руководителей страны и Армии состояла в продолжении сохранения строгой секретности нашего участия в этих событиях.

Через пару дней, извинившись перед родителями, зимой на попутных (автобусы не ходили) еду за сотню километров из своего села Песчаное в Павлодар – к Людмиле.
Поскольку к основной, стержневой теме повествования это событие прямого отношения не имеет, излагаю его кратко.
…Вижу, что рада. Вижу, что я ей интересен, может быть, дальше больше. Но в серых, открытых глазах не то сомнение, не то тревога, не то – тень недоверия. Не писал пять месяцев. «Писал.» - Говорю. Не получала… Не сработала, видать, на этот раз почта «Москва-400».
Постепенно ледок-холодок некоторого сомнения и недоверия тает, но на моё предложение пойти в ЗАГС и уехать со мной к моему месту службы, Людмила отрицательно качает головой и смеётся.
- Ой, да я вас… (снова «вас»?) совсем не знаю.
Я не настаиваю, тем более, что на адрес родителей получена телеграмма, предписывающая мне возвращение в часть до окончания отпуска.
Тем не менее, контакт (пока ещё не взаимопонимание) восстановлен. Я, кажется, искренне прощён. Договариваемся о возобновлении переписки. А на прощание я говорю:
- Месяца через три приеду свататься. Пойдёшь?
- Подумаю, - улыбается Людмила, и мне становится радостно и чуть грустно. Я должен уезжать…


Глава 29. Вновь на боевом дежурстве.
Награды нас миновали…
И статус «воинов-интернационалистов» тоже.

Чуть выше я описывал сложности, возникшие после возвращения у всех и практически по всем вопросам.
Уже в первой декаде января из очередных отпусков были отозваны многие офицеры. Всем, в том числе и мне пообещали дать очередной отпуск, как только…
Если кратко, то, не смотря на все бытовые, технические и служебные неувязки и передряги и почти стопроцентное обновление рядового и сержантского состава, но при наличии ещё некоторых старослужащих, уже к середине января 1963 года мы вновь заступили на боевое дежурство по прежнему месту дислокации в городе Плунге. Я думаю, что причиной тому была сложная, в целом, международная обстановка и ситуация внутри страны.
Мне кажется, есть необходимость остановиться чуть подробнее на ряде моментом и эпизодов армейской и личной жизни того, «пост кризисного» периода.
Не знаю с чьей подачи, на очередном комсомольском собрании, вместо прежнего секретаря, убывшего на учёбу в Академию, меня избрали освобождённым секретарём комсомольской организации дивизиона, в котором находились организации трёх стартовых батарей, подразделения заправщиков и спецгруппы «головастиков».
Хлопот прибавилось. Я, как и прежде, оставался редактором стенной печати дивизиона. Много внимания уделялось формированию структурных комсомольских организаций, подготовки всего личного состава в техническом и строевом отношении, выпуску стенгазет и боевых листков, а главное – сбору материалов для стенной печати из всех подразделений. На мне же оставались организация художественной самодеятельности и выступления перед воинскими подразделениями, а так же в трудовых коллективах и школах города.
А я чувствовал какую-то личную ответственность, чуть ли ни вину, перед «старичками». Их заждались (или уже не дождались) любимые девушки и родители. Старослужащие пропустили осеннюю 1962 года возможность для поступления в ВУЗы, они позабыли многие элементарные школьные знания. Они, не жалея сил и времени, готовили «салаг». И они просто устали…
Я проехал по местным школам и, где и что смог, раздобыл вопросы, методички, учебники. В одной из школ знакомая учительница, увидев меня, воскликнула:
- Ой, какой вы загорелый! Вы же куда-то на Север уезжали?
- Почему вы так решили?
- Да здесь все знают, что вы с собой и лыжи, и меховую одежду, и даже буржуйки повезли…
Не знаю, что и отвечать. Отшучиваюсь.
- Да вот, осень там такая… Тёплая и солнечная.
Кстати, не знаю, почему и в связи с чем, но после возвращения отношения с местным населением стали более дружественными. Девушки-литовки уже не стеснялись гулять с нами по улице. Правда, иногда просили, чтобы мы были в гражданском. Появились первые совместные браки…

Через командиров батарей выделили нашим «старичкам» время и комнату для самоподготовки. Часть нагрузки повседневной воинской жизни автоматически перешла на молодое пополнение. Возникли даже некоторые трения, не переходящие в серьёзные конфликты.
«Дедовщины» и столкновений по национальному признаку, в том понимании, что мы имеем в постсоветские годы, просто не существовало.
Кажется, я уже писал выше, но с уверенностью повторю ещё раз: за семь лет службы в Советской Армии (1957-1964 гг.) я не знаю ни одного случая межнационального конфликта и проявлений «дедовщины» с избиением сослуживцев.
Наиболее распространенным тогда были конфликты и стычки между военнослужащими разных родов войск. Чаще всего с «морячками» и «стройбатовцами» или военнослужащими и местными молодыми людьми.
«Морячки», считая себя элитой, задирались первыми либо не давали спуску. Со стройбатом была ситуация посложнее. В эти строительные войска стали призывать молодых людей, ранее осуждённых за незначительные хулиганские действия или уже отсидевших за более серьёзные преступления, но у которых судимость была погашена. Мне, кажется, это была, возможно, одна из причин развития «дедовщины» в армии, так как названная категория привнесла в армейский быт элементы уголовных и тюремных взаимоотношений.
С местными, как правило, такие конфликты возникали из-за девушек на танцплощадках или после, когда солдат, курсант или молодой офицер провожал девушку до дома. Особенно, тёмными улочками или переулками…
Помню пару случаев и во время учёбы в военном училище в Перми, и позже, когда в казарму забегал кто-либо из свидетелей или участников конфликта с возгласом: «Наших бьют!»
Вероятно, какой-то первобытный инстинкт «защиты стада», в хорошем понимании этого слова, причастности к определённой сообщности и товариществу, срывали десятки, а иногда и сотни человек с табуреток и даже коек...
Последствия иногда бывали весьма неприятными для обеих сторон. Так что в длящийся конфликт приходилось вмешиваться и местной власти, и командованию войсковой части.
У нас же в 1963 году при возникновении недовольства со стороны «салаг» из-за лишнего назначения в караул или на кухню, «старички», иногда, шутя хлопнув молодого по лбу или по затылку, улыбаясь отвечали: «А ты прослужи с моё, салага».
Многие из них были поощрены командованием дивизиона и полка. К сожалению, нет их среди отмеченных правительственными наградами.
Впрочем, «награды миновали» и многих младших офицеров, бывших изначально в списках на… Не хватило, вероятно, госнаград для «низового уровня». Из числа офицеров «младшего звена» правительственные награды получили, кажется, старшие лейтенанты Эдуард Двуглавов и Валерий Ханов.


Глава 30. Странные симптомы.
«Ограничено годен… в военное время».

Как я уже отмечал, первая половина 1963 года была очень хлопотной. По своим обязанностям я бывал во всех структурных подразделениях: на собраниях, на политических и технических занятиях, в караульных помещениях, на стартовых площадках, в закрытых боксах «головастиков», где также проходило интенсивное, ускоренное обучение молодого пополнения.
Не знаю, не уверен, не имею подтверждения своим предположениям по поводу причин ухудшения моего самочувствия.
Вначале обследовался у своего дивизионного врача, затем – в стационаре полка… и четырёх месячное, без выписки, пребывание в Рижском окружном военном госпитале. А после выписки – снова неоднократные, месячные лежания в госпитале города Клайпеда.
Памятуя о своём «нормальном», а не высшем военном образовании, пишу несколько раппортов с просьбой о разрешении на поступление в военную Академию. Ответ уклончиво - отрицательный.
В общей сложности за полтора года я пробыл в стационарах около восьми месяцев. Долго лечили от каких-то кишечных паразитов. Несколько раз делали пункцию позвоночника для исследования костного мозга, а также переливание крови, в том числе и прямое… Которые, на сколько я понимаю, к кишечным заболеваниям никакого отношения не имеют. От моих ещё недавних восьмидесяти у меня осталось шестьдесят три килограмма.
Перед выпиской из госпиталя, точнее - после медицинского заключения о состоянии моего здоровья, меня пригласил к себе в кабинет мой лечащий врач и, кажется, заместитель начальника госпиталя подполковник медицинской службы Бутман, человек вежливый, грамотный и деликатный.
Между нами состоялся примерно следующий разговор.
- Ну, что ж, молодой, интересный…, за время пребывания в госпитале я убедился, что вы человек не слабохарактерный, не раскиснете. К тому же, как я заметил, у нас общее – «бутовое» начало.
- Да, говорят, бутовый камень достаточно прочный и стойкий.
- Дело в том…, - продолжал подполковник, - что вы подлежите… увольнению с заключением… «ограниченно годен в военное время». Не буду от вас скрывать, дело гораздо сложнее, чем мы предполагали. У вас несколько нехороших диагнозов…, - он помолчал, остановился прямо напротив меня. – Вы с облучением дело не имели?
- Только как освобождённый секретарь комсомольской организации во время обучения молодого пополнения для сбора материала для стенгазеты и боевых листков в спецподразделении «головастиков».
- Ну, это не много.
- Ещё… В 1954-55 годах пацанами выбегали ночью посмотреть «сияние» взрывов на полигоне в Семипалатинске… Уже взрослый бывал в тех местах.
- Возможно, возможно… Дело в том, что…, что у вас есть проблема с кровью. Это, конечно, ещё не лейкемия. Но вы должны постоянно это учитывать. Всё, что могли, мы за два года сделали. Вам, вероятно, будет назначено пенсия или пособие. – Подполковник опять помолчал. – Но всё – в ваших руках… Здоровый образ жизни, питание, умеренная физическая нагрузка, и, если уж захотите выпить, - коньячок-с. А ещё лучше – грамм по 20-30 три раза в день, ну хотя бы первые два года. Надеюсь, не скатитесь до алкоголизма.
И, уже подавая мне выписной эпикриз и заключение ОВВК, подполковник произнёс:
- Если станет хуже…, ещё до увольнения, проситесь к нам. Чем можем, поможем.
- А диагноз?
- Ну,… в общем, что можно, мы указали.
В течение 1963-1964 годов среди солдат и офицеров ходили слухи о странном заболевании нескольких старослужащих. Уже перед самым увольнением в декабре 1964 года я узнал, что в госпитале за это время скончались два солдата из нашего полка.
Чтобы не вдаваться в подробности, просто кратко опишу своё состояние. Думаю, что, в той или иной степени, оно знакомо каждому взрослому человеку.
Представьте себе нечто среднее, а точнее – совмещённое, постоянное, похожее на утреннее похмелье, лёгкую угорелость от дыма и гриппозное состояние без насморка при температуре 37 – 37, 20. Вдобавок – сильные локальные головные боли, вялость и слабость. С тех пор страдаю заболеваниями желудочно-кишечного тракта. Стали усиленно выпадать волосы… А самое неприятное происходило с глазами. Они, как бы, не слушались меня, не подчинялись мне. И я более десяти лет практически не читал книг, в газетах – одни заголовки, а телевизор «смотрел», отвернувшись в сторону. Выручало радио и слушание грампластинок, их и сейчас у меня огромное множество.
Ну, а как сложилась моя дальнейшая судьба, конечно, с явными последствиями тех лет, это уже другая история и непосредственного отношения к Кубинскому кризису не имеет. Но заболевание, полученное мною в то время, наложило отпечаток на всю мою жизнь…
К 1968 году я привёл себя немного в порядок. В это время в системе МВД остро ощущалась нехватка кадров. Поскольку я имел звание старшего лейтенанта запаса, то был направлен военкоматом на службу в эту систему.
В 1974 году, то есть через семнадцать лет после окончания средней школы, переворошив, и практически изучив, снова учебники с седьмого по десятый класс, поступил на юридический факультет КазГУ в городе Алма-Ате.
Уволен был в 1988 году так же по состоянию здоровья с должности заместителя начальника учреждения по ПВР в звании майора.
После увольнения работал собкором железнодорожной газеты «Целинная магистраль» в городе Павлодаре. А затем, после переезда в Россию, главным редактором районного радиовещания в городе Балахне Нижегородской области.
С 2006 года живу в селе Бессоновка Пензенской области.
Уже здесь, в Пензе в 2011 году, когда начал писать эту книгу и искать людей, с которыми я мог бы посоветоваться и у которых смог бы уточнить то, что не сохранила память, случайно узнал о существовании Межрегиональной общественной организации ветеранов воинов-интернационалистов «кубинцев» (МООВВИК), а так же об издании в 2004 году книги «Стратегическая операция «Анадырь», как это было».
С удивлением и удовлетворением узнал о том, что ещё 05.06.1990 года МО СССР маршал Советского Союза Язов Д.Т. приказом №220 определили и для «кубинцев» нагрудный знак «Воин-интернационалист», а Постановлениями Государственного Совета республики Куба от 26 мая1988 года №1105 и от 31 августа 1992 г. №1903 все участники защиты революционной Кубы в период Карибского кризиса 1962, года были награждены медалями «Воин-интернационалист» 1 степени.
К сожалению, многие по незнанию и не информированности, в том числе и жившие и живущие за пределами России в бывших Союзных республиках, не получили этих знаков поощрения.
Я думаю, что это упущение можно ещё исправить в 50-ую годовщину этих событий и что это не ляжет тяжёлым финансовым бременем на бюджет Российской Федерации.
Поскольку я живу сейчас в Пензенской области, считаю необходимым назвать фамилии воинов-интернационалистов «кубинцев» из числа проживающих и проживавших в Пензе и в области. Получилось так, что, когда я занялся написанием этой книги, на поиски участников кризиса и списка людей ушло более года. А собрать для общения удалось всего шесть человек…
Ни одна из организаций, в том числе областной военкомат и общественное движение ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство», не обладают данными о воинах кубинцах, проживающих в Пензенской области. Не смог я разыскать и Всероссийскую организацию МООВВИК, которой руководит (руководил?) полковник Бурлов Анатолий Михайлович… Вероятно, не лучше дело с публичным признанием «кубинцев» обстоит и в других областях России. По-моему – это не справедливо и в отношении с а м о г о Исторического события и в отношении людей, в нём участвовавших и с п а с ш и х в то время Мир от я д е р н о й катастрофы.
В последний раз о них вспоминали , кажется, в 2004-2005 году.
Привожу список ветеранов воинов-интернационалистов - «кубинцев» пензенского отделения МООВВИК, председателем которого был подполковник Козлов В.Д.: Скрипник С.А., Козлов В.Д., Козлов С.В., Тишков В.А., Андрейчук Н.И., Кулясов В.Ф., Медяков В.А., Линев А.И., Михайлов Н.И., Питенов С.Е., Сёмин В.К., Мурашкин В.П., Стародумов Ю.Ф., Анохин В.Е., Самаров А.М., Виноградов Л.М., Пимкин В.А., Евтеев Б.А., Туршков В.П., Хуснутданов Р.А., Малинов Е.Д., Бурлюков Э.К., Польщиков В.П., Григорьев П.С., Семёнов П.Ф., Евсеев К.К., Гусев А.П., Фёдоров Н.И., Тропов В.И., Столяров А.Н., Хадарин В.П., Фокин В.Н., Бочкарёв Н.Я., Кучеренко Н.Г., Синёв Н.Г., Ежков И.И., Умнов Г.М., Жданкин Г.Ф., Кошечкин И.Г., Коваленко А.Д., Бутов В.Г., Плетнёв А.П., Чигарков Е.Г.


Глава 31. Необходимость, осуществление
и результат операции «Анадырь».

В конце существования СССР, и особенно в последние два десятилетия, усиленно на всех уровнях пропагандируется мысль об авантюризме, бездумности и безответственности советских руководителей и военачальников, и особенно Н.С. Хрущёва.
Раздаются безоговорочно критические, а порою – злобные высказывания. Пишутся книги и создаются документальные и художественные фильмы о «тупоголовых» руководителях-монстрах и «империи зла» - СССР.
Я тоже жил в это время, в этой стране и при этих руководителях. Но, к сожалению, иногда складывается мнение, что я и миллионы других нормальных советских людей жили в совершенно другой стране, чем те, кто имеет сегодня доступ к публичной трибуне в печати, на ТВ и радио.
Да, мы жили совершенно в другой стране, чем те, кто зарабатывает сейчас на этой лжи и изощрённой полу-лжи солидные политические и материальные капиталы.
Но в нынешней стране, которая, пожалуй, отличается от прежней прежде всего изобилием товаров и продуктов из-за рубежа и относительной свободой слова для тех, у кого есть доступ и деньги, я тоже имею право на высказывание своего мнения и понимания того времени и конкретно – «Кризиса 1962».
Позвольте немного порассуждать и поискать некоторые аналогии в истории, в том числе и в Российской.
Все мы со школьных лет восторгаемся переходом фельдмаршала А.В. Суворова через Альпы. Ответьте сами себе, слегка заглянув хотя бы в школьные учебники и немного поразмыслив: его итальянский и швейцарский походы и переход через Альпы – это авантюра или воинская доблесть? И что делал семидесятилетний будущий генералиссимус в 1799 году в Европе и зачем он переходил Альпы с русским войском? Против кого воевал и кого (что?) защищали российские солдаты вдали от российских границ?
Они были направлены спасать, свергнутую Великой французской революцией 1789-94 гг., монархию Бурбонов.
А мы защищали народно-освободительную, а затем – социалистическую революцию на Кубе и ее суверенное право оставаться свободной!
И чем всё это закончилось для российской армии, для военной кампании и для России в то время?
Потерей около двух тысяч солдат только при вынужденном переходе через Альпы. И возвращением в Россию, так и не достигнув основной цели.
Было ли всё это авантюрой и безответственной военной и политической акцией? На мой взгляд – да. По крайней мере, со стороны императора Павла 1.
Но русские солдаты во главе с А.В. Суворовым проявили смелость, выносливость, героизм и воинскую доблесть! Вот почему мы помним, чтим, преклоняемся и гордимся военным гением А.В. Суворова и подвигом российских солдат.

И ещё. В любой исторический период, если государству грозят нападением или враг уже напал … Что должен сделать руководитель страны, подвергающейся нападению, или военачальник, если его войско вооружено копьями и стрелами, а противник мушкетами и пистолетами или у его войска сабли и пистолеты, а у противника пушки и винтовки? Он должен лишить противника его преимуществ и максимально выигрышно использовать свои виды вооружения, то есть, войти в ближний контакт и навязать свои условия боя. Что, собственно, и сделал Н.С.Хрущёв, руководители и военачальники Советского Союза в 1962 году, успешно проведя операцию «Анадырь».
Что же касается замысла, исполнения и результатов операции «Анадырь», то, на мой взгляд, даже спустя пятьдесят лет, можно утверждать, что это была достаточно продуманная, подготовленная и блестяще, достойно выполненная своевременная, а возможно, и ныне современная, военно-политическая операция.
Это был не просто «авантюрный» шахматный ход отчаявшегося игрока на «шахматной доске» под названием планета Земля. Это была военная и политическая дерзость, если хотите, - расчет на грани фола, опирающийся на строгую секретность, боеготовность, дисциплинированность и выносливость советских солдат, матросов и офицеров.
К тому же, мы ведь не просто ушли с Острова Свободы. Убрав только ракеты и устаревшие самолёты «Ил-28», мы фактически остались на Кубе не только для охраны революционных завоеваний, но и вынудили США считаться с Советским Союзом. Ведь не случайны её уступки… И до недавнего, нынешнего времени, на Кубе была советская, а затем российская военная база!
И, главное – является ли героическим, ратным подвигом и воинской доблестью скрытная транспортировка военной техники, в том числе ракет и личного состава, на расстояние 500-800 км по территории Союза, затем в течение почти двадцати дней в тропических условиях Атлантики при температуре в трюмах до 600, разгрузка боевой техники и её, опять же скрытная, переброска на 300-500 км к месту дислокации по территории Кубы?
Является ли героическим, ратным подвигом и воинской доблестью подготовка военной техники и ракет к боевому пуску в условиях около 500 жары и почти 100%-ой влажности воздуха после обильных тропических ливней, когда отказывали приборы и целые системы?
Является ли героической готовность советских солдат и офицеров принять бой с почти 100%-ой вероятностью гибели при нападении превосходящего количества всех видов войск США на Кубу?
И всё это было осуществлено без ЧП и каких-либо серьёзных негативных событий среди личного состава группы советских войск, находящихся в пути и во время пребывания на территории Кубы.
Я понимаю, что в силу своей информированности, идеологической направленности и политической ангажированности к этому событию можно относиться по-разному.
Кажется, в 2010 году посмотрел по телевидению «документальный» фильм Олега Шкловского «Как это было» (Карибский кризис 1962 года).
Почему-то автором не сообщено, в какой обстановке, в связи с чем была предпринята такая важная и серьёзная военно-политическая, стратегическая операция.
Ещё в 1948 году в журнале «Ньюсуик» была опубликована статья: «Белая звезда против красной», в которой сказано: «США не намерены вести бой по принципу «солдат на солдата». Наполеон и Гитлер допустили эту ошибку и были проглочены Россией, имевшей колоссальные людские резервы. Американские стратеги предпочитают замкнуть петлю военно-воздушных баз вокруг России и постепенно стягивать её, пока русские не задохнутся. Это означает, что с помощью комбинированных операций в воздухе, на море и на суше военные базы будут приближены к центру России, и с них будут осуществляться непрерывные воздушные налеты и ракетные атаки. Чем ближе эти базы к цели, тем интенсивнее могут вестись налеты. Тем временем авиация сбросит оружие для населения оккупированных территорий, а авиадесант поможет нанести русским удар в спину».
А в разработке для штаба сухопутных войск от 16.12.1948 года предполагалось: «война между США с их союзниками и СССР с его союзниками, видимо, начнется в 1964 году, после того, как международный конфликт из-за распространения коммунизма приведет к безвыходному положению».9
Как было известно ещё в те годы и имеет документальные подтверждения в нынешнее время, эта «авантюра» была задумана и выполнена в определённых экономических, военных и исторических обстоятельствах. Известно, что уже к 1957 году СССР был окружен военными базами США и НАТО в Италии, в Англии, Турции, Южной Корее, а также военными кораблями и подлодками, находящимися в Средиземном море, в Атлантике, Тихом океане и Северо-Западных водных пространствах, ракеты и самолёты с которых могли достичь территории Советского Союза за 10-15 минут, а мы в ответ могли нанести удар по США с подлётным временем только 30 минут.
И что соотношение ракетно-атомного оружия было в разные годы от 1:30 до 1:10 в пользу США.
В «документальном» фильме Шкловского нет ничего о том, как США не однократно, уже с 1945 года готовились к нападению на СССР.
Нет у автора ничего о вековой борьбе Кубы за независимость и особенностях победы народной революции в 1959 году, а также о противодействии США этой революции и реальной угрозе нападения с целью её разгрома в 1962 году.
Не сказано ничего о героических усилиях по выполнению замысла и задания, приложенных для осуществления переброски войск, военной техники и ракет, и приведению их в сложнейших условиях в боевую готовность на Кубе в кратчайшие сроки.
Зато автор подробнейше остановился на четырёх советских субмаринах, о которых, якобы, советское правительство не упомянуло, постаралось забыть, «можно сказать – махнуло рукой». Да, действительно, четырём советским дизельным, а не атомным, подлодкам было очень тяжело в условиях тропиков и блокировки со стороны ВМФ США.
Но ведь достоверно известно, что, оказавшейся в чрезвычайной ситуации нашей подлодке пришли на помощь корабли Северного флота и другие советские субмарины.
Далее автор фильма комментирует: «Встретили, как провинившихся». Да, возможно и так, потому что, рассчитывали на лучший результат. По Шкловскому министр обороны Р.Я. Малиновский «считал, что ходили атомные, а на самом деле – это были маломощные дизель-электрические подлодки».
Да знало советское руководство об этом! Просто для США и НАТО надо было представить так, как будто у нас, в СССР достаточно атомных подлодок и ракетно-ядерного оружия.
А дальше у Шкловского, как всегда, пошёл сильно подпорченный и густо наперченный антисоветский непонятный винегрет: и не те лодки Фиделю Кастро в Североморске показали, и с капитанами он не встретился, и так далее…
Да, возможно и не те, а аналогичные. Возможно, и не встретился. Находились в плавании, например… Но Фиделя-то зачем, тем более спустя несколько лет, нам надо было бы обманывать?
Впрочем, это дело совести каждого, кто хочет высказаться, в данном случае – по Карибскому кризису.
Да, падали в обмороки. И солдаты, перевозимые в трюмах сухогрузов; и матросы в душных и перегретых кубриках и машинных отделениях дизельных подлодок, не имеющих возможности всплыть для подзарядки и набора кислорода; и солдаты и офицеры в условиях «банных парилок», подготовившие в рекордно-короткий срок ракеты в полную боевую готовность.
Было очень, очень, очень невыносимо трудно… Но ведь выполнили поставленную задачу. А в этом – и мастерство, и героизм. Но об этом у Шкловского – умолчание. Как и о том, что ядерный шантаж и угрозы со стороны США в адрес СССР, к этому времени, длились с 1945 по 1962 год. То есть, до Карибского кризиса, в результате и после которого установился паритет – обоюдный страх перед возможным уничтожением в ракетно-ядерной войне обеих сверхдержав. А может, и всего живого на Земле…
Я уже писал выше, что мы с определённым сожалением (столько усилий было приложено!) и облегчением (всё-таки удалось избежать нападения на Кубу, неравной схватки на Кубе и глобальной катастрофы) мы буквально за 2-3 дня демонтировали свои стартовые площадки. Но, на всякий случай, были готовы к любой провокации или неожиданному нападению.
Когда производили демонтаж стартовых площадок, а затем вывозили ракеты на верхних палубах теплоходов и сухогрузов, нас контролировали с воздуха самолёты-шпионы и самолёты-разведчики берегового и морского базирования.
В начале пути по требованию командования американских военных кораблей, подходивших на расстояние визуального наблюдения, мы послушно снимали тенты и брезенты и показывали вывозимые нами ракеты. Это было обязательным условием договорённости руководителей США, СССР и ООН.
Уходили мы с Острова Свободы с определённым облегчением – ядерная катастрофа предотвращена, а также с чувством явной неудовлетворённости – нас вынудили, и мы уходим, вывозим свои ракеты. Правда, мы знали, что на Кубе оставались войска ПВО: ракеты класса земля-воздух и самолёты-истребители «МИГ-21», а также тактические ракеты с дальностью стрельбы до пятисот километров и мотострелковая дивизия. Так что Куба, в целом, была вооружена и защищена.
Да, мы вывозили наши ракеты, однако, лично меня не оставляло убеждение, что руководство США не было бы столь сговорчивым в своём обещании не нападать больше на Кубу и убрать свои ракеты из Турции (и сдержало это обещание!), если бы считало Остров беззащитным, и что операция «Анадырь» была более результативной…
И ещё. Я не встречал ни у кого подтверждения своим следующим рассуждениям. Но я делаю предположение, что часть ракет с острова не была вывезена. И сведующие структуры в США об этом знали, либо догадывались, либо предполагали. Но повторяю: у меня нет тому никаких доказательств. Только косвенные и логические размышления.
Дело в том, что когда мы находились на Кубе, мы не однократно слышали и обсуждали возможное количество доставленных ракет. Чаще всего звучала цифра 49, и не случайно же тогда родилась байка «о сорока девяти советских «карандашах» в огороде у дяди Сэма». Возможно, что это была специальная «деза» для США… Официально же признано и было вывезено 44. (В литературе попадается цифра 42 и даже 39).
Знаю точно, что в полку Сидорова был дивизион с ракетами Р-12У шахтного варианта. И, если предположить, что шахты на Кубе были готовы до завоза ракет, то для установки их в шахты достаточно было четырёх дней. И ещё, меня удивляло и удивляет, что наши «наземные» Р-12 стояли рядами практически на открытой местности, почти две недели, а прибывшие раньше – больше месяца. Словно специально для обзора и фотографирования не только с высотного самолёта-шпиона «У-2». А дальнейшее их накрытие маскировочными сетками, имитирующими лесной массив лиственного леса средней полосы России, скорее всего не скрывало, а выделяло эти стоянки.
Далее – слишком уж быстро и почти безоговорочно (только под честное слово об уступках со стороны Джона Кеннеди) Хрущёв согласился на демонтаж и вывоз ракет Р-12 «наземного» варианта. Я уже не говорю о беспрецедентном, достаточно унизительном досмотре ракет, вывозимых на верхних палубах сухогрузов и теплоходов.
Так почему же США всё-таки не решились на потопление советских судов, следовавших на Кубу в период блокады, на бомбардировку острова Свободы, высадку десанта… и развязывание третьей, наверняка, ядерной войны?
Ведь для этого, как теперь известно, на базах во Флориде было сконцентрировано около двухсот пятидесяти тысяч военнослужащих, и это без учёта тех, кто был отмобилизован в ВМФ США в кубинской прибрежной зоне и за пределами Америки вокруг СССР.
На мой взгляд, прежде всего потому, что при этом могла бы погибнуть большая часть советских военнослужащих на Кубе, а это – война с Советским Союзом, вероятно, ядерная.
Кроме того, американцам пришлось бы уничтожить и половину кубинцев, так как вооружено было практически всё взрослое население. Но… при этом погибло бы и огромное количество американских военнослужащих, а в случае ответного ядерного удара и американского населения.
Реальная опасность и неуверенность, а вдруг советские ракетчики успеют осуществить пуск хотя бы нескольких ракет до их уничтожения, плюс советские подлодки в прибрежных водах США тоже с ядерным оружием на борту, да и с территории СССР был возможен пуск ракет стратегического назначения дальнего радиуса действия… Президент Джон Кеннеди не мог допустить нескольких Хиросим на территории США!
И опять о моём предположении относительно ракет шахтного варианта, на мой взгляд, не вывезенных с острова в 1962 году. Возможно, руководство США имело о них некоторую информацию или то же могло предположить подобное, тем более, что американские военные уже эксплуатировали у себя «шахтный» вариант. Фидель Кастро наотрез отказался от инспектирования территории Кубы, даже под эгидой ООН, и хоть прямых доказательств не было, эта версия могла стать важной для того, чтобы Кеннеди сдержал слово о ненападении на Кубу.
Официально боевые шахтные комплексы для ракет Р-12У были построены к 1 января 1963 года в городе Плунге, то есть уже к нашему возвращению.
Однако, как теперь уже известно, первые испытания шахтного варианта были проведены в 1959 году, а в Плунге они заступили на дежурство в начале января 1963 года, примерно через месяц после возвращения нас из командировки.
Так почему же их нельзя было, уже опробованные на полигонах, завезти и установить на Кубе в 1962 году?
Я понимаю, что это моё предположение опять «очерняет» советских и кубинских руководителей. А может, если моё предположение верно, говорит о правильном расчёте в интересах создания так необходимого нам тогда паритета? И для подстраховки «слова» Кеннеди? Ведь руководство США то же могло сделать такое «предположение», опираясь на информацию полковника Пеньковского и другие разведданные. ( Кстати, во время встречи с ветеранами группы советских военных специалистов на Кубе, служивших на Острове свободы после нашего убытия, я узнал, что они не только видели, но и располагались в этих шахтах… Что, впрочем, не подтверждает наличие именно ракет в этих шахтах).
И ещё раз относительно «авантюризма» с Кубой, ракетами и балансирования на грани ракетно-ядерной войны.
Лично я уверен, что именно эти «кризисные события» вынудили США осознать «обоюдно равный страх», признать существование реальной силы другой «сверхдержавы», - признать паритет.
Многие, особенно после развала СССР, задают вопрос: А был ли смысл защищать социалистическую революцию на Кубе и рисковать миром на Земле, блефовать на грани фола, на грани в о з м о ж н о й ядерной войны?
Во-первых, я на этот вопрос ответил самим написанием этой книги. Во-вторых, не мог Советский Союз переде лицом мировой общественности и стран социалистического лагеря поступить по - другому. В-третьих, а сколько раз США ставили мир и непосредственно Советский Союз перед угрозой и м е н н н о я д е р н о й войны? И почему Америке всегда можно вести себя так, как она считает нужным в своих интересах, а другим странам, в то числе и Советскому Союзу, нельзя? И так ли уж дорого обошлась для СССР и других миролюбивых стран вся эта «авантюра», если сравнить с её последствиями, с выигрышем в мировой политической обстановке после признания паритета между США и СССР?
После Карибского кризиса Фидель Кастро откровенно признавал: «Если бы не было Советского Союза, империалисты не поколе.бись бы совершить прямое нападение на нашу страну. Именно мощь Советского Союза сдержала империалистическую агрессию против нашего Отечества».13
Вот что по этому поводу сказал сам «главный обвиняемый» по этому «делу» Н.С.Хрущёв: «Правительства капиталистических стран всё оценивают в долларах. Так, если рассмотреть в долларах, то это очень выгодная операция. Мы понесли затраты только на транспортировку военной техники и нескольких тысяч наших солдат. Вот стоимость гарантий независимости Кубы. Мы не пролили крови ни своей, ни чужой. Мы не допустили войны. Мы не допустили разрушений, отравления атмосферы. Я горжусь этим»13.
И это спасло в те годы Мир от повторных применений атомного оружия одной «сверхдержавой» - одной и всесильной! – самой «демократичной, миролюбивой и миротворческой» страной – Соединенными Штатами Америки.
Я считаю, что достигнутый тогда в результате сложных переговоров паритет – это и была основная победа Н.С. Хрущёва и Советского Союза в тот исторический период противостояния США и СССР - двух идеологических систем.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 25.9.2012, 17:46
Сообщение #35


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Изображение Изображение Изображение

Глава 32. Кто правит…? И как делают «погоду» в мире?
В своём повествовании я уже неоднократно касался роли США в новой и новейшей истории Мира. Роли далеко ни благородной, ни демократичной, ни справедливой…
Не надеясь на память и учитывая появление новой информации, я заглянул в «информационные источники», уточнил и систематизировал события, документы и факты недавней и новейшей истории.
Давайте проследим это по ряду источников, с авторами которых я почти полностью согласен и поэтому цитирую их целыми «блоками».
Итак, путь и способы становления Соединённых Штатов Америки в качестве самой «справедливой, демократичной и великой» державы в Мире…
Юрий Емельянов в своей книге «США – империя зла, кровавая летопись военных преступлений» пишет следующее.
«Открытие Америки вызвало колоссальные потрясения в экономике Европы. Позже К.Маркс и Ф. Энгельс писали в «Манифесте Коммунистической партии»: «Открытие Америки и морского пути вокруг Африки создало для поднимающейся буржуазии новое поле деятельности. Ост-индский и китайский рынки, колонизация Америки, обмен с колониями, увеличение количества средств обмена и товаров вообще дали неслыханный до тех пор толчок торговле, мореплаванию, промышленности и тем самым вызвали в распадавшемся феодальном обществе быстрое развитие революционного элемента».
Этим революционным элементом стала буржуазия, формировавшаяся с глубокой древности. Именно древнейшие торговые и финансовые кланы, издавна контролировавшие морские торговые пути, теперь брали под свой контроль трансокеанскую торговлю.
Вместе с международной еврейской буржуазией трансатлантические пути осваивали и представители христианской буржуазии различных конфессий — протестантской и католической. При этом христианская мораль католиков легко приносилась в жертву, когда речь шла о прибыли, а новая протестантская мораль, возводившая погоню за прибылью в культ, оправдывала любые жертвы в ходе этой погони.
Карл Маркс в «Капитале» привёл слова неизвестного автора из журнала «Квотерли ревью», процитированные Дж. Даннинтаном в книге «Профсоюзы и забастовки» (1860 г.)
Объясняя природу капиталистических производственных отношений, а заодно зависимость между нормой капиталистической прибыли и человечностью, автор писал: «Капитал избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это еще не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком малой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение; при 20 процентах он становится оживленным, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает ногами все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Доказательство: контрабанда и торговля рабами». (Впоследствии эта цитата стала приписываться Марксу.)
Смелость и отвага первооткрывателей Нового Света, их решительный отказ от устаревших представлений о мире, желание перестроить общество на рациональных основах убеждали их в своем превосходстве над другими народами. Они не замечали, что провозглашаемые ими христианские добродетели на деле прикрывают их алчность и жестокость по отношению к людям иной расы, национальности, культуры. Эти противоречивые качества были во многом характерны и для тех, кто оседал на американских землях.»11
Далее Е.Емельянов рассуждает о «святости» американских церковных «отцов».
Большинство современных американцев являются потомками англичан. Как подчеркивал американский историк Уильям Фостер, «англичане были в те времена первоклассными пиратами и первоклассными работорговцами… Когда Англия… занялась грабежом Америки, она стала действовать подлинно людоедскими методами, типичными для капитализма на заре его юности — отнимать у Испании плоды ее «трудов», используя для этого в качестве главного оружия морской разбой.
Подсчитано, что в царствование королевы Елизаветы английские пираты принесли своей стране доход в 12 миллионов фунтов стерлингов — огромная сумма по тем временам. Английский пиратский флот, действовавший в Карибском море, послужил основой военно-морского флота Великобритании. Во время своих набегов пираты захватили многие Вест-Индские острова — Багамские, Барбадос, Ямайку и другие — и использовали их как базы для своих набегов».
Новый американский народ рождался под воздействием тех перемен в мире, которыми была отмечена эпоха Великих Открытий. В Америку прибывали те, кто был энергичен, смел и отважен, кто не робел перед океанской стихией и перед трудностями освоения неизведанных краев. Из Западной Европы в Америку приезжали те, кто тяготился сложившимися там порядками, те, кто в погоне за прибылью искал новых решений в организации жизни на новых землях, не считаясь с традиционной моралью и даже с человечностью. Среди них было немало людей, преступавших законы общества и отсидевших тюремные сроки. Из Европы в Америку уезжали также сторонники новых религиозных течений, для которых было характерно неприятие былых норм католической церкви и уверенность, что они сами могут истолковывать библейские тексты. Они были склонны видеть в Америке ветхозаветную Землю обетованную.
Основателями одной из колоний английских поселенцев в Америке стали пуритане, являвшиеся английскими кальвинистами. Учение Кальвина отличалось среди прочих протестантских направлений крайней нетерпимостью к своим противникам, а также мелочным и придирчивым надзором за поведением паствы. Кальвин учил, что с «еретиками» надо расправляться мечом. По его настоянию был сожжен выдающийся ученый Сервет, казнены многие другие люди, обвиненные в ересях. Кальвинстов отличали бесстрашие, упорство в достижении своих целей, трудолюбие, расчетливость, переходящая в скопидомство, уверенность в своей «предызбранности» и «непогрешимости», поклонение богатству и презрение к бедным.
Последние принципы, характерные для кальвинизма, представляли собой решительный разрыв с основными положениями христианства, отвергавшего «избранность» богатых и презрение к бедным. Чтобы объяснить это противоречие, на одном из кальвинистских форумов в 1609 году был принят следующий догмат: «Хотя и говорят, что Бог послал сына для того, чтобы искупить грехи рода человеческого, но не такова была его цель: он хотел спасти от гибели лишь немногих».
Жесткий догматизм и нетерпимость пуританства отражали их претензию на собственную исключительность, превосходство над другими людьми, а также эгоистическую требовательность по отношению к окружающему миру».11
Весьма любопытны и поучительны его рассуждения по поводу широко известной поговорки «Хороший индеец — это мертвый индеец».
«Выстояв перед лицом голода и укрепившись на новой земле, колонисты стали расширять свои владения и селиться там, где им хотелось, не считаясь с древними племенными обычаями индейцев. Слезкин писал, что под натиском колонистов «индейцы отступали в глубь страны, на места, менее удобные для ведения привычного им хозяйства и образа жизни. По неписаным, но твердым законам аборигенов каждое племя имело свой точно определенный регион оседлости и миграции, где его члены занимались земледелием, охотой и рыболовством. За пределами этого региона обитало другое племя, защищавшее свою землю. Таким образом, индейцы, отступавшие от англичан, независимо от своего желания, провоцировали и так нередкие межплеменные войны».
Фактически первые колонисты своими захватами земель вызвали цепную реакцию разрушения в мире, в котором до их прихода границы племен были нерушимы в течение многих веков.
В ответ на резню 22 марта 1622 года началась настоящая война по истреблению индейцев. Английский историк У. Робертсон писал: «Все мужчины взялись за оружие. Кровавая война против индейцев началась. Все были проникнуты стремлением уничтожить всю расу, не считаясь с возрастом. Поведение испанцев в южных частях Америки было открыто принято в качестве образца для подражания; и, подобно испанцам, невзирая на принципы веры, чести и гуманности, которые регулируют враждебные действия между цивилизованными нациями и умеряют ярость, англичане считали допустимыми все, что угодно, для достижения своей цели». После этого произошло то, что историк Беверли назвал «тотальным истреблением индейцев» под «удобным предлогом».
Оценивая происшедшие события, капитан Джон Смит, которого до сих пор считают образцом дружелюбного отношения к индейцам, писал: «Если раньше мы кол######ись очищать землю от густого леса, который и им-то не был особенно нужен, то теперь мы можем захватывать их собственные обработанные поля и дома, которые находятся в лучших местах страны.
Кроме того, оленей, индюшек и другой дичи станет гораздо больше, если мы изгоним дикарей из страны… Кроме того, их легче будет цивилизовать, завоевав, чем мирным путем». Смит рекомендовал англичанам, по примеру испанцев, заставить индейцев выполнять «самую тяжелую работу, сделать их рабами», а самим жить, «пользуясь плодами их труда».11
Согласитесь, что такое поведение и отношение к другим- коренным народам - могут себе позволить только «высоконравственные и благородные, избранные» люди и т а к у ю политику может проводить только «демократичное» и «справедливое» государство?
«У. Фостер писал: «Белые колонисты превосходили индейцев жестокостью; они поголовно вырезали все мирное население — мужчин, женщин и детей; пытали пленных, сжигали их на кострах, скальпировали». Политика истребления местного населения исходила из принципа, который впоследствии сформулировал американский генерал Фил Шеридан: «Хороший индеец — это мертвый индеец».
Власти Пенсильвании платили 130 испанских долларов за скальп мужчины старше 12 лет и 50 долларов за скальп индианки.
Как отмечал Л.Ю. Слезкин, несмотря на жестокий террор, «индейцев не удалось сделать рабами, как рекомендовал Смит. Они сопротивлялись порабощению и не могли жить в неволе, быстро погибая, лишенные свободы». Тогда колонисты стали завозить в Америку африканских рабов.
Алчное предпринимательство сочеталось в новых колониях с суровой религиозностью. В колонии Массачусетс был введен закон, по которому человек, отрицавший существование Святой Троицы, подлежал смертной казни. В городе Салеме (штат Массачусетс) в 1691–1692 гг. состоялся процесс, повлекший за собой казнь девятнадцати женщин по обвинению в колдовстве и сношениях с дьяволом. Позже эта история была описана в пьесе Артура Миллера «Салемские колдуньи».
При этом пуритане свято верили в свою миссию: переделать людей и окружающую землю по своему образу и подобию. Артур Миллер писал: «Они верили, что в их руках находится свеча, которая осветит мир. Мы унаследовали эту веру, которая нам помогла и в то же время нанесла нам вред... Их Утопия неизбежно должна была найти воплощение в монолитном теократическом государстве, где власть находилась бы в руках аристократии — избранников Божьих».
Однако самим создателям теократии предпринимаемое ими представлялось совсем в другом свете — для них это было попыткой претворить в жизнь грезившуюся им Утопию и создать на «Земле обетованной» самый совершенный на свете общественный строй».
Отстаивая свои чисто меркантильные интересы, английские колонисты объясняли свою беспощадную эксплуатацию природы и негритянских рабов, истребление индейцев требованиями строя, отвечавшего букве и духу Ветхого Завета. Этими же идеями они руководствовались и в борьбе со своими конкурентами по захвату американских земель.
По мере того, как граница колоний откатывалась на запад, колонисты покоряли и истребляли индейские племена. В своем романе «Последняя граница» Говард Фаст писал: «То, что мы называли «границей», было подобно гребню волны, когда надвигается прилив… На краю этой волны всегда находились индейцы, люди, сражавшиеся за свои дома и свой образ жизни».
Частые войны с другими колониальными державами, непрекращающиеся столкновения с индейцами создали в колониях обстановку постоянного вооруженного конфликта или ожидания такового.11
«В 1765 году было основано общество «Сыны свободы». Эта организация быстро разрослась и начала вести широкую агитацию против англичан».
Как и в Европе, в США среди верхов общества распространялось масонство. Провозглашая своей задачей борьбу за идеалы свободы, равенства и братства, масоны привлекали в свои ряды немало людей, стремившихся к улучшению жизни людей. В XVIII веке среди масонов были выдающиеся ученые, писатели, композиторы, искренне желавшие совершенствования мира. Нет сомнения в том, что борьба против английского колониального режима отвечала чаяниям многих американцев. В то же время руководители масонов в Америке, как и в других странах мира, скрывали подлинные цели своей деятельности в различных странах. На деле главной целью тайной и широко разветвленной организации являлась борьба за захват власти «вольными каменщиками», среди которых все большую роль играли верхи быстро растущего буржуазного класса.
В 60–70-х годах XVIII века в США было создано несколько масонских лож. В 1731 году в масоны был принят Б. Франклин, выдающийся ученый, который внес большой вклад в развитие естественных наук и системы образования в США. Будучи убежденным сторонником буржуазных ценностей, Франклин противопоставлял феодальным ценностям индивидуалистическую буржуазную мораль. С течением времени Франклин стал идейным вождем американской революции. В 1751 году масоном стал майор королевской армии, плантатор и рабовладелец, будущий главнокомандующий революционных сил Америки Джордж Вашингтон. Масоном был и руководитель «Сынов свободы» Сэмуэль Адаме. Как подчеркивалось в «Истории масонства», «члены масонских лож принимали в американской революции самое деятельное участие. Достаточно сказать, что почти весь командный состав американской армии, начиная с главнокомандующего и кончая высшими офицерскими чинами, принадлежал к числу масонов. Масонами были также почти все выдающиеся политики того времени».
Идеология масонов с их претензиями на роль «избранных» для создания совершенного человеческого общества стала определять действия и риторику руководителей Америки. Законспирированность масонских лож благоприятствовала подготовке восстания против английского колониального режима.
Хотя, в конечном счете, восставшие выступили за свержение власти английского монарха, было очевидно, что революция в Америке не носила столь радикального характера, как французская, начавшаяся в 1789 году. В отличие от революционной Франции, где были уничтожены феодальные порядки, руководители революционных сил в Америке не стали освобождать своих рабов и делить крупные плантации. Если бедные и угнетенные классы Франции стали активными участниками всенародной революции, то в Америке социальные низы не играли активной роли в революционных событиях.
По оценке будущего президента США Джона Адамса, треть населения была против революции, треть — за революцию и треть соблюдали нейтралитет.
Тем ни менее, 4 июля 1776 года собравшиеся в Филадельфии представители 13 восставших колоний (Нью-Гэмпшир, Массачусетс, Род-Айленд, Коннектикут, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания, Делавэр, Мэриленд, Вирджиния, Северная Каролина, Южная Каролина, Джорджия) в своей Декларации провозгласили независимость «Соединенных Штатов Америки». Автором Декларации стал Томас Джефферсон, убежденный сторонник идей буржуазной революции. В «Декларации» провозглашалось: «Мы считаем очевидными следующие истины, что все люди сотворены равными, что они одарены своим создателем известными неотчуждаемыми правами». (Обратите внимание - в с е -, а не только «и з б р а н н ы е» В.Б.)
Как подчеркивалось в «Истории масонства», «большинство народных представителей, подписавшихся под Декларацией Независимости в 1776 г. и под Союзной Конституцией 1787 г., были масонами». В то же время почти все, подписавшие Декларацию Независимости, были представителями социальных верхов американских колоний. Уильям Фостер писал: «Из 56 подписей под этим документом 28 принадлежали адвокатам, 13 — купцам, 8 — плантаторам и 7 — представителям различных свободных профессий. Следует отметить, что многие адвокаты были одновременно купцами или плантаторами или же непосредственными их представителями. Среди подписавших декларацию не было представителей подавляющего большинства населения колоний — ни мелких фермеров, ни рабочих, ни женщин, ни негров, ни индейцев». Таким образом, основополагающий документ США, на который до сих пор принято ссылаться как на символ американской демократии, был подписан исключительно представителями высших слоев населения страны и членами иерархической масонской организации. (Выделено мною В.Б.).
Торжественные слова «Декларации» о «неотчуждаемых правах» «всех людей» фактически не распространились на тех, кто в наибольшей степени страдал от угнетения и геноцида, проводившегося колонистами, — негров и индейцев. По этой причине они в большинстве своем отказались поддерживать «независимость Америки»
На деле на исход войны повлияли не действия американской армии, а их заокеанских союзников.
В отличие от революционной Франции, против которой было создано несколько международных коалиций практически всех крупных европейских держав, в отличие от советской России XX века, против которой были направлены армии интервентов полутора десятков стран мира, революционная Америка парадоксальным образом получила поддержку ведущих стран феодальной Европы. Это было вызвано тем, что эти страны видели в восстании колоний не столько революцию против феодальных порядков, сколько удар по их могущественному конкуренту — Великобритании. Кроме того, Франция, Нидерланды и Испания рассчитывали на то, что крушение колониального режима в Америке откроет им дорогу на обширный североамериканский рынок.
Весной 1780 года английские войска под командованием Клинтона осадили Чарльстон. Однако в середине 1780 года внимание участников разраставшейся войны было неожиданно отвлечено от Америки и сосредоточилось на событиях в столице Великобритании».11
Весьма интересны, познавательны и поучительны информация и рассуждения Е.Емельянова по поводу «…первых цветных революций, организованных американцами».
«Ныне события, случившиеся в Лондоне в июне 1780 года, покрыты мраком забвения. Английский историк X. Баттерфилд писал: «Многие люди не представляют себе, что в период от 1780 года и вплоть до войны, начавшейся в 1939 году, трудно найти пример европейской столицы, в которой совершались бы подобные сцены, как во времена бунта Гордона».
Вряд ли приемы политической борьбы, которые с успехом применяли американские масоны, были их изобретением. С 1736 года в Шотландии существовали масонские ложи, в которых состояли практически все видные деятели этого края.
Между тем в Шотландии, как писал Р. Блэк, «то, что начиналось как собрание группы джентльменов… превратилось в хорошо организованный центральный комитет, который вел свою агитацию через церковные, государственные и частные организации». Протестовавший против этой кампании протестантский викарий Джордж Хей говорил, что ее организаторы стремились «изобразить католиков одиозными врагами общества, недостойными благостного отношения со стороны правительства».
Историкам не известно, почему лорд дерзко поддерживал «американских бунтовщиков», кто помог ему стать во главе бурно растущей экстремистской организации, кто финансировал «Союз протестантов», печатание миллионов экземпляров брошюр, листовок и иных материалов этой организации, производство синих форменных кокард для его членов, синих флагов и прочее. (В.Б.). Но огромное влияние масонства в Великобритании, особенно на шотландскую аристократию, связи масонов с богатейшими кругами буржуазии различных стран, а также связь масонов Шотландии и США очевидны для всех историков.
В пятницу 2 июня на лондонском поле Святого Георгия собралось 60 тысяч членов «Союза». Все они имели на шляпах синие кокарды. Ссылаясь на очевидцев, Диккенс так описал это собрание: «Собралось несметное множество людей со знаменами различного вида и размеров, но одного цвета — синего, как и кокарды. Одни отряды в боевом порядке маршировали взад и вперед, другие стояли, построившись в каре или шеренги. Большинство маршировавших и стоявших на месте пели гимны или псалмы».
Вскоре собравшиеся двинулись к парламенту. Кареты, в которых члены парламента прибывали к зданию палат, встретила агрессивная толпа, ревевшая: «Нет папству!» На крыше Уайтхолла расположились люди с синими знаменами, которые подавали толпе сигналы: каких парламентариев приветствовать, а каких освистывать. Те, кого по сигналам сверху следовало подвергнуть обструкции, вынуждены были вытерпеть и физическое насилие.
Радостно приветствуемый своими сторонниками, в палату общин вошел лорд Гордон, приготовившись зачитать петицию. Свиток с 100 тысячами подписей был торжественно внесен в зал заседаний. Вслед за своим вождем члены «Союза протестантов» проникли в палату общин и встали за дверьми, ведущими в зал.
А тем временем в Лондоне начались погромы католических церквей. Поскольку после закрытия в 1648 году в Англии всех помещений для католических богослужений таковые сохранились лишь при иностранных посольствах, первые погромы были совершены против церквей Сардинского королевства и Баварии. Заодно громили и посольские дома. Во время этих бесчинств лондонская полиция бездействовала.
Такая позиция властей лишь вдохновила погромщиков. 3 и 4 июня погромам были подвергнуты и частные дома католиков, а заодно и тех протестантов, которые не поспешили прикрепить синие кокарды к своим шляпам. Погромы сопровождались грабежами и поджогами зданий, чтобы замести следы преступлений.
Вечером 6 июня положение обострилось. Когда лондонский судья Хайд попытался запугать бунтарей, зачитав закон о мятеже и отдав приказ кавалерии разогнать толпу, в ответ толпа пошла громить дом Хайда. В считанные минуты дом судьи был разгромлен. Солдат, которые прибыли для усмирения погромщиков, толпа прогнала, а затем двинулась к Ньюгейтской тюрьме. Заключенные в ней преступники были освобождены, а тюрьма была подвергнута полному разгрому.
Однако, несмотря на все эти проявления неконтролируемого буйства людской стихии, есть немало свидетельств того, что часть погромщиков действовала не импульсивно, а подчиняясь жестким командам. Архиепископ Йоркский позже писал: «Ни одна толпа не действовала без известного числа хорошо одетых людей, которые ими руководили. Под обломками разрушенного дома, в котором они скрывались от военных, были найдены тела двоих. У одного из них на рубашке был большой бриллиант, другой был хорошо одет и в его кармане был обнаружен план Лондона».
7 июня организаторы мятежа приняли решение установить контроль над страной. В биографии Гордона его секретарь Роберт Ватсон писал: «Предполагалось, что тот, кто господствует над Государственным банком и Тауэром, скоро станет хозяином Сити, а кто является хозяином Сити — быстро станет хозяином Великобритании».
С восьмого июня правительственные войска стали теснить мятежников, а к десятому июня мятеж был подавлен. В ходе подавления мятежа было убито и скончалось от ран 285 человек, 135 было арестовано. Из арестованных 59 были осуждены, при этом 21 человек был казнён. Вскоре после подавления мятежа англичанами был взят Чарльстон.
В то же время хаос в Лондоне, погромы, грабежи и пожары, разгул уголовников не позволили многим наблюдателям увидеть тщательно продуманную организацию, скрывавшуюся за кажущейся стихийностью бунта. В ходе расследования обстоятельств мятежа Генеральный прокурор Великобритании лорд Мэнсфилд утверждал: «Действия толпы диктовались зловещими планами наших закоренелых врагов… Происшедшие бунты были частью тщательно разработанного плана захвата власти в стране». Многие видные государственные деятели Великобритании были убеждены в том, что за спиной лорда Гордона стояли зарубежные силы. Адвокат Бэтт утверждал: «Я считаю, что в основе всего — действия американского правительства и измена англичан, а религия является лишь предлогом для этого». Судья Л. Бэррингтон писал 12 июня: «Говорят, что в большинстве случаев мятежников было немного. Это — правда, но не вся правда. Самыми активными были парни, подготовленные людьми доктора Франклина для дьявольской практики поджогов».
Секретарь лорда Гордона Роберт Ватсон в своей книге «Жизнь Гордона» писал: «Мало событий в британской истории, которые возбудили бы больше внимания, чем бунты 1780 года, и, возможно, ни одно из них не покрыто таким мраком». Сам Ватсон ничего не сделал для того, чтобы развеять этот мрак. Вероятно, раскрытие тайн могло бы так сильно ударить по авторитету английских правящих кругов, допустивших измену национальных интересов, что власть имущие постарались замять расследование».
Внезапное появление на политической сцене «Союза протестантов» и многие стороны мятежа 1780 года остаются нераскрытыми тайнами истории. Вероятно, что те силы, которые постарались скрыть эти тайны и отвлечь внимание от них, стремились утаить не только имена, названия финансовых центров, тайных сообществ и целых стран, стоявших за спинами лондонских мятежников, но и методы организации государственных переворотов, которые затем они так активно использовали в последующее время».11
Не правда ли – знакомая, до боли узнаваемая ситуация, создаваемая во многих странах в настоящий исторический период?
«События 1780 года показали важность массовой пропаганды с помощью печатного и устного слова для захвата власти. Они продемонстрировали возможность с помощью такой пропаганды возбуждать ненависть к определенной группе населения (в данном случае — ненависть к католикам). Была опробована и произвольная интерпретация давней истории для возбуждения масс. Опыт мятежа Гордона научил его организаторов методам управления политическим движением, быстрой смене лозунгов и тактики (например, переходу от пения псалмов к атаке против членов парламента, а затем к захвату правительственных зданий).
На деле мятеж лорда Гордона не был народной революцией, а имитацией таковой с целью государственного переворота. В то же время вряд ли можно сомневаться в том, что уроки 1780 года были взяты на вооружение через 9 лет в ходе французской революции, являвшейся следствием глубокого общественного кризиса и всенародного недовольства существовавшим строем. …Пристальное внимание к событиям 1780 года раскрывает роль США и их масонских руководителей в экспорте буржуазных революций за пределы Америки. Совершенно очевидно, что цветные революции начала ХХ1, которые организовывались по американским рецептам и на американские деньги, не оригинальны, а являются давно апробированным орудием вмешательства США во внутренние дела других стран.
Революционная Война за независимость 1775–1783 годов ознаменовала появление на международной арене новой державы. Для многих людей на планете победа республиканцев в далекой Америке стало свидетельством торжества народных масс в их стремлении освободиться от тирании. Вспоминая свою юность в датском Эльсиноре, норвежец Генрих Стеффенс писал, что уже тогда он «получил ясное представление о значении североамериканской войны и проявлял жгучий интерес к борьбе народа за свою независимость. Среди великих людей тех лет на первом месте были Вашингтон и Франклин…
Слова «Декларации независимости» о равенстве всех людей от рождения, об их неотчуждаемых правах, идеи Франклина и Джефферсона захватывали умы европейцев. Книги участника американской революции англичанина Томаса Пейна («Здравый смысл», «Права человека», «Век разума», «Аграрная справедливость»), в которых осуждались феодальный сословный строй и социальное неравенство, широко распространялись в Европе.
У многих европейцев вести о новой стране, где много свободных и богатых земель и воплощаются в жизнь принципы свободы, демократии и равных возможностей, вызвали желание превратиться в американцев. Американская республика привлекала трудолюбивых, энергичных, предприимчивых и знающих людей из всей Европы, а затем и со всего света.
Процветанию американцев в немалой степени благоприятствовали и природные условия той части Северной Америки, где формировались Соединенные Штаты. Климат здесь был теплее, чем в Европе, а потому здесь требовалось меньше затрат на отопление жилья. В то же время здешний климат был умереннее, чем в Центральной и значительной части Южной Америки, а стало быть, был удобнее для трудовой деятельности. Помимо уже упомянутого выше фактора равномерного распределения осадков в течение года и редких засух на значительной части этих земель, позволявшего регулярно получать устойчивые урожаи, почвы в значительной части Северной Америке были богаты и плодородны. Девственные леса давали материал для строительства. Охота на обитателей лесов и прерий приносила пищу, одежду и доход от продажи меха и шкур. Недра содержали многочисленные богатства.
Освободившись от британского владычества, американцы могли первыми в мире продемонстрировать невиданные преимущества капиталистического способа производства и на долгие годы вырваться вперед даже по сравнению с самыми процветавшими державами мира.»11
Отчасти законная гордость вскоре стала перерождаться в великодержавные, националистические, миссионерские настроения среди руководителей и идеологов американской политики, и широких кругов господствующей элиты. Эти круги всё в большей мере становились проводниками идеологии и политики, получившей название «Америка фирст», то есть «Америка превыше всего», «Америка первая во всём».
Американцы и те, кто хотел стать таковыми, искренне верили в неограниченность свобод нового общества, поскольку имели право высказывать свое несогласие с господствующим мнением. Они не замечали, что таким образом лишь создавались условия для дискуссий и разработки наиболее оптимальных решений в интересах правящей элиты, а также для постоянного наблюдения за настроениями народа и «выпускания пара» оппозицией. На деле «свободы», о которых говорилось в основополагающих документах США, означали, прежде всего, обеспечение неограниченного простора для капиталистических отношений, построенных на неравенстве хозяев и их наемной рабочей силы.
После своего приезда в США эмигранты убеждались в том, что утопические рассказы об Америке оказывались фантазиями, что во многих штатах Америки равные возможности не распространяются на черных и цветных. Дискриминация чернокожего населения по меньшей мере на столетие пережила рабство, отмененное в 1863 году, и борьба против нее стала источником острых конфликтов в американском обществе.
…Принадлежность к «белым, англосаксам и протестантам» до последнего времени считалось непременным условием допуска в привилегированные слои общества.
Пуританская «мораль» поощряла деловую активность, благословляла индивидуализм американцев, их стремление к обогащению. Алексис де Токевилль писал: «В Америке страсть к физическому благосостоянию не является чем-то исключительным, а разделяется всеми… Стремление удовлетворить все, даже малейшие желания тела и обеспечить даже самые малые удобства занимает ведущее место в уме каждого… Странно наблюдать, с каким лихорадочным рвением американцы стремятся к материальному благополучию. Они постоянно терзаются смутным беспокойством от того, что они не нашли самый короткий путь к нему».



Многие американцы воспринимали мир лишь как скопление потенциальных товаров, которые можно реализовать на рынке. Взрыв освобожденной деловой энергии людей уничтожал бескрайние леса и их обитателей — зверей и индейцев. На первых порах лишь такие передовые мыслители, как Фенимор Купер, увидели в уничтожении американской природы и первых жителей Америки проявление разрушительных черт новой цивилизации.
Другим следствием неограниченной власти товарно-денежных отношений было принижение роли культурной исторической традиции. Общество, процветание которого было в значительной степени связано с игнорированием опыта прошлого, не испытывало к нему особого уважения. Многие эмигранты рвали со своим прошлым, а поэтому страна создавалась как общество без глубоких исторических корней.
A.C. Пушкин писал: «С изумлением увидели мы демократию в ее отвратительном цинизме, в ее жестоких предрассудках, в ее нестерпимом тиранстве. Все благородное, бескорыстное, все возвышающее душу человеческую — подавленное неумолимым эгоизмом и страстию к довольству (comfort)». Эти же явления вызывали горькое осуждение у многих деятелей американской культуры.
Личина простоты помогала американцам скрывать свое умение добросовестно, искусно и инициативно выполнять тайные задачи дипломатии или разведки.
Без создания тайной системы разведки и подрывных действий руководители американской революции не смогли бы осуществить ни «Бостонского чаепития», ни нападений на англичан в Лексингтоне и Конкорде, ни многих успешных маневров армии Вашингтона, не раз избегавшей окружения и опасных стычек с англичанами в ходе войны».11

Принятие конституции США в 1787 году и других законов после долгих дискуссий, подготовка к выборам первого президента и другим голосованиям свидетельствовали о том, что новая страна в первые годы после завершения войны была занята главным образом мирными делами государственного строительства.
«Конституция США превратила страну в самую крупную республику из тех, что к этому времени существовали в мире (Швейцария, Сан-Марино и ряд городских республик в Европе). Десять поправок к конституции, принятые в 1791 году, воплотили принципы буржуазной демократии и буржуазных свобод. Они закрепляли многие права личности, которые прежде не признавались в мире (например, недопустимость необоснованных обысков, право каждого человека на личное оружие, запрещение принуждать человека к самооговору). Конституция создавала гарантии для отдельной личности, невиданные прежде в мире.
В то же время равенство всех людей перед законом не означало реальное равноправие всех людей в американском обществе. Женщины, неимущие, малоимущие, рабы, индейцы были лишены права голоса и не могли участвовать в выборах представительных органов власти, о которых шла речь в конституции. О недовольстве новым строем бедных слоев населения свидетельствовало восстание Даниэля Шейса 1786–1787 годов. Прошли многие десятилетия долгой и упорной борьбы, прежде чем ряд политических и социальных прав непривилегированных слоев населения были признаны в США.
Конституция, различные законы, а также структура законодательных, исполнительных и судейских органов сложились в четкую и логичную государственную систему «равновесий и сдерживаний», которые определяли отношения между различными ветвями власти, между органами федерального и местного уровня. Такая государственная система позволяла правителям страны уравновешивать интересы различных динамично развивавшихся социальных и классовых групп и сдерживать силы, угрожавшие стабильности американского строя.
Внешнюю политику Америки в это время определяют слова её президента Джорджа Вашингтона: «Наше отстраненное и удаленное положение позволяет нам следовать иному курсу… Наша подлинная политика состоит в том, чтобы воздерживаться от постоянных союзов с любой частью земного шара… Мы должны стараться с помощью подходящих средств занимать достойную оборонительную позицию, хотя мы можем пойти на временные союзы при чрезвычайных обстоятельствах». Впоследствии эти слова Джорджа Вашингтона многократно использовали для оправдания политики «изоляционизма» и в то же время для того, чтобы подчеркнуть «особую», «возвышенную» и «миролюбивую» роль США в мире.»11

Идея об «избранности» Америки отражала рост имперских амбиций, интересы США выходят далеко за пределы американского континента и Западного полушария.
«Хотя североафриканские, или берберийские, земли были частью Османской империи, они фактических находились в руках местных правителей…, которые собирали дань с кораблей ряда стран, включая Великобританию и Францию.
В 1785 году дей Алжира захватил два американских корабля и потребовал за них выкуп в 60 тысяч долларов. Посол США в Париже Джефферсон отказывался платить выкуп, считая, что это лишь создаст опасный прецедент. Однако конгресс США принял решение заплатить выкуп и стал выделять по 1 миллиону долларов в год в качестве дани североафриканским правителям. Тогда это были большие деньги и составляли 10 % доходов США в 1800 году.
В 1801 году паша Триполи потребовал от правительства США 225 тысяч долларов в качестве дани за проход судов. Президент США Джефферсон отверг это требование. В ответ в мае 1801 года паша объявил войну США. Конгресс поручил президенту захватывать все суда и товары Триполитании, так же «принимать меры, необходимые в состоянии войны». Так началась первая война между США и исламской страной. Победа в Первой Берберийской войне стала поводом для прославления американского флота и американской морской пехоты. Теперь, как и их прежняя угнетательница, а затем соперница – Британия – Соединённые Штаты собирались «править на волнах».
Поворот в военных действиях произошел после сражения у порта Дерна (апрель — май 1805 г.), когда на стороне американцев действовали арабские, греческие и берберские наемники. Их победа была воспета в гимне американской морской пехоты «К берегам Триполи».
Оказавшись на пересечении путей из Западного в Восточное полушарие, американские города на Атлантическом побережье превращались в крупные порты, становились ведущими торговыми и финансовыми центрами. Поэтому защита морских торговых путей Америки, удлинение этих маршрутов, захват новых плацдармов в ходе своей экспансии по Мировому океану становятся важнейшими задачами для правительства США. Значительная часть вооруженных конфликтов, которые вели США в последующем, были вызваны стремлением расширить сферу своего контроля над Мировым океаном.
Заявления о «борьбе с пиратами, работорговцами, грабителями» служили удобными предлогами для того, чтобы объяснить военные действия США далеко за их пределами. Впоследствии США неоднократно объявляли свое вмешательство в дела других государств необходимым для борьбы с террористами или иными преступниками. На деле же боевые действия американского военно-морского флота в самых различных частях мира свидетельствовали о растущей экспансии США, принимавшей глобальные масштабы.»11
Логика расширения сферы трансокеанского владычества неумолимо убеждала правящие круги США в необходимости установления контроля над всем североамериканским континентом.
«Однако тем временем французская экспедиция на Гаити, предпринятая с целью подавить восстание под руководством Туссен-Лувертюра, потерпела поражение. Утратив базу на Гаити, французы не решились вступать в вооруженную борьбу за Луизиану против американо-английской коалиции. 30 апреля 1803 года Луизиана была продана Францией Соединенным Штатам за 60 миллионов франков. Правительство США обещало жителям Луизианы права американских граждан и последующее вступление в Союз. Как отмечали Морисон и Коммаджер, «это была величайшая покупка в американской истории.
Легенда о смелых и отважных пионерах, занятых исключительно покорением дикой природы, которая до сих пор жива, безоговорочно принималась в XIX веке. В то время мало кто в США, а также в странах Западной Европы, занятой порабощением и уничтожением миллионов жителей Азии и Африки, осуждал американскую политику геноцида в отношении индейцев.
Исходя из представлений о превосходстве своей цивилизации, многие американцы были искренне убеждены в том, что несут на новые земли единственно возможный правильный порядок. Казалось, что они перенесли на американскую землю сетку географических координат, а затем разделили ее, словно чистый лист бумаги, прямыми границами по линиям земных меридианов и параллелей. Безупречно прямая линия, проведенная по 49-й параллели северной широты, отделила США от большей части территории Канады. Линия, проведенная строго по географической параллели, разделила первые американские штаты на рабовладельческие и «свободные» (так называемая линия Мейсона — Диксона). Такими же прямыми линиями тянулись на запад границы ряда штатов. Потом на Западе страны появились почти правильно прямоугольные штаты. При этом каждый штат получал свой порядковый номер в зависимости от времени его приема в США.
В стремлении разлиновать землю геометрически правильными линиями проявилась психология людей рационального века, вольно или невольно разделявших убеждение Вольтера в том, что необходимость событий определяется лишь «прямыми линиями», а «небольшие боковые линии» не играют существенной роли. Такое мышление было характерно для людей, утративших способность читать книгу природы, различать в ней следы древних зверей и древних культур, жить вместе с природой.
Поразительным образом, хотя история геноцида США против индейского населения страны широко известна, мало кто задумывался, что изгнание и уничтожение индейцев творили люди, убежденные в том, что они являются самыми правоверными христианами на планете, что им глубоко чужды и противны «языческие» нравы, описанные в библейских текстах…
Знаменательно, что опыт обращения американцев с индейцами был затем использован нацистами. Автор биографии Гитлера американский историк Джон Толанд писал: «Гитлер утверждал, что свои идеи создания концентрационных лагерей и целесообразности геноцида он почерпнул из изучения истории США. Он восхищался, что… в свое время на Диком Западе были созданы лагеря для индейцев. Перед своими приближенными он часто восхвалял эффективность американской техники физического истребления — голодом и навязывания борьбы в условиях неравенства сил».11
Весьма любопытную информацию о развитии дальнейшей политики США можно прочесть у Емельянова в главе «Доктрина Монро: заявка на Западное полушарие и Великий блеф».
Говоря о странах Америки за пределами США, Джефферсон писал: «Эти страны не могут находиться в лучших руках, чем наши. Я боюсь, что испанцы слишком слабы, чтобы удержать их до тех пор, пока подоспеет время нашего заселения, когда мы проглотим их одну за другой». Тогдашний руководитель внешней политики США С. Адаме заявлял: «Мы не упрочим своего положения до тех пор, пока Британия не уступит нам того, что указующий перст Природы предназначил нам для обладания или до тех пор, пока мы не вырвем у нее этих владений».
Впоследствии многие видные политические и государственные деятели США стали говорить об американских «естественных границах», «географической симметрии» и даже «божественном предначертании», объясняя необходимость включения в состав Штатов соседних стран. Так, член палаты представителей от Кентукки Тримбол изрекал в 1819 году в Конгрессе США: «Отец Вселенной со свойственным ему провидением дал естественные границы каждому континенту и королевству, каждой нации для защиты от вторжения — постоянные, вечные физические барьеры… Великий строитель Вселенной определил естественные границы и нашей страны, и человек не может их изменить, это, по крайней мере, вне полномочий, на основе которых заключаются договоры. К этим границам мы должны стремиться, если возможно, мирно, в случае необходимости — с применением силы».
А президент США Т. Джефферсон писал в 1809 году губернатору Луизианы Клайбурну: «Мы будем вполне удовлетворены, если Куба и Мексика останутся в их современном зависимом состоянии, но совершенно не желаем видеть их в политической или экономической зависимости от Франции или Англии. Мы рассматриваем их интересы и наши как одинаковые, и целью обоих должно быть исключение европейского влияния из этого полушария».11
Но к этому времени на международной арене и на американском континенте появился новый фактор, с которым пришлось считаться и Испании, и другим колониальным странам.
«Национально-освободительное движение распространялось по всем испанским колониям. В 1821 году провозгласили независимость Никарагуа, Гондурас, Коста-Рика, Гватемала и Сальвадор, объединившиеся в «Соединенные провинции Центральной Америки». Еще раньше в 1816 году провозгласила независимость Аргентина. Войска под руководством руководителя аргентинской революции Сан-Мартина пришли на помощь революционным силам Чили, а затем разгромили испанские войска в Перу и освободили эту колонию.
Революции в испанских колониях совершались под влиянием революционных потрясений в Западной Европе и Северной Америке. У. Фостер указывал: «Огромное значение имела в этом смысле Французская революция 1789 года… Кроме того, успешная революция в Соединенных Штатах послужила заразительным примером и для испанских колоний. Креолы хорошо знали историю этой революции и усвоили революционные теории Джефферсона и Пэйна, которые служили им источником вдохновения». Очевидно, что вожди латиноамериканских революций не знали тогда о гегемонистских планах Джефферсона и других руководителей США в отношении Центральной и Южной Америки.
Пятый президент США Джеймс Монро (1817–1825) (он также был масоном) 2 декабря 1823 года подтвердил декларацию о нейтралитете США в войне восставших колоний против испанцев.»11
Более того, США даже стали в ряде случаев выступать в роли «защитников» порабощённых народов. Предприимчивые дельцы от политики вновь пускают в ход золотую и долларовую «удочку». Они ведут переговоры с Испанией о «покупке» у неё Техаса и Флориды.
«Наряду с Техасом предметом американской экспансии была Куба. Военный министр США Джон Кэлхаун писал генералу Джексону 23 января 1820 года о значении Кубы для США: «Ни один американский государственный деятель не должен упускать этот остров из виду, и пусть лучше нас постигнет величайшее бедствие, чем он перешел бы в руки Англии». Обосновывая необходимость присоединения Кубы к США в своем письме Томасу Джефферсону летом 1823 года, Кэлхаун писал: «Я считал, что мыс Флориды и Куба образуют устье Миссисипи и других рек, впадающих в Мексиканский залив, так же как и устье самого залива, и в результате этого присоединение его к нашему Союзу имеет огромнейшее значение для нашего внутреннего спокойствия, а также для нашего процветания и расширения».
Тем временем англичане стали вести переговоры с Испанией о передаче им Кубы. Под предлогом борьбы с пиратами на Кубу стали высаживаться английские военно-морские десанты. В свою очередь, под этими предлогами на Кубу высаживались и американские военно-морские части. Одновременно под предлогом борьбы с пиратами американские военные суда появлялись с 1814 года в водах островов Пуэрто-Рико, Санто-Доминго, а также полуострова Юкатан.
3 марта 1819 года конгресс США принял «Акт о защите торговли Соединённых Штатов и наказании за пиратские действия».
«Антипиратские» действия США на Кубе активизировали разговоры о необходимости присоединить остров к Штатам. Побывавший на Кубе в качестве агента американского правительства Д. Пойнсетт в феврале 1823 года сообщал, что Куба «вполне созрела» для присоединения к США.
Исходя из того, что США не были готовы к захвату Кубы, в том числе и по внутриполитическим соображениям, государственный секретарь Джон Куинси Адаме в своих инструкциях посланнику США в Испании Хью Нельсону писал 28 апреля 1823 года: «Существуют законы политического (наряду с физическим) тяготения, и подобно тому, как яблоко, отделенное бурей от дерева, не имеет другого выхода, кроме падения на землю, так и Куба… Не имея возможности самостоятельно поддержать себя, может тяготеть только по направлению к Североамериканскому Союзу, который по тем же самым законам природы не может сбросить ее со своей груди»11.
«Превращение Латинской Америки в полуколонию США тогдашний секретарь Олми охарактеризовал в ноте Британскому Правительству такими словами: «США практически суверенны на американском континенте и их приказы – закон».9
«Теория политического тяготения» была взята на вооружение правящими кругами США. 30 июня 1823 года президент Монро в своем письме Джефферсону писал, что лучшим выходом для Кубы было бы присоединение к США, что предотвращало бы ее превращение в английскую колонию или переход власти в случае ее отделения к «черному населению».
Член палаты представителей Бейлиз заявлял: «Если мы достигли Скалистых гор, то для нас было бы неразумно не перейти через узкое пространство, которое отделяет эти горы от океана, чтобы обеспечить преимущества значительно большие, чем те, которые дает нам вся территория между Миссисипи и этими горами. Наша естественная граница — Тихий океан. Растущая волна нашего населения должна и будет катиться до тех пор, пока воды этого великого океана не ограничат нашу территориальную империю. Когда два океана будут омывать наши берега, торговое благосостояние будет наше, и воображение с трудом сможет оценить силу, величие и власть, которые ожидают нас».
Помимо Англии и США, существовала еще одна держава, имевшая свои интересы в этом регионе мира, — Россия. 4 (16) сентября 1821 года российский император Александр I опубликовал указ, в котором обращалось внимание на то, что торговля русских подданных на тихоокеанском севере «подвергается разным стеснениям и неудобствам от потаенного и подложного торга» и что «главной причиной сиих неудобств есть недостаток правил».
Государственный секретарь США Адам также писал в инструкциях: «Обсуждение русских притязаний, предложенных в настоящее время, необходимо затрагивает интересы трех держав и делает очевидно целесообразным, чтобы Соединенные Штаты и Великобритания пришли бы к взаимопониманию в отношении их соответствующих притязаний, а также их общих взглядов в отношении взглядов России».
Создавая единый антироссийский фронт, Англия и США старались представить Россию как сторонницу колониального режима в Западном полушарии.»11
Очевидно, что США стремились присвоить себе единоличную роль «защитника» Латинской Америки. Эта политика была оформлена в послании Джеймса Монро конгрессу. И в дальнейшем стала известна как «доктрина Монро».
«Впоследствии содержание доктрины Монро было сведено к формуле «Америка для американцев». При этом в США уверяли, что доктрина носила оборонительный характер и ее провозглашение остановило интервенцию европейских стран в Западное полушарие. И это стало еще одной легендой в богатой мифологии, окружившей историю и внешнюю политику США, «провозглашая доктрину Монро, правительство Соединенных Штатов исходило прежде всего из своих собственных интересов, а не из интересов борьбы испанских колоний за независимость… Доктрина Монро по существу была направлена не в защиту, а против стран Латинской Америки, а также против Великобритании и других европейских стран, как конкурентов Соединенных Штатов в борьбе за влияние в Западном полушарии».
В то же время немало видных деятелей Латинской Америки расценили «доктрину Монро» как попытку США стать во главе американского континента. Будущий президент Чили Диего Порталес заявил в январе 1824 года: «Нельзя доверять этим господам, которые очень охотно хвалят деятельность наших борцов за освобождение, ничем нам не помогая… Я уверен, что все это отвечает заранее составленному плану, который выглядит приблизительно так: осуществить завоевание Америки не оружием, а установлением влияния во всех сферах. Это, может быть, произойдет и не сегодня, но завтра — обязательно».
Согласно «доктрине Монро» США стали вмешиваться в дела новых суверенных государств в Латинской Америке и существенно расширили активность своих военно-морских сил в Западном полушарии.
В эти годы США неоднократно посылал свои войска на Фолклендские острова и в Буэнос-Айрес.
«США дважды вмешивались и в дела Перу, высаживая десанты морской пехоты с 10 декабря 1835 года по 24 января 1836 года, а также с 31 августа по 7 декабря 1836 года. Всякий раз предлогом для высадки американских войск являлась «защита американских интересов в Кальяо и Лиме во время попыток осуществить революцию».11
Следуя этой политике, «защитница Латинской Америки» захватывает половину Мексики.
Не решаясь прибегать к доктрине Монро против Великобритании и других сильных европейских держав, США были готовы применить силу против более слабых латиноамериканских соседей, расширяя свои границы за их счет. Примером этого стала война против Мексики 1846–1848 гг., которая началась из-за Техаса.
Победа над Мексикой окончательно вскружила голову сторонникам экспансии в США.
Вместе с тем, часть прогрессивно настроенных американцев понимали, что наличие рабства тормозит развитие страны и не вписывается в её «демократические» заявления. Кроме того, заявление о ликвидации рабства в стране увеличило бы число сторонников и за пределами США.
«22 сентября 1862 года Линкольн подписал прокламацию об освобождении всех рабов с 1 января 1863 года. Эта мера не замедлила сказаться на численности американской армии и ее боевом духе. С августа 1862 года президент
Линкольн разрешил неграм служить в армии. К концу войны в составе сухопутной армии северян сражалось 186 тысяч негров (из них 134 тысячи были выходцами с Юга). Около 30 тысяч негров служили на военно-морских судах Севера. Около 250 тысяч негров служили в тыловых частях. Около полумиллиона негров сбежали от своих южных хозяев во время войны, что заметно сократило рабочую силу Юга, а, следовательно, ослабило его экономический потенциал. Говоря о роли негров в гражданской войне, историк Джеймс Макферсон писал: «Без их помощи Север никогда бы не выиграл войну так быстро, а может быть, и вообще не выиграл ее».11
Победу северян над рабовладельческим Югом приветствовали во многих странах, однако «Реконструкция» Юга сопровождалась его разорением. Северяне вели себя на Юге как оккупанты. Люди, возглавившие местную администрацию в южных штатах, беззастенчиво грабили край. В январе 1866 года один из персонажей романа «Унесенные ветром» сообщает Скар-летт О'Харе, что городом «управляет лихая банда из республиканцев, scallawags и carpetbaggers». Об этих загадочных персонажах говорится и в «Истории XIX века». Там сказано, что «бывшие рабовладельческие штаты» управлялись «carpetbagger'a и scallawag'a (северными авантюристами, вступившими в союз с негритянскими политиками)». Про «carpetbaggers» (буквально — саквояжники) говорили, что они прибывали на Юг с почти пустыми саквояжами, а возвращались на Север богачами. Слово «scallawag» означает «мошенник», «негодяй», «прохвост».
На первых порах северян на Юге активно поддерживало негритянское население, поверившее в возможность реализации своих требований. Однако, как замечал У. Фостер, «победившие капиталисты Севера боялись освободить негров по-настоящему. Они достигли своей основной цели, нанеся военное поражение плантаторам, лишив их власти над федеральным правительством и сковав Юг экономическими оковами. Они совершенно не сочувствовали разумному требованию негров дать им «сорок акров и одного мула» и предоставить все гражданские права. Капиталисты Севера не желали создавать прослойку зажиточных негров-фермеров и рабочих… Победивший Север приступил к перестройке побежденного Юга на свой лад… Северные капиталисты, крепко держа в своих руках федеральное правительство, проводили законы о тарифах, налогах, железных и др., ставившие южные штаты в неблагоприятные условия, всячески ограничивали размах и характер промышленного строительства на Юге, используя политических деятелей Юга в качестве своих марионеток».
Между тем на Юге стало разрастаться движение белых плантаторов, разоренных после своего поражения. Была создана террористическая расистская организация ку-клукс-клан, приступившая к террору против негритянского населения. Негров линчевали, их дома сжигали. Только в мае 1866 года в городе Мемфис (Теннеси) ими было убито 46 негров, главным образом ветеранов гражданской войны. Там же куклуксклановцы сожгли 90 домов, 12 школ и 4 церкви в негритянских кварталах. Летом 1866 года в Новом Орлеане расисты убили 35 негров. С 1867 по 1871-й в Кентукки куклуксклановцы совершили 116 нападений на негров, чуть ли не каждое из которых сопровождалось линчеванием.
В статье «Соединенные Линчующие Штаты», написанной в 1901 году, Марк Твен констатировал: «Суд Линча уже добрался до Колорадо, до Калифорнии, до Индианы и теперь — до Миссури! Вполне возможно, что я доживу до того дня, когда посреди Юнион-сквера в Нью-Йорке, на глазах пятидесятитысячной толпы, будут сжигать негра, и ни одного представителя закона и порядка не будет поблизости»11.
Но наиболее примечательны информация, пожалуй, находится в третьей части книги Е.Емельянова «По пути к мировому господству».
«Гражданская война в стране еще продолжалась, а на Севере уже стали разрабатываться планы вторжения в Канаду и присоединения ее к США. Попытки воплотить эти планы в жизнь активизировались после завершения войны. Однако принятие Великобританией в 1867 году закона о Британской Северной Америке и превращение Канады из британской колонии в самоуправляемый доминион британской короны способствовало стабилизации положения в этой стране и стало барьером на пути экспансионистов.
К этому времени усилилось проникновение американских предпринимателей в российскую Аляску. В этих условиях правительство Александра II подписало 18 (30) марта 1867 года договор о продаже русских владений в Северной Америке за 7,2 миллиона долларов (менее 11 миллионов тогдашних рублей). Государственный секретарь США Сьюард был подвергнут в конгрессе США острой критике за расточительство.

Включение Гавайских островов в сферу деловой активности США сопровождалось разрушением жизненного уклада гавайцев. После того как гавайские короли Камеамеа I, Лиолио и другие открыли, по ироничному замечанию Марка Твена, «дорогу цивилизации», местные жители стали «охотно перенимать у белых новые способы убивать друг друга». Многие из них спивались, гибли от болезней, принесенных белыми людьми, истреблялись в ходе междоусобных войн, спровоцированных широким распространением огнестрельного оружия. О результатах американского проникновения на Гавайский архипелаг Марк Твен писал в середине 90-х годов XIX века: «Во времена капитана Кука (1778) на Сандвичевых островах насчитывалось четыреста тысяч человек коренного населения; в 1836 году их оказалось уже всего около двухсот тысяч, в 1866-м — не больше пятидесяти тысяч; а в наши дни, согласно последней переписи, всего двадцать пять тысяч. Рассудительные люди превозносят Камеамеа I и Лиолио за то, что они даровали своему народу великие блага цивилизации. Я бы и сам, наверное, их превозносил, да у меня что-то в голове разладилось, от чрезмерной работы, должно быть».
США намеревались осесть на Гавайских островах прочно и надолго. В 1887 году США получили право на использование бухты Пирл-Харбор (Пёрл-Харбор) в качестве своей военно-морской базы. Через два года 30 июля 1889 года американцы направили на Гавайские острова войска, чтобы «защитить американские интересы в Гонолулу во время революции».
А в 1893 году американцы решили, что нестабильный королевский режим им не нужен. Была осуществлена «революция», типичная для американских методов захвата чужих стран. В ходе переворота 16 января 1893 года на острова был высажен десант американских войск под обычным предлогом «защиты жизней американцев и их собственности». Гавайская королева была свергнута. Никто не сомневался в том, что подлинная причина состояла в поддержке временного правительства, которое возглавил американский предприниматель Сэнфорд Доул. В 1894 году американцы провозгласили создание Гавайской республики. А в 1898 году США аннексировали Гавайские острова.

Захваченные американцами тихоокеанские острова служили базами для военно-морского флота США и промежуточными пунктами для продвижения США на берега Китая, Кореи и Японии.
А вскоре, угрожая Китаю войной, США навязали ему в 1844 году неравноправный договор. По этому договору США получили от Китая все права и привилегии, предоставленные Англией, а также некоторые другие льготы. Так началось проникновение США и американского капитала в Китай.
В дальнейшем США вновь прибегали к использованию вооруженной силы на китайской земле. С 20 июня по 7 июля 1866 года американские войска высадили десант, чтобы «наказать китайцев за нападение на американского консула». Американские войска не раз появлялись в Китае в 1894–1895 гг. в ходе китайско-японской войны, а также в 1898–1899 гг. в ходе междоусобной войны в Поднебесной.
В 1858 году США оказали новое давление на Японию, и та согласилась на подписание договора, составленного по образцу договоров европейских держав с Китаем. По этому договору пошлины на американские товары могли изменяться лишь с согласия США. Американцы приобретали право экстерриториальности. 2-я статья договора предусматривала посредничество США во всех спорных вопросах Японии с другими странами. По статье 10-й договора Япония обязывалась закупить оружие, военные суда, военное снаряжение в США, приглашать военных инструкторов из США.
В те годы американцы попытались закрепиться и на Корейском полуострове. В 1871 году в Корее высадился американский десант, чтобы наказать местных жителей. Они обвинялись в убийстве команды американского судна и обстреле других судов США. Как обычно, появление вооруженных судов США расчищало путь для американского предпринимательства. В 1882 году США навязали Корее кабальный договор, а в 1883 году американская компания «Мидлтон и К°» добилась права на эксплуатацию судоходных линий Шанхай — Инчхон и Нагасаки — Пусан. В 1884 году американские предприниматели получили от корейского правительства разрешение на строительство стекольного завода и спичечной фабрики, на каботажное пароходство, добычу жемчуга, рубку леса. В 1887 году они приступили к исследованию золотых россыпей в уезде Унсан. За американскими предпринимателями последовали новые вооруженные отряды США. В июне 1888 года американские войска высадились в Корее «для защиты американцев, проживавших в Сеуле, во время политической нестабильности».11
Непредвзятый наблюдатель или исследователь обязательно заметит, что в своих войнах Америка всегда выбирает наиболее слабого противника. Таковым в этот период оказалась ослабевшая Испания.
«В Карибском море Испания владела Кубой и Пуэрто-Рико. Но и эти владения Испания удерживала с трудом.
В 1895 году на Кубе поднялось национально-освободительное восстание под руководством Хосе Марти. В 1896 году развернулось национально-освободительное движение на Филиппинах. Как и в начале XIX века, Соединенные Штаты опасались, что освобождение испанских колоний силами местного населения может остановить их экспансию, и поэтому они постарались воспользоваться сложившимся положением для новых захватов.
Как это уже не раз было в истории американских войн, эта война также началась с провокации. Стоявший на рейде гаванского порта американский крейсер «Мэн» был взорван в феврале 1898 года. Находившиеся на его борту 268 человек погибли. Испания предлагала провести тщательное расследование обстоятельств взрыва. Но газеты, принадлежавшие медиа-магнату Р. Херсту, развернули истеричную кампанию, уверяя, что и без расследования ясно, что взрыв осуществлен коварными испанцами. Одновременно на страницах «желтой прессы» стали расписывать «зверства», творимые испанцами на Кубе. Американских читателей убеждали в том, что США должны вступиться за мирный народ и наказать жестоких колонизаторов. Когда фоторепортер одной из газет Херста прибыл на Кубу с заданием описать «ужасы, творимые испанцами», тот сообщил Херсту, что на острове спокойно. В ответ он получил краткий ответ: «Ваше дело — обеспечить картинки. Мое дело — обеспечить войну».
11 апреля конгресс США предоставил полномочия президенту США Уильяму Маккинли, чтобы тот направил американские войска на Кубу для прекращения там военных действий. 19 апреля обе палаты конгресса приняли совместную резолюцию, в которой Куба была объявлена «свободной и независимой». Резолюция потребовала, чтобы Испания покинула Кубу, а президент получал полномочия для ввода необходимого количества войск на остров, чтобы «помочь кубинским патриотам вырвать свободу у Испании». В этой обстановке США направили в Мадрид 20 апреля 1898 года грубый ультиматум, в котором Испании предлагалось уйти из Кубы. Хотя Испания была готова пойти на переговоры, США начали военные действия на следующий день — 21 апреля, одновременно установив блокаду Кубы.
А через несколько месяцев филиппинцы узнали, что по американо-испанскому договору, подписанному в Париже 10 декабря 1898 года, Гуам и весь Филиппинский архипелаг стали собственностью США, за что американское правительство обязалось заплатить Испании 20 миллионов долларов. Конгресс США ратифицировал этот договор.
В «Википедии» говорится: «Переход к партизанской войне лишь озлобил американцев, и они стали действовать более жестоко, чем раньше. Они перестали брать плен
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 25.9.2012, 17:57
Сообщение #36


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



в концентрационные лагеря. Туда бросали мирных жителей, если их заподозрили в пособничестве партизанам. Тысячи гражданских лиц погибли в этих лагерях».
Свирепость расправ с партизанами и мирным населением свидетельствовала о том, что США не были намерены оставлять Филиппины. В своем выступлении в конгрессе США сенатор Альберт Беверидж говорил 9 января 1900 года: «Господин президент, сейчас надо быть откровенными. Филиппинцы наши навсегда… За Филиппинами лежат неограниченные рынки Китая, и мы не уйдем ни от тех, ни от других… Мы не отречемся от миссии нашей расы, врученной нам Богом, ни от своей роли в мировой цивилизации… Тихий океан — наш… Где мы найдем потребителей для нашего прибавочного продукта? География дает ответ на вопрос. Китай — это наш естественный потребитель… Филиппины дают нам базу на пути на весь Восток… Ни одна земля в Америке не может превзойти по плодородию землю долин Лусона. Рис и кофе, сахар и какао-бобы, конопля и табак… Филиппинская древесина может обеспечивать мир мебелью в течение целого столетия… У меня есть золотой самородок, который был найден на берегу ручья на Филиппинах… Утверждают, что мы ведем войну жестоко. На самом деле все наоборот… Сенаторы должны знать, что мы имеем дело не с американцами или европейцами. Мы имеем дело с восточными людьми».
Приказы о тотальном уничтожении мирного населения исходили и от высшего начальства. Майор Уоллер сообщал, что в ходе операции на острове Самар генерал Смит приказывал ему убивать и жечь. Смит пояснил, что чем больше будет убито и сожжено, тем будет лучше, так как не надо будет брать в плен. Когда майор спросил генерала, как определить возраст, с какого можно убивать, ему был дан ответ: «Убивать всех с 10 лет и старше».
В ходе войны американцы уничтожили около 20 тысяч солдат филиппинской республиканской армии, то есть четвертую ее часть. Мирных жителей погибло более 1 миллиона человек. Население архипелага составляло около 9 миллионов к началу войны и лишь 8 миллионов к 1908 году. В этой войне американцы вновь действовали «ассирийскими методами», которые они применяли по отношению к индейцам».11
Новое время требовало принятия других доктрин, теперь основательно окрепшие Соединённые Штаты больше устраивает «Большая дубинка» и «Дипломатия канонерок».
«Американцы воспитывались в духе некритического отношения к основам общественно-политического устройства своей страны и уверенности в том, что они живут в «лучшем из миров».
Политическая борьба в США была поставлена в рамки удобной для правящих классов двухпартийной системы. После гражданской войны в США эта двухпартийная система строилась на сочетании соперничества и сотрудничества между республиканской и демократической партиями».11
«Теодор Рузвельт – в 1897 году статс-секретарь морского министерства, в испано-американской войне командир добровольческого полка, наконец, в 1901-1909 годах президент США – в своё время сформулировал «классический» принцип американской внешней и военной политики: «Говорить дружественно, держа в руках большую дубинку, - тогда ты добьёшься успеха».9
«В конце 90-х годов один из стальных магнатов США Э. Карнеги опубликовал книгу «Торжествующая демократия», в которой говорилось: «65 миллионов американцев, существующих ныне, могли бы скупить 140 миллионов русских, австрийцев и испанцев или, купив богатую Францию, сохранили бы еще карманные деньги для приобретения Дании, Норвегии, Швейцарии и Греции». Карнеги выражал уверенность в том, что настанет день, когда «500 миллионов, все как один американцы, имеющие одно гражданство, станут господствовать над всем миром ради его же собственного блага».
Сенатор Беверидж вторил ему: «Мы должны основать по всему миру торговые посты как пункты распространения американских товаров. Мы должны покрыть океаны нашими торговыми судами. Мы должны выстроить флот, соответствующий нашему величию. Большие самоуправляющиеся колонии, несущие наш флаг и торгующие с нами, вырастут возле наших торговых постов… И американское право, американский порядок, американская цивилизация и американский флаг укрепятся на доселе мрачных, залитых кровью берегах».
Американизация планеты начиналась с Латинской Америки, которую в США стали рассматривать как их собственный «задний двор». Как и всякий «задний двор», он, с американской точки зрения, не был распланирован и размечен, как Американское Пространство.
В 1857 году морская пехота появилась 25–29 ноября в Уругвае, чтобы «защитить американские интересы во время попытки революционного переворота». В этой стране американские суда появились вновь через два года и высадили десант, который находился там с 2 по 27 января, «чтобы защитить американскую собственность во время революции в Монтевидео». Во время нового восстания в Монтевидео в 1868 году американские войска опять вторгались в Уругвай.»11
Подобные действия США неоднократно осуществляли и в отношении других стран региона: Аргентины, Мексики, Панамы, Никарагуа, Гондураса, Гаити, Доминиканской республики, Кубы…
«Подсчитано, что с 1856 по 1903 год США 50 раз высаживали свои войска в Латинской Америке. Из них 14 раз они оккупировали Панаму, являвшуюся провинцией Колумбии. Такая активность американских военных в Панаме была связана с планами строительства там межокеанского канала.»11
Новым этапом в экспансии США в Латинской Америке стала испано-американская война 1898 года, которая велась не только в Тихом океане, но и в Карибском море. Особенно активную роль в организации этого театра военных действий играл помощник военно-морского министра Теодор Рузвельт, который принял лично участие в сражениях на Кубе.
«По условиям Парижского договора остров Пуэрто-Рико стал владением США. Кубе была предоставлена независимость. Однако в 1901 году конгресс США, утверждая проект кубинской конституции, принял так называемую поправку сенатора Платта. В соответствии с поправкой страна лишалась права самостоятельно заключать договоры с иностранными государствами без ведома США и получать от них займы. США получали возможность создавать на Кубе военно-морские базы и право вводить свои войска на Кубу «в случае угрозы их интересам». В сентябре 1906 года, когда на Кубе вспыхнуло восстание, президент Т. Рузвельт распорядился оккупировать Кубу. Восстание было подавлено, но американские войска оставались на острове до января 1909 года. Вновь войска США были введены на Кубу 5 июня 1912 года и находились там до 5 августа этого же года.
США вытесняли страны Западной Европы и в других странах Латинской Америки. Через несколько лет после банкротства компании «Панамского канала», в 1901 году США подписали с Англией договор Хэя — Паунсфота, который заменил договор Клейтон — Бульвера. Теперь США получали право сооружения и единоличного контроля над каналом. Однако правительство Колумбии не устраивали условия договора, предложенные ей Соединенными Штатами, и она отвергла их в 1903 году. Тогда США организовали «революцию» в Панаме.
3 ноября 1903 года «революционеры», щедро субсидированные Соединенными Штатами, провозгласили создание Панамской республики и ее отделение от Колумбии. Через три дня правительство Панамы было признано Т. Рузвельтом, а спустя 10 дней посланник Панамы прибыл в Вашингтон. Там он подписал договор о Панамском канале. США приобрели полосу земли, которая шла через новую республику от Карибского моря до Тихого океана, шириной в 16 километров. Теодор Рузвельт нагло заявил: «Я забрал зону канала и предоставил конгрессу заниматься дебатами; пока идут дебаты, строительство канала тоже идет вперед». Американские войска оставались в Панаме с 4 ноября 1903 по 21 января 1914 года «для защиты американских интересов».
Подводя итоги политики «большой дубинки» и «дипломатии канонерок», американский журналист Ч. Уэртенбейкер писал: «Страны Латинской Америки принуждались к избавлению от их задолженности Европе с помощью займов, полученных от банков США… Центральная Америка и Куба были аннексированы, если не физически, то в финансовом отношении. Чтобы защитить свои займы, долговые претензии или нефтяные интересы, мы (т. е. США. — Авт.) высаживали морскую пехоту и брали в свои руки управление таможнями на Гаити, в Санто-Доминго и Никарагуа; устраивали революцию в Гондурасе; вели войну с Мексикой; смотрели сквозь пальцы на флибустьерские экспедиции, организованные ради выгоды финансовых кругов; признавали правительства, посаженные этими кругами; активно поддерживали режимы, которые мы признали. К 1924 году финансы почти половины латиноамериканских республик находились под большим или меньшим контролем США».
В то же время в ту пору мало кто рассматривал США как одного из ведущих агрессоров планеты. Когда говорили о милитаризации и империализме, то вспоминали о воинственном германском кайзере, Британской империи и других европейских державах и их государях. То обстоятельство, что США нападали на малые, а то и совсем крохотные страны Латинской Америки или ввязывались в локальные конфликты с небольшими странами Африки и Азии, позволяло скрывать глобальные амбиции этой державы».11
«Изоляционизм» становится доктриной, обеспечивающей США возможность относительно свободно маневрировать в конкурентной борьбе за мировое влияние со своими империалистическими соперниками. Правительство США до поры до времени предпочитало стоять в стороне от того или иного международного конфликта и тем более военных действий, с тем, чтобы в выгодный для себя момент активно вмешиваться в ход межимпериалистической борьбы. Яркий тому пример – позиция США в перовой мировой войне».7
К тому же, прибегая к военной силе, США видели не в ней, а в долларе основной инструмент своей экспансии. Наиболее ревностным проводником так называемой «дипломатии доллара» стал Теодор Рузвельт, умело сочетавший вооруженное вторжение с долларовой интервенцией. Сменивший его президент Уильям Тафт, который также прибегал к военному вмешательству в дела соседних стран, заявлял, что «дипломатия доллара» должна проводиться таким образом, чтобы «заменить штыки долларом». Американские капиталовложения за рубежом стремительно росли.
«Если в 1900 году они составляли полмиллиарда долларов (90 % из них приходилось на Канаду и Латинскую Америку), то к 1912 году они составили 2 миллиарда долларов, а к 1914 году — 2,5 миллиарда долларов. И все же США оставались страной-должником, так как иностранные капиталовложения в США составляли 5 миллиардов долларов. Однако «долларовая дипломатия» США быстро меняла такое положение.»11
Конечно, не всё и не всегда было удачно и для Соединённых Штатов. Кажется продуманная до мелочей и неоднократно опробированая хитроумная политика, периодически давала сбои. Но выстроенная по определённым канонам, она всегда «вывозила» грузную телегу «властителей» из самых сложных экономических, политических и военных ситуаций.
«В течение 15 лет после окончания испано-американской войны США развивались стремительными темпами, существенно опередив по своей экономической мощи Англию и Германию. Однако в 1914 году в США разразился экономический кризис. Сталелитейная промышленность, например, работала только на 50 %. Не в лучшем состоянии находились и другие отрасли промышленности. Положение США как лидера мирового хозяйства пошатнулось. Начало Первой мировой войны открыло возможности для США поправить положение.»11
После начала Первой мировой президент Вильсон и другие политические деятели страны обвиняли в развязывании войны «милитаризм» Европы и отказывались присоединяться к воюющим странам, и в этом был свой политический и прежде всего экономический расчет...
«Война открыла Соединенным Штатам возможность наверстать потери, вызванные экономическим кризисом. Хотя начало войны привело к резкому сокращению товарооборота США с Германией и другими центральными державами (с 169 миллионов долларов в 1914-м до 1 миллиона в 1916 году), торговля со странами Антанты выросла за эти годы с 824 миллионов до 3 миллиардов долларов. Б. Тачмэн писала: «Американский бизнес и промышленность США производили товары, чтобы обеспечить потребности союзников. Для того чтобы они могли оплатить американские поставки, союзникам был предоставлен американский кредит. А в конечном счете Соединенные Штаты стали кладовой, арсеналом и банком союзников и по сути стали вкладчиком в дело победы союзников». До апреля 1917 года страны Антанты получили от США около 2 миллиардов долларов, а Германия - лишь около 20 миллионов долларов.
Военные поставки приносили американским предпринимателям огромные прибыли. Только 48 крупнейших трестов США получили в 1916 году почти 965 миллионов долларов прибыли — на 600 миллионов долларов больше средней прибыли за последние три года перед войной. У. Фостер замечал: «Капиталисты США полностью использовали блестящие возможности, которые передними открывала война. Миллионеры вырастали как грибы». Историки Бирд писали: «Если считать миллионерами тех, кто в 1919 году получал 30 тысяч долларов и более годового дохода… то к концу войны за демократию в Америке насчитывалось 42 554 миллионера».
1 февраля 1917 года Германия объявила неограниченную подводную войну. Кроме того, от английской разведки было получено сообщение о том, что Германия, якобы, готовит нападение Мексики на США. 3 февраля Вильсон разорвал отношения с Германией. 18 марта пришли сообщения о потоплении германскими подводными лодками еще трех американских судов. 20 марта правительство США приняло решение вступить в войну, а 6 апреля 1917 года конгресс США объявил войну Германии.
Тем временем правящие круги США выступили с программой устройства будущего мира. 8 января 1918 года Вильсон обратился к конгрессу с посланием, в котором были перечислены 14 пунктов с условиями мира. Как обычно, декларация содержала немало высокопарных слов, типичных для американской политической риторики. В США впервые прозвучал лозунг, что страна вступила в войну, чтобы «навсегда покончить с войнами». Вильсон предложил создать после войны Лигу Наций — международную организацию, которая должна была следить за соблюдением мира во всем мире.
Вильсон предлагал освободить и восстановить Бельгию, вернуть Эльзас и Лотарингию Франции, вывести германские войска из оккупированных ими областей различных стран, обеспечить Сербии выход к морю, восстановить Польшу, открыть черноморские проливы, как для гражданских, так и для военных судов.
Эти и другие предложения Вильсона свидетельствовали о том, что США намереваются брать в свои руки устройство послевоенного мира. В то же время США не выдвигали никаких требований о захвате каких-либо земель для себя. В этой связи известный американский ученый Л. Денни писал: «Наше правительство обладало достаточным разумом, чтобы не добиваться в результате войны территориальных или мандатных приобретений, зная, что наша растущая невидимая экономическая империя была более мощной, выгодной и менее уязвимой, чем устаревшая политическая империя Великобритании».
Так как США вступили в Первую мировую войну под самый ее конец, то их людские потери — 53 тысячи убитыми — были значительно меньшими, чем у других крупных стран: Россия потеряла 2 миллиона 300 тысяч солдат, Германия — 2 миллиона, Австро-Венгрия —1 миллион 440 тысяч, Франция —1 миллион 583 тысячи, Англия — 744 тысячи, Италия — около 700 тысяч.»11
«Американский морской министр Трейси обосновал принятие решения о строительстве военного флота категорическими суждениями о необходимости нанесения первого «удара»: войну «доводит до конца тот флот, который её начинает. Нация, наносящая первый удар, получает такое преимущество, которое противник уже не в состоянии компенсировать».9
«За период с 1913 по 1920 год доя США в мировом промышленном производстве возросла с 36 до 47%. Инвестиции американской буржуазии за рубежом, возросшие с 1898 по 1914 год с 500 млн. до 2,5 млрд. долларов, увеличились к 1918 году до 10 млрд. долларов.
В 1920 году В.И.Ленин указал на противоречия «между Америкой и всем остальным капиталистическим миром… Америка сильна, ей теперь все должны, от неё всё зависит, её всё больше ненавидят, она грабит всех, и она грабит очень оригинально… Мы имеем перед собой величайшее в мире государство».9
Историкам и многими простым людям известно, что Рим правил своей обширной и могущественной по тем времена империей, следуя выработанной им политике: «Разделяй и властвуй!» Этот же подход проповедовали и строго следовали ему Великобритания, а затем США в своей внешней, да и во внутренней политике.
Следуя своим излюбленным приёмам, они просто не могли оставить без внимания Россию, особенно в период нестабильности, сложившийся после Великой Октябрьской Социалистической революции.
Вот что пишет об этом Е.Емельянов в главе Экспедиция «Белый медведь» и другие операции против России.
«Шестой из 14 пунктов Вильсона в его послании конгрессу 8 января 1918 года касался России. Стремление завладеть русскими владениями появилось у правящих кругов США еще во времена конфликтов вокруг Орегона и подготовки сделки по Аляске. Выше уже упоминалась книга Э. Карнеги, в которой он предлагал «купить русских» вместе с рядом других народов мира. Свой план приобретения Сибири и создания там республики излагал и герой романа Марка Твена «Американский претендент» сумасбродный полковник Селлерс. Очевидно, уже в XIX веке такие идеи были популярны в США.
Накануне Первой мировой войны резко активизировалась деятельность американских предпринимателей в России. Будущий президент США Герберт Гувер стал владельцем нефтяных компаний в Майкопе. Вместе с английским финансистом Лесли Урквартом Герберт Гувер приобрел концессии на Урале и в Сибири. Стоимость только трех из них превышала 1 миллиард долларов (тогдашних долларов!).
Первая мировая война открыла новые возможности для американских капиталов. Втянувшись в тяжелую и разорительную войну, Россия искала средств и товаров за рубежом. Их могла предоставить не участвовавшая в войне Америка. Если до Первой мировой войны капиталовложения США в России составляли 68 миллионов долларов, то к 1917 г. они возросли многократно. Резко возросшие в годы войны потребности России в разных видах продукции привели к быстрому росту импорта из США. В то время как экспорт из России в США с 1913 по 1916 г. упал в 3 раза, импорт американских товаров возрос в 18 раз. Если в 1913 г. американский импорт из России был несколько выше ее экспорта из США, то в 1916 г. американский экспорт превышал российский импорт в США в 55 раз. Страна все в большей степени зависела от американского производства.
В марте 1916 г. послом США в России был назначен банкир и хлеботорговец Дэвид Фрэнсис. С одной стороны, новый посол стремился усилить зависимость России от Америки. С другой стороны, будучи хлеботорговцем, он был заинтересован в устранении России как конкурента с мирового рынка зерна. Революция в России, которая могла бы подорвать ее сельское хозяйство, скорее всего, входила в планы Фрэнсиса.
Посол Фрэнсис от имени правительства США предложил России заем в 100 миллионов долларов. Одновременно, по договоренности с Временным правительством, в Россию была направлена из США миссия «для изучения вопросов, имеющих отношение к работе Уссурийской, Восточно-Китайской и Сибирской железных дорог». А в середине октября 1917 г. был сформирован так называемый «Русский железнодорожный корпус» в составе 300 американских железнодорожных офицеров и механиков. «Корпус» состоял из 12 отрядов инженеров, мастеров, диспетчеров, которые должны были быть размещены между Омском и Владивостоком. Как подчеркивал советский историк A.B. Березкин в своем исследовании, «правительство США настаивало на том, чтобы присылаемые им специалисты были облечены широкой административной властью, а не ограничивались бы функциями технического наблюдения». Фактически речь шла о передаче значительной части Транссибирской железной дороги под американский контроль.
14 декабря 1917 г. «Русский железнодорожный корпус» в составе 350 человек прибыл во Владивосток. Однако Октябрьская революция сорвала не только заговор Моэма, но и план захвата США Транссибирской железной дороги. Уже 17 декабря «железнодорожный корпус» отбыл в Нагасаки.
25 мая сразу же после начала мятежа чехословаки захватили Новониколаевск (Новосибирск). 26 мая ими был взят Челябинск. Затем — Томск. Пенза, Сызрань. В июне чехословаки овладели Курганом, Иркутском, Красноярском, а 29 июня — Владивостоком. Как только Транссибирская железная дорога оказалась в руках «чехословацкого корпуса», «Русский железнодорожный корпус» вновь направился в Сибирь. Было принято решение: «Высадить имеющиеся в распоряжении войска с американских и союзных военных кораблей с целью закрепиться во Владивостоке и оказать содействие чехословакам». За три месяца до этого во Владивостоке высадился десант японских войск».11
С 1918 года Соединённые Штаты активно участвовали в военной интервенции против Советской России.
«Для Парижской мирной конференции 1919 года государственный департамент разработал детальный план, в котором высказывались требования «…всю Россию разделить на большие естественные области, каждую со своей экономической жизнью. При этом ни одна область не должна быть достаточно самостоятельной, чтобы образовать сильное государство». Из прилагаемых к этому документу карт вытекает, что США намеривались отделить от Советской России Прибалтику, Белоруссию, Украину, Среднюю Азию. А так же создать Дальневосточную республику. Кавказ рассматривался как «часть проблем Турецкой империи».9
«Ещё весной 1918 года американцы появились на Севере европейской территории России, на мурманском побережье. После первого десанта к лету в Мурманске было высажено около десяти тысяч иностранных солдат, общая численность американских войск составила шесть тысяч, англичан -29 тысяч человек. Интервенты направились на юг… Участие американцев в этой интервенции получило название – экспедиция «Белый медведь».
В американской печати 1918 года открыто раздавались голоса, предлагавшие правительству США возглавить процесс расчленения России. Сенатор Поиндекстер писал в «Нью-Йорк тайме» от 8 июня 1918 г.: «Россия является просто географическим понятием, и ничем больше никогда не будет. Ее сила сплочения, организации и восстановления ушла навсегда. Нация не существует». 20 июня 1918 г. сенатор Шерман, выступая в конгрессе США, предложил воспользоваться случаем для покорения Сибири. Сенатор заявлял: «Сибирь — это пшеничное поле и пастбища для скота, имеющие такую же ценность, как и ее минеральные богатства».
Эти призывы были услышаны. 3 августа военный министр США отдал распоряжение направить во Владивосток части 27-й и 31-й американских пехотных дивизий, которые до тех пор несли службу на Филиппинах. Эти дивизии прославились своими злодеяниями, продолжавшимися в ходе подавления остатков партизанского движения. 16 августа американские войска численностью около 9 тысяч человек высадились во Владивостоке.
В тот же день была опубликована декларация США и Японии, в которой говорилось, что «они берут под защиту солдат чехословацкого корпуса». Такие же обязательства взяли на себя в соответствующих декларациях правительства Франции и Англии. А вскоре «на защиту чехов и словаков» выступило 120 тысяч иностранных интервентов, включая американцев, англичан, японцев, французов, канадцев, итальянцев и даже сербов и поляков.»11
«Американцы развернули активность и в других частях России, на которые они решили ее разделить. В 1919 году Латвию посетил директор Американской администрации распределения помощи, будущий президент США Герберт Гувер. Во время пребывания в Латвии он установил дружеские отношения с выпускником университета штата Линкольна (штат Небраска), бывшим американским профессором, а в ту пору новоиспеченным премьером латвийского правительства Карлисом Ульманисом. Прибывшая в Латвию в марте 1919 года американская миссия во главе с полковником Грином оказала активную помощь в финансировании германских частей во главе с генералом фон дер Гольцем и войск правительства Ульманиса. В соответствии с соглашением от 17 июня 1919 года в Латвию стали поступать вооружения и другие военные материалы с американских складов во Франции. В целом в 1918–1920 гг. США выделили свыше 5 миллионов долларов на вооружение режима Ульманиса.»11
Также активно действовали американцы и в Литве, и в Эстонии. В своей работе «Американская интервенция в Литве в 1918–1920 гг.» Д.Ф. Файнхуаз писал: «В 1919 году правительство Литвы получило от государственного департамента военное снаряжение и обмундирование для вооружения 35 тысяч солдат на общую сумму в 17 миллионов долларов… Общее руководство литовской армией осуществлял американский полковник Даули, помощник главы военной миссии США в Прибалтике». Одновременно в Литву прибыла специально сформированная американская бригада, офицеры которой вошли в состав литовской армии. Предполагалось довести численность американских войск в Литве до нескольких десятков тысяч человек. США предоставили литовской армии продукты питания. Такая же помощь была оказана в мае 1919 г. и эстонской армии. Лишь рост оппозиции в США планам расширения американского присутствия в Европе остановил дальнейшую активность США в Прибалтике.
Одновременно американцы приступили к дележу земель, населенных коренным русским населением. На севере Европейской территории России, оккупированном интервентами из Англии, Канады и США, были созданы концентрационные лагеря. 52 тысячи человек, то есть каждый шестой житель оккупированных земель, оказались в тюрьмах или лагерях.
Столь же жестоко действовали американцы и на Дальнем Востоке. В ходе карательных экспедиций против жителей Приморья и Приамурья, поддерживавших партизан, только в Амурской области американцами было уничтожено 25 сел и деревень. При этом американские каратели, как и прочие интервенты, совершали жестокие пытки в отношении партизан и сочувствовавших им людей.
Советский историк Ф.Ф. Нестеров в своей книге «Связь времен» писал, что после падения Советской власти на Дальнем Востоке «сторонников Советов всюду, куда доставал штык заокеанских «освободителей России», кололи, рубили, расстреливали партиями, вешали, топили в Амуре, увозили в пыточных «поездах смерти», морили голодом в концлагерях».
Под влиянием поражений и давления внутри США летом 1919 г. начался вывод американских интервенционистских войск с Севера России. К апрелю 1920 г. были выведены американские войска и с Дальнего Востока. Ветераны интервенции на севере соорудили памятник в честь 110 погибших в боях и 70 скончавшихся от болезней в России. Памятник сделан из белого мрамора и изображает огромного белого медведя.
Немалый ущерб был нанесен стране в результате того, что Россия потеряла хлебный рынок сбыта, который захватили Штаты после Первой мировой войны. Фрэнсис и его друзья по хлеботорговому бизнесу могли торжествовать. Позже, выступая на XII съезде РКП(б), Л.Д. Троцкий заявил: «За время войны и революции Америка на 90 процентов завладела нашими прежними рынками сельскохозяйственного сбыта… Так ли трудно им купить нас с потрохами? Они могут в один год своим долларом убить всякие шансы на социалистическое развитие нашей страны». Будучи сыном хлеботорговца, Троцкий знал, что он говорил.».11
По мнению правителей США в дальнейшем все страны должны были жить «Под знаменем «Американизма».
«Несмотря на уход из России, было очевидно, что после завершения Первой мировой войны США стали сильнейшей державой мира. В отличие от многих стран Европы хозяйство США не только не было разорено военными действиями, а существенно укрепилось и разрослось. Страна обогатилась за годы войны. Усилилось имущественное неравенство: 1 % населения владел 50 % богатств США.
К ноябрю 1922 года общая задолженность иностранных государств Соединенным Штатам достигла с неоплаченными процентами 11,6 миллиарда долларов. Из них Великобритания задолжала 4,7 миллиарда долларов, Франция — 3,8 миллиарда, Италия—1,9 миллиарда, Бельгия — около 0,5 миллиарда. Вместе с другими видами капиталовложений экономическая поддержка, оказанная США европейским странам, выразилась в сумме почти 20 миллиардов долларов. Как отмечалось в 3-м томе «Истории дипломатии», выпущенной в 1945 году, «погашение этого огромного долга хотя бы по 400 миллионов в год должно было растянуться на десятки лет. Таким образом, в результате войны крупнейшие страны Европы оказались данниками Соединенных Штатов, по крайней мере, на два поколения».
Одновременно трансокеанская держава намеревалась установить свою гегемонию в Мировом океане. Еще в феврале 1916 года Вудро Вильсон заявил: «Ни одному флоту в мире не приходится защищать так далеко растянувшуюся область, как американскому флоту; поэтому он должен… превосходить все прочие флоты мира своей активностью».
В то же время Вильсон прикрывал корыстную политику США заявлениями о том, что им движут идеалы свободы, демократии и принципы христианской морали. В своих воспоминаниях премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж писал: «Я думаю, что идеалистически настроенный президент действительно смотрел на себя как на миссионера, призванием которого было спасение бедных европейских язычников… Особенно поразителен был взрыв его чувств, когда, говоря о Лиге Наций, он стал объяснять неудачи христианства в достижении высоких идеалов. «Почему, — спрашивал он, — Иисус Христос не добился того, чтобы мир уверовал в его учение? Потому что он проповедовал лишь идеалы, а не указывал практического пути для их достижения. Я же предлагаю практическую схему, чтобы довести до конца стремления Христа».11
После кризиса 1921 года экономика США вновь переживала бум. С 1913 по 1929 год промышленное производство США выросло на 70%, тогда как в Англии сократилось на один процент. Самодовольство ограниченных американских обывателей особенно ярко проявлялось за рубежом. Пользуясь существенной разницей в курсе валют, американцы заполняли богатые отели крупных городов Европы и лучшие зоны отдыха, а банковский и промышленный капитал захватывал всё новые и новые производства и рынки во всём мире.
«Американские предприниматели успешно орудовали даже в Советской России. Уход из России американских войск не остановил попыток американцев подчинить себе богатства нашей страны. Еще интервенты продолжали находиться на российских землях, а американские бизнесмены прилагали усилия, чтобы войти в Россию с «красной стороны». В 1919 г. было заключено торговое соглашение Советского правительства с 9 американскими фирмами на сумму 20 902 541 доллар. Поставки продовольствия оплачивались золотом. Американцы пытались своим долларом купить Советскую Россию «с потрохами», и они об этом откровенно заявляли.
Позже известный американский миллиардер Арманд Хаммер, отвечая на вопрос, как стать мультимиллионером, ответил: «Вообще-то это не так уж и трудно. Надо просто дождаться революции в России. Как только это произойдет, следует ехать туда, захватив теплую одежду, и немедленно договариваться о заключении торговых сделок с представителями нового правительства. Их не больше 300 человек, потому это не представит большой трудности».11
Весьма и весьма интересное заявление и чисто практический расчёт «делового» человека с американскими принципами отношения к другим странам и людям.
Не правда ли, это очень злободневно для нынешней ситуации в России?
Тем временем Советская Россия стала заключать концессионные договоры с иностранными фирмами. С 1921 по 1929 г. таких договоров было заключено 123. Хаммер стал одним из первых, кто подписал концессионный договор на разработку асбестовых рудников на Урале. «Частью нашей концессии, — вспоминал Хаммер, — было несколько гектаров лесов и лугов. В лесах было много дичи, а озера кишели рыбой». Подобные богатства были переданы под концессии и другим американцам.
Сменивший Вильсона 29-й президент (и масон) Уоррен Гардинг (4 марта 1921 — 2 августа 1923) заявлял: «Мы, американцы, сделали больше для развития человечества за полтора столетия, чем все народы мира вместе за всю их историю… Да сгинут мечты интернационалистов и большевиков… мы провозглашаем американизм и приветствуем Америку».11
В эти годы в стране идёт разгул антисоветизма и антикоммунизма. Тысячи людей по малейшему подозрению в причастности к коммунистической партии Америки, арестовываются и направляются в тюрьмы, активизировался Ку-клукс-клан, преследовавший негров по принципу расовой дискриминации. США довольно успешно осваивал всё новые и новые территории, особенно в Тихоокеанском азиатском регионе, потеснив там Китай и Японию. Казалось бы, Америка на подъёме по всем направлениям.
И вдруг (заметьте – опять «вдруг») – новый крах американской мечты и – опять! - чудесное спасение от гибели…За счёт чего и кого?

«Хотя мировой кризис был естественным порождением противоречий всей капиталистической системы, он был усугублен в США разгулом спекуляций, в который погрузилась Америка в 20-е годы. Как обычно, правящие круги США проявляли крайнюю самонадеянность, игнорируя многочисленные тревожные сигналы о нараставшем несоответствии между курсом ценных бумаг различных компаний и их реальным обеспечением.
Но еще через пять дней, 29 октября 1929 года, произошла величайшая биржевая катастрофа в истории США. За первые 30 минут работы биржи было продано 3 259 800 акций, а их общая стоимость обесценилась более чем на два миллиарда долларов. Обвал акций, крушение промышленных компаний и банков принесли разорение миллионам людей, и в то же время обогатили сравнительно небольшую группу спекулянтов, которые по дешевке скупали обесценившиеся акции и собственность разорившихся предпринимателей. После событий 1929 года состав буржуазных верхов США существенно изменился. В выигрыше остались представители транснациональных компаний и крупнейших банков.
Число безработных превысило 17 миллионов человек, что составляло почти половину всей рабочей силы страны. Миллионы рабочих были переведены на сокращенную рабочую неделю. Заработная плата и реальные доходы сократились в среднем в два раза. Миллионы семей остались без средств к существованию.
Фермеров, которые не могли оплатить свои долги, изгоняли с их участков, и они превращались в полуголодных батраков, описанных в романе Джона Стейнбека «Гроздья гнева». На Вашингтон и столицы штатов двигались многотысячные «голодные походы».
В то время как часть американского общества повернула влево, в стране происходил и рост профашистских настроений. В своем романе-предупреждении с ироничным названием «У нас это невозможно» С. Льюис утверждал: приход фашистов к власти в США стал весьма вероятным. Всевозможные деятели правого толка, такие как сенатор от штата Луизиана X. Лонг, священник из Детройта Ч. Кофлин и другие вели откровенно фашистскую пропаганду. Правящие круги США осознавали, что страна оказалась между двумя альтернативами — фашистской и коммунистической. Ставший к этому времени губернатором штата Нью-Йорк, Ф.Д. Рузвельт заявил в 1930 году: «В США перед нами стоит не только опасность коммунизма, но и равная опасность концентрации всей экономической и политической власти в руках тех, кого древние греки называли олигархией». В 1932 году Рузвельт говорил: «Мы против революции. Поэтому мы объявили войну тем условиям, из которых вырастают революции».
Лишь совершив решительный поворот от политики, проводившейся до сих пор республиканскими президентами, правящий класс США мог доказать свою способность управлять страной, сохранив существовавшую общественно-политическую систему. Став кандидатом от демократической партии, Ф.Д. Рузвельт предложил «Новый курс» — программу решительных социально-экономических реформ. Эта программа получила поддержку большинства избирателей, и Рузвельт был избран 32-м президентом США (4 марта 1933 — 12 апреля 1945). Как и многие его предшественники, Рузвельт был масоном».11
Поэтому в целом господствующие круги в США продолжали придерживаться крайне враждебных позиций в отношении СССР. Ещё в 1931 году тогдашний американский президент Гувер в интервью одной газете открыто заявил, что «его цель – уничтожение СССР».9
Лишь в 1933 году после избрания Ф. Рузвельта президентом США последними из великих держав установили дипломатические взаимоотношения с СССР.
«Рузвельт и его команда сумели добиться перелома в экономическом развитии. Роль государства в контролировании хозяйства заметно возросла. Хотя экономика не сразу восстановилась, у миллионов людей появилась надежда на возрождение. Рузвельт уверял, что он сумел избежать альтернатив, неприемлемых для правящего класса США. В июне 1934 года он говорил, что его действия, «некоторые… назовут «фашизмом», иногда «коммунизмом», иногда «регламентацией», иногда «социализмом»… Я считаю, что то, что мы делаем теперь, является необходимым выполнением неизменной миссии американцев — претворение в жизнь старых и проверенных идей американизма».
Однако, в отличие от своих предшественников, доведших страну до краха, Рузвельт проводил «старые и проверенные идеи американизма» с учетом реалий современного мира, а потому он вносил коррективы в проведении политики как внутри страны, так и за ее пределами. В то же время изменения, которые вносил Рузвельт во внешнюю политику США, не затрагивали ее экспансионистских принципов, хотя формы ее проведения видоизменялись. Подобные перемены внес Рузвельт и в политику США в Латинской Америке. Не в последнюю очередь это произошло под воздействием провала американского вмешательства в Никарагуа, а также бурных событий на Кубе в 1933 году.
Всеобщая стачка на Кубе переросла в августе 1933 года во всенародное восстание. 12 августа 1933 года офицеры столичного гарнизона потребовали отставки Мачадо, и тот сбежал из Кубы. По просьбе посла США в Гаване С. Уэллеса на Кубу были направлены американские военные суда. К власти пришло проамериканское правительство во главе с президентом де Саспедесом. Однако 4 сентября оно было свергнуто в результате военного переворота, который возглавил сержант Фульгенсио Батиста. После пяти дней правления директории из 5 членов Ф. Батиста организовал проведение выборов, на которых президентом был избран профессор Грау Сан Мартин.
Новое правительство провозгласило лозунг «Куба для кубинцев!», отменило конституцию, навязанную американцами, приняло демократическую конституцию, издало декрет о восьмичасовом рабочем дне, легализовало компартию.
28 декабря 1933 года Рузвельт объявил, что США отныне выступают «против вооруженной интервенции в дела других американских государств». Еще до этого 7 августа 1933 года было подписано соглашение между США и Гаити о выводе американских войск с острова к октябрю 1934 года.
Новый курс в Латинской Америке получил название «политики доброго соседа». Советский историк Л.И. Зубок писал: «В карибских и южноамериканских странах политика «доброго соседа» была направлена на установление лучших взаимоотношений в интересах американских капиталовложений в этих странах. Она диктовалась новыми условиями, сложившимися к этому времени. Американские капиталы так глубоко укоренились в экономическую жизнь карибских стран, что больше не было нужды в содержании там американских военных сил».
Несмотря на обычные для них лицемерные декларации о соблюдении ими принципов свободы и демократии, США не отказывались от своих методов силового давления на латиноамериканские страны. Они не признавали кубинское правительство Сан Мартина. На Кубу были направлены американские военные суда, и президент Сан Мартин ушел в отставку в январе 1934 года. В ходе этих событий посол США Уэллес установил добрые отношения с Батистой, который к этому времени возглавил штаб кубинской армии, превратился из сержанта в полковника и упразднил все воинские чины, выше полковничьего. Батиста поставил новым президентом крупного сахарозаводчика полковника Карлоса Мендиета, который имел тесные связи с американскими сахарными компаниями. Новый президент Кубы полностью удовлетворял американцев, и они признали его. Лишь после этого США отменили поправку Платта, разрешавшую им вмешиваться вдела Кубы.
Лицемерие американской политики «доброго соседа» проявилось и в событиях в Никарагуа, где армия, руководимая диктатором Самосой, жестоко расправлялась с членами и участниками прогрессивного выступления «сандинистов».
Американское правительство постаралось отмежеваться от инспирированного им преступления, но сохранило превосходные отношения с Сомосой. Как-то Ф.Д. Рузвельт заявил в неофициальной беседе: «Самоса — сукин аын, но он наш сукин сын!»
Этим принципом Рузвельт руководствовался в своих отношениях и с другими латиноамериканскими диктаторами. В 1935 году США помогли подавить восстание бразильского Национально-освободительного альянса и установить диктатуру Ж. Варгаса в 1937 г. В 1938 году США поддержали мятеж генерала Седильо против законного президента Мексики Карденаса.
Политика «доброго соседа» привела к усилению экономической и политической зависимости стран Латинской Америки от США и позволила за чужой счёт укрепить экономику Штатов.
Хотя реформы Рузвельта существенно усилили роль государства в социальной помощи миллионам нуждающихся, в то время мало задумывались о том, что ценой восстановления экономической активности стал значительный рост внутреннего долга США. Нараставший и в дальнейшем внутренний долг США стал постоянным источником нестабильности американской экономики.»11
О причинах, истоках и обстоятельствах развязывания Второй Мировой войны написаны тысячи документальных и художественных книг, сотни научных исследований, в которых виновниками, чаще всего, называют Гитлера и Сталина и проводимую ими политику.
Реже в числе виновных значатся страны Европы и ещё реже - Великобритания и Соединённые Штаты Америки.


Сообщение отредактировал Бутов Валерий - 25.9.2012, 18:02
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Селиванов Александр
сообщение 25.9.2012, 20:29
Сообщение #37


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 11 011
Регистрация: 4.12.2009
Из: Россия, Нижегородская область.
Пользователь №: 2 230
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: весна 1972 - 1973 осень
Место дислокации на острове: Нароко, передающий радиоцентр



Валерий. С удовольствием прочитал вашу книгу об операции "Анадырь" Большое спасибо
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 26.9.2012, 17:49
Сообщение #38


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Давайте проследим роль и ответственность США за развязывание Второй Мировой войны по источникам «Википедии» и книге Е.Емельянова «США - империя зла».
«Несмотря на немалые успехи в восстановлении экономики, США не сумели предотвратить новый экономический кризис, начавшийся осенью 1937 года. К лету 1938 года промышленное производство сократилось на одну треть, а количество безработных достигло 9,6 миллиона человек. Доходы фермеров упали, число заявок на предоставление пособий резко возросло. Правительство Рузвельта увеличило ассигнования на общественные работы и социальную помощь. Президент говорил о неравенстве американского общества, указав, что 1,5 % населения страны получают такой же доход, как и 47 % населения, но не смог предложить никаких мер для изменения этого положения.
Американский историк Р. Тагвелл писал: «В 1939 году правительство не могло добиться никаких успехов. Нельзя было даже предложить новых законопроектов… Впереди лежало открытое море до того дня, когда в Польшу вторгся Гитлер. Туман мог развеять только могучий ветер войны. Любые иные меры во власти Рузвельта не принесли бы никаких результатов».
В то время, когда над миром нависла угроза фашистского нашествия, проведение политики «невмешательства» объективно поощряло агрессоров.
3 октября 1935 года фашистская Италия напала на Эфиопию, а уже 5 октября была опубликована прокламация Рузвельта о «нейтралитете» США. «Нейтральная» политика позволяла США резко увеличить поставки в Италию нефти. Оправдывая свой курс, Рузвельт заявил 2 октября: «Американский народ имеет лишь одну заботу, выражает лишь одно чувство: что бы ни случилось на континентах за морем, Соединенные Штаты Америки будут и должны, как о том давным-давно молились «отцы» — основатели страны, оставаться не связанными ни с кем и сохранять свободу рук… Мы не только искренне стремимся к миру, нами движет твердая решимость избежать тех опасностей, которые могут поставить под угрозу наши мирные отношения с остальными странами».
Этими же мотивами объясняло правительство Рузвельта свою политику «невмешательства» в дела Испании. Оно объективно помогало фашистам Испании, Италии и Германии расправляться с республикой. В то время как Эрнест Хемингуэй и другие американские антифашисты отправлялись добровольцами в Испанию, чтобы защитить ее от фашистского порабощения, 7 января 1937 года конгресс США ввел «моральное эмбарго» на торговлю оружием с республиканской Испанией, поставив ее в исключительно трудное положение.
В то же время правительство Рузвельта не прибегло к закону о нейтралитете после нападения Японии на Китай в июле 1937 года. Это объяснялось тем, что Япония в чрезвычайной степени зависела от поставок американских товаров. Это бы обострило японо-американские отношения. Американское же правительство предпочитало, чтобы Япония увязла в войне с Китаем, а возможно, и с Советским Союзом. Таким образом, угроза войны с Японией была бы устранена. На совещании у Рузвельта было решено: «Мы можем нанести поражение Японии голодной смертью». А для того, чтобы найти противовес Японии, было решено установить отношения с СССР, что и было сделано в ноябре 1933 года.
Посол США в СССР У. Буллит писал Рузвельту из Москвы: «Если между Японией и СССР вспыхнет война, мы не должны вмешиваться, а использовать свое влияние и силу к концу ее, чтобы она закончилась без победы и равновесие между Японией и СССР не было нарушено».
Аналогичными мотивами правительство Рузвельта руководствовалось, саботируя усилия СССР по созданию системы коллективной безопасности в Европе для обуздания гитлеровской агрессии. И в этом отношении Рузвельт последовательно проводил политику, которая отвечала интересам правящих кругов США. Позже бывший заместитель государственного секретаря США С. Уэллес вспоминал: «Многие финансовые круги были твердо убеждены, что война между Советским Союзом и Германией лишь соответствовала бы их собственным интересам. Россия, по их мнению, неминуемо должна была потерпеть поражение, и это повлекло бы за собой крах большевизма».

В справке «Фальсификаторы истории», опубликованной Совинформбюро в 1948 году, не без оснований утверждалось: «В короткий срок, опираясь на финансовую поддержку, главным образом американских монополий, Германия воссоздала мощную военную промышленность, способную производить в огромных количествах первоклассное вооружение, многие тысячи танков, самолетов, артиллерийских снарядов, военно-морских кораблей новейшего типа и другие виды вооружений».
Вооружение Германии при поддержке США и других западных держав не могло не вести мир к катастрофе. Те круги США, которые планировали войну, старались сделать так, чтобы она принесла им наибольшие выгоды, а потому они тщательно выбирали подходящий момент для ее начала. Объясняя причины того, почему Рузвельт так активно поддерживал Чемберлена в его мюнхенской политике уступок, американский историк Ч. Тэнзил писал: «Президент вовсе не хотел, чтобы в Европе началась война, которая могла бы закончиться так быстро, что Соединенные Штаты не успели бы вмешаться. В сентябре 1938 года против Гитлера могли бы выступить французская, английская, русская и чешская армии, которые разгромили бы его довольно быстро».
Однако после того как Мюнхенское соглашение привело к расчленению Чехословакии, а СССР оказался политически изолированным, положение Германии значительно укрепилось. Это признавали в США. 31 января 1939 года на совещании с членами сенатского комитета по военным делам Рузвельт заявил: «Как бы ни началась война в Европе… с похода на восток или на запад… ее исход без материальной помощи Англии и Франции со стороны США, в первую очередь самолетами, приведет к торжеству держав Оси в Европе… Африка падет автоматически. Это очевидно, ибо Африка на девяносто пять процентов колония… Следующая совершенно несомненная цель, предложенная братцем Гитлером во вчерашней речи, — Центральная и Южная Америка». Рузвельт не сомневался, что угроза Гитлера не покупать продовольствие в Аргентине будет достаточным средством, чтобы принудить эту страну капитулировать перед Германией. Затем он сказал, что в Бразилии живет 250 тысяч немцев.
Очевидно, исходя из американского и даже личного опыта, Рузвельт говорил: «Центральная Америка? При соответствующей подготовке и умении подыскать нужных людей можно совершить революцию в любой из стран Центральной Америки, затратив от 1 до 4 миллионов долларов».
Теперь, когда американские компании помогли Гитлеру создать военную промышленность, достаточную для развязывания войны, США старались вооружить и другую сторону для того, чтобы война могла быть достаточно долгой и обеспечивала, как и в годы Первой мировой войны, заказами американскую промышленность. Поэтому США делали все возможное, чтобы наращивать темпы продажи вооружений в Европу.
Одновременно Рузвельт прилагал усилия для того, чтобы поддержать Англию и Францию в их попытках добиться такого соглашения с СССР, которое бы втянуло его в войну с Германией, но позволило бы западным странам избежать участия в конфликте. H.H. Яковлев писал, что, как только Рузвельту стало известно о предложении Германии подписать договор о ненападении с СССР, он «решил вмешаться». Рузвельт направил послание к Советскому правительству, настаивая на продолжении переговоров между СССР, Англией и Францией. Комментируя это послание, Яковлев писал: «Запад не мытьем так катаньем стремился вовлечь Советский Союз в войну с Германией, которая могла вылиться в крестовый поход капиталистического мира против страны социализма». Подписание советско-германского договора 1939 года о ненападении сорвало эти попытки.»11
Нынешние, антисоветски настроенные, политики и политологи «либералы» и «демократы» клеймят СССР за «Пакт Молотова-Риббентропа». Они, как будто, и слыхом ничего не слышали о более раннем «Мюнхенском сговоре», за которым последовало расчленение Чехословакии и который развязал руки Гитлеру.
А если бы СССР в 1939 году не заключил мирный договор с Германией, то когда бы Гитлер, подталкиваемый США и Великобританией, напал бы на Советский Союз?
А если бы СССР в 1939-40 годах первый перешёл границу и начал бы войну против Гитлера, разве не обвинили бы тогда те же США, Великобритания (и нынешние их апологеты) Советский Союз в агрессии и не ополчились бы вместе с Германией на социалистическую страну?
Или бы дожидались ослабления СССР в войне с Германией, чтобы потом добить его? Ведь именно таковой, в основном, была и есть «дипломатия» США…
Рискованная политика, начатая в конце 30-х годов, обрекла США и весь мир на постоянную жизнь в обстановке милитаризации, вооруженных конфликтов или ожидания их.
«1 сентября 1939 года нападением Германии на Польшу началась Вторая мировая война, а 3 сентября по радио выступил Ф.Д. Рузвельт. Он заявил: «Пусть никто небрежно или лживо не говорит о том, что Америка когда-нибудь пошлет свои армии в Европу… Мы стремимся не допустить войны до наших очагов, не позволить ей прийти в Америку. В этом мы имеем исторический прецедент, восходящий к дням администрации Джорджа Вашингтона…»
В то же время 20 сентября Рузвельт обратился к лидерам палат конгресса с призывом отменить закон о нейтралитете. Был достигнут компромисс: эмбарго на вывоз оружия отменяется, но будет введен принцип «плати и вези», то есть покупатель платит и доставляет оружие и военные материалы на своих судах. Так предполагалось избежать жертв «торпедной войны».
Еще за год до этого Э. Хемингуэй в своей статье «Программа реалистической политики США» так излагал принцип «плати и вези»: «Если мы реалисты, почему же тогда не продавать обеим сторонам все, что они захотят, все, что мы можем производить? Продавать, конечно, за наличный расчет. Ничего не следует продавать в кредит… Наличный расчет производить золотом… Чтобы застраховать себя от участия в войне, ничего не следует доставлять воюющим сторонам на своих судах. Пусть воюющие страны посылают свои суда, платят наличными, а уж если их суда окажутся потопленными, то это дело их бдительности. Чем больше потонет, тем лучше. В таком случае мы будем продавать им суда, также за наличный расчет, хорошие суда, быстро построенные с дрянными килями, какие мы поставляли им в прошлую войну… И если молодчики из гестапо устроят саботаж, подожгут верфь, мы все равно не вступим в войну. Мы застрахованы… Чем больше саботажей, тем лучше».
Настроение в Вашингтоне улучшилось после получения известий о начале советско-финляндской войны. Уже в начале декабря 1939 года США выделили Финляндии кредит в 10 миллионов долларов. Затем — еще на 20 миллионов долларов. США направили в Финляндию 250 орудий и другое вооружение. Одновременно были прекращены поставки авиационного оборудования, а также молибдена и алюминия в СССР. В конце января 1940 года торговля США с СССР была практически прекращена. В Вашингтоне было объявлено, что выезд американских добровольцев в Финляндию не противоречит закону о нейтралитете.
Между тем Германия продолжала держать под своей властью континентальную Западную Европу, ее самолеты беспрерывно бомбили Англию, а пришедшая на помощь разбитым англичанами итальянским войскам в Северной Африке немецкая армия под командованием Роммеля развернула в феврале 1941 года наступление в направлении Египта. Успех Роммеля мог бы привести к захвату немцами Суэцкого канала, а затем к выходу к нефтеносным месторождениям Ближнего Востока. Английское правительство, а вместе с ним и американское старалось отвлечь Гитлера от этих целей».11
Существенным элементом американской внешней политики оставался антисоветизм.
«В документе Госдепартамента США, датированном 1941 годом и посвящённом возможности германо-советской войны, высказывалась следующая рекомендация: «То, что Советский Союз борется против Германии, не означает, что он – защитник, сторонник или приверженец тех международных принципов, которые мы поддерживаем… Мы не должны давать Советскому Союзу каких-либо обещаний о помощи, которую предоставили бы ему в случае германо-советского конфликта, и нам не следует брать на себя каких-либо обязательств касательно нашей будущей политики по отношению к Советскому Союзу или России».9
«Правительство Рузвельта делало все от себя зависевшее, чтобы выгодная для него война между СССР и Германией стала реальностью. С одной стороны, в марте 1941 года заместитель государственного секретаря США С. Уэллес предупредил советское правительство о готовящемся нападении Германии. С другой стороны, глава Федерального бюро расследований (ФБР) Эдгар Гувер снабдил германское посольство в Вашингтоне провокационной дезинформацией: «Из очень надежного источника стало известно, что СССР намеревается пойти на новую военную агрессию, как только Германия будет связана крупными военными операциями».
Теперь Черчилль и Рузвельт лишь обменивались информацией о времени начала нападения Германии на СССР. 15 июня Черчилль сообщил Рузвельту, что «в ближайшее время немцы совершат, по-видимому, нападение на Россию». Об этом англо-американские союзники не стали извещать Советское правительство.
Узнав о нападении Германии на СССР 22 июня 1941 года и посовещавшись с экспертами, военный министр США так оценивал в своей записке Рузвельту значение германского вторжения в СССР для Америки: «Этот шаг Германии почти напоминает дар провидения… Германия будет основательно занята минимум месяц, а максимально, возможно, три месяца задачей разгрома России». По мнению министра, это заставит Гитлера «оставить или отсрочить… всякие планы вторжения на Британские острова… напасть на Исландию… планы нажима на Западную Африку, Дакар и Южную Америку… Эта последняя иллюстрация честолюбия и вероломства нацистов открывает для вас широкие возможности выиграть битву в Северной Атлантике и обеспечить защиту нашего полушария в Южной Атлантике».11
Однако многие на Западе осознавали, что успех Германии в войне против СССР лишь усилит Третий Рейх. Поэтому в США было принято решение о готовности предоставить СССР помощь по ленд-лизу, оговорив, что главным направлением этой программы остаётся Англия.
В меморандуме для внутреннего пользования правительства США отмечалось: «За 27 лет с тех пор, как Россия стала коммунистической, Советы никогда не угрожали серьезно нашим национальным интересам и нашему укладу жизни. Однако за два года безумного похода Гитлера, предпринятого им с целью порабощения всего мира, возникла серьезная угроза самому нашему существованию как свободного народа… Мы не за коммунизм, но мы против всего, за что выступает Гитлер».
Мнение же значительной части руководства демократической партии выразил сенатор Гарри Трумэн (будущий президент Америки), который 23 июня 1941 года заявил: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если будет выигрывать Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают друг друга как можно больше».
Со второй половины 1941 года США все больше беспокоили Тихоокеанский регион и активность в нем Японии. H.H. Яковлев замечал: «Отношения с Японией приобрели первостепенное значение в глазах Ф. Рузвельта не потому, что Империя восходящего солнца могла поставить под угрозу существование Соединенных Штатов, а потому, что японо-американская война неизбежно сорвала бы замыслы Вашингтона — остаться пока вообще в стороне от вооруженной борьбы… В конце июля 1941 года японское правительство, рассмотрев сложившуюся обстановку в мире, пришло к выводу, что следует захватить страны южных морей, то есть пойти на войну с США и Англией. Что касается давно подготовлявшегося похода на север, против Советского Союза, то в Токио отложили его до того момента, когда военные поражения на западе ослабят СССР… Все эти обстоятельства были отлично известны Ф. Рузвельту. Весной 1941 года американские криптографы сумели расшифровать японский код, использовавшийся для передачи телеграмм из Токио дипломатическим представителям, аккредитованным в других странах».
Оказавшись в катастрофическом положении после введения американского эмбарго, японское руководство еще в сентябре 1941 года приняло план нападения на Пёрл-Харбор. 6 декабря Рузвельт получил расшифрованный текст ноты, которую японские дипломаты Номура и Курусу должны были вручить на следующий день. Прочитав ноту, Рузвельт сказал: «Это война». Гопкинс предложил нанести превентивный удар, но Рузвельт отверг это, заявив: «Нет, мы не можем этого сделать. Мы демократический и миролюбивый народ. У нас хорошая репутация». (?) (удивительное миролюбие!! В.Б.)
Тем временем эскадра японских судов двинулась от берегов Итурупа к Гавайским островам. 7 Декабря в 7 часов 53 минуты по местному времени… японские бомбы упали на военно-морскую базу американцев в Пёрл-Харборе.
Почти тотчас Рузвельт получил сообщение о бомбардировке Пёрл-Харбора. В ходе налетов были потоплены и сильно повреждены 18 крупных военных судов, включая 8 линкоров, большое число мелких судов, уничтожено 188 и повреждено 128 самолетов. Только вместе с линкором «Аризона» погибло 1102 человека.
На следующий день 8 декабря Рузвельт выступил в конгрессе. Назвав 7 декабря «днем позора», он призвал конгресс объявить войну Японии, и это было сделано. 9 декабря Рузвельт в своем выступлении по радио заявил: «Я могу сказать с величайшей уверенностью, что ни один американец сегодня или спустя тысячу лет не будет испытывать ничего, кроме гордости, по поводу нашего терпения и наших усилий на протяжении многих лет, направленных на достижение мира на Тихом океане, который был бы достоин и справедлив для всех стран, больших и малых».11
Интересно проследить и такой, весьма важный, прежде всего для СССР, воюющего против фашизма почти в одиночку, почему столь длительное время велась война без второго фронта.
«Между тем фронт войны быстро расширялся. 11 декабря 1941 года Гитлер в своей речи в германском Рейхстаге объявил войну США. В тот же день войну США объявила и Италия. Таким образом, США оказались в состоянии войны с главными державами «Оси».
Хотя Германия была далеко от США, американцы вскоре ощутили ее удары. Р. Шервуд писал, что немецкие подводные лодки «подходили на столь близкое расстояние, что с них можно было видеть зарево огней Бродвея, и топили суда в нескольких сотнях ярдов (то есть в нескольких сотнях метров. — Авт.) от Восточного побережья… За два месяца подводные лодки затопили в западной части Атлантики 132 парохода». Профессор Морри-сон в своем учебнике по военно-морскому делу писал: «Бойня, устроенная подводными лодками вдоль нашего атлантического побережья в 1942 году, принесла стране такое бедствие, как если бы диверсанты уничтожили полдюжины наших крупнейших военных заводов».11
Тем временем японские войска развернули наступление в Южной Азии и вторглись в американские владения на Тихом океане.
«Таким образом, Вооруженные силы США в короткий срок лишились всех своих военно-морских и военно-воздушных баз в западной части Тихого океана. США потеряли важную сырьевую базу на Филиппинах и были отрезаны от восточного побережья Китая». Позиции, которые Соединенные Штаты захватили в Тихом океане в ходе войн против испанцев и филиппинцев на рубеже XIX и XX веков, были ими потеряны за несколько месяцев в войне против Японии.
Словно компенсируя свои неудачи в сражениях против японцев в бою, правительство США развернуло массовые репрессии против японцев и лиц японского происхождения (так называемых «нисеев»), живших в США. В первые же дни войны было арестовано 1266 японцев. В стране развернулась истерическая шпиономания, разжигаемая радио и печатью.
Лиц японского происхождения обвиняли в том, что они отравляли фрукты и овощи, которыми торговали на рынках, сооружали клумбы на садовых участках так, чтобы они служили ориентацией японским самолетам для бомбардировки военных заводов и аэродромов, по ночам подавали световые сигналы японским подводным лодкам, а при случае стреляли в спины маршировавшим солдатам.
Все эти обвинения были чистым вымыслом. Было известно, что на территории США, где последняя война к этому времени отгремела 77 лет назад, за всю Вторую мировую войну не ступила нога японского солдата, не упала ни одна японская бомба, поскольку Аляска и Гавайские острова, где это происходило, не были тогда штатами США. Не было ни одного японского авианалета на США или обстрела американского побережья японскими надводными или подводными судами. Не было ни одного обстрела американских солдат на территории США. 11 февраля 1942 года Рузвельт отдал по телефону приказ военному министру Стимсону выселить американцев японского происхождения из штатов Тихоокеанского побережья и переселить в концентрационные лагеря.
В течение недели около 120 тысяч американцев японского происхождения были направлены в лагеря за колючую проволоку в штатах Вайоминг, Айдахо, Монтана. (нашим «демократам» об этом как-то не принято вспоминать и говорить? В.Б.)
На долгие годы лица, пострадавшие от массового шпионского психоза миллионов американцев и произвола американских властей, запомнили свое трехлетнее пребывание в концентрационных лагерях.»11
«Тем временем Красна Армия, продолжая свои удивительные контратаки, выбила немцев со многих передовых позиций. Об этом хорошо было информировано население США.
Популярность Советского Союза в США необыкновенно возросла. В печати публиковались материалы, в которых выражались сочувствие советским людям, а советская жизнь изображалась главным образом с положительной стороны».11
Тем ни менее, в феврале 1942 года тогдашний начальник оперативного управления штаба сухопутных сил Эйзенхауэр констатировал, что «поражение Красной Армии… делает для Великобритании и США малоперспективной победу на северо-западе Европы». В мае этого же года преемник Эйзенхауэра Ведемейер обосновывал вопрос об оказании поддержки Советскому Союзу необходимостью «сковать немцев, пока наш собственный потенциал не сможет обеспечить решающее преимущество в войне».9
«Летом 1942 года состоялся визит наркома иностранных дел В.М. Молотова в Великобританию и США. В советско-американском коммюнике, опубликованном 12 июня по итогам переговоров в Вашингтоне, говорилось, что «достигнута полная договоренность в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 году».
Однако в разгар нового наступления германских армий против Красной Армии, начавшегося 28 июня 1942 года, У. Черчилль от своего имени и от Рузвельта известил 18 июля Сталина об отказе выполнить обязательства союзников по открытию второго фронта»11.
«Союзники намеренно тормозили открытие второго фронта в Европе, чтобы Советский Союз «истёк кровью». До 1944 года Красная Армия сражалась, имея пред собой 60-70% немецких сухопутных войск, в то время как британские и американские войска – только 1-6%. В 1943 году ведущие военные деятели и сотрудники секретной службы США задумывались над тем, как повернуть против Советского Союза «мощь всё ещё сильной Германии».
Уже в 1943 году армия США определила свои цели как охватывающие весь мир. Командование ВВС, которые до 1947 года формально входили в состав сухопутных сил, было убеждено в том, что они будут задавать тон в будущей войне: один лишь факт существования флота бомбардировщиков в состоянии «навязать свою волю противнику, с тем, чтобы наблюдать за миром в качестве полицейского».9
«Исход Второй мировой войны решался в сражениях на советско-германском фронте. В то время как на советско-германском фронте осенью 1942 года немецко-фашистские войска насчитывали 266 дивизий, то в период сражения под Эль-Аламейном немцы имели в Северной Африке 12 дивизий, а итальянцы — 8. Лишь окружение и разгром немецко-фашистских дивизий под Сталинградом, а затем начало широкого наступления на значительной части фронта означали, что в войне наступил решающий перелом.
До середины 1944 года военные действия союзников в Европе ограничивались позиционной войной в Италии. Десант американских войск в районе Анцио, Неттуния (вблизи Рима), осуществленный в конце января, не привел к существенному изменению положения. Лишь 11 мая 1944 года началось англо-американское наступление на итальянском фронте. Преодолев 20 километров за 3 недели, союзники взяли 4 июня Рим.
Несмотря на героизм и мужество американских солдат и моряков, участвовавших в боевых действиях, вклад США в общую победу был несопоставим с успехами советских войск. За это же время Красная Армия, действовавшая в одиночку, сумела освободить огромную часть советской земли, захваченной гитлеровцами, и разгромить сотни немецко-фашистских дивизий. Этот вклад в общую победу Объединенных наций СССР оплатил огромными людскими и материальными потерями. Военные действия, которые велись на советской территории, привели к разорению хозяйства, уничтожению тысяч городов и сел, гибели миллионов мирных жителей.
В это же время США не только не понесли сопоставимых потерь, но, напротив, стремительно наращивали свои силы. Общий объем производства вырос с 1939 по 1944 год на 120 %.
Безработица, охватившая 10 миллионов в 1938 году, сократилась до 5,5 миллиона в 1941 году и до 640 тысяч в 1944 году. Прибыли монополий выросли за 3 года войны в 2 раза и составили в 1944 году 11 миллиардов долларов.
Растущее богатство страны позволяло ей осуществлять новые дорогостоящие научные исследования в военных целях. Сразу же после Пёрл-Харбора были многократно увеличены ассигнования на проект «Манхэттен» по созданию атомного оружия. 2 декабря 1942 года в здании Стэгг-Филда Чикагского университета заработал первый в мире атомный реактор. Создание атомной бомбы стало возможным.
Игнорируя протесты Сталина против нарушения взятых американцами обязательств по открытию второго фронта, правительство США неспешно наращивало усилия для создания такого экспедиционного корпуса в Европе, который мог бы сокрушить ослабленную Германию в считанные дни и занять европейские страны, прежде чем туда вступит Красная Армия.»11
Надеюсь, что историю ВМВ и ВОВ все мы в общих чертах, всё-таки знаем…
Войска союзников продвигались на Восток, подвергая города Германии не всегда оправданным бомбардировкам. Чего стоит основательное разрушение одного только города-музея Дрездена, в котором не было никаких военных объектов, но в котором в результате массированной бомбардировки союзническими войсками погибло 130 тысяч мирных жителей. Вероятно, это была психологическая подготовка американцев и населения Планеты к будущим атомным бомбардировкам японских городов Хиросимы и Нагасаки.
Попав в трудное положение под Арденнами, союзники попросили помощи у Сталина, и, не смотря на тяжёлые потери, советские войска начали наступление на хорошо укреплённые позиции немцев уже в самой Германии. Понимая, что Советы могут опередить их, союзники ускорили своё продвижение к Берлину… Провалились и попытки заключить сепаратный мир между державами Запада и Германией.
Уже в последние месяцы войны западные партнёры Сталина стали ставить под сомнение те изменения, которые произошли в Центральной и Юго-Восточной Европе, вследствие побед Красной Армии…
Но вернёмся к театру военных действий в тихоокеанском регионе, где Америка жаждала вернуть потерянные позиции и ещё не закончила войну с Японией.
Далёкая война была дорогостоящей и достаточно кровопролитной, особенно для Японии… японский торговый флот был практически уничтожен и подвоз нефти на островное государство, не имеющее своей нефти, прекратился. Одновременно американцы осуществляли интенсивные бомбардировки, в ходе которых было убито 260 тысяч и ранено 412 тысяч человек, более девяти миллионов остались без крова.
К концу первой декады августа 1945г. Советский Союз, подготовившись в ведению боевых операций, вступил в войну против Японии и её одно миллионной Квантунской армии, расположенной в Манчжурии. Япония несла потери на всех фронтах на обширных водных и земных территориях. Её капитуляция была неизбежна в течение ближайшего месяца. Тем ни менее, США, не согласовав своих действий с союзниками, и прежде всего с Советским Союзом, ведущим результативную войну против Японии, решилось применить новое, ещё неизвестное миру оружие массового поражения – атомную бомбу.
В том, что Соединённые Штаты Америки имеют право и должны иметь атомную бомбу, пожалуй, не сомневался ни один американец. В целесообразности, в необходимости её практического применения, вероятно, были сомнения и у политиков, и у военных. Тем ни менее, 6 августа американский самолёт в девять часов утра сбросил на Хиросиму атомную бомбу мощностью 20 тысяч тонн тротилового эквивалента… Погибло сразу 240 тысяч, пострадало от взрыва ещё 163 тысячи человек, в том числе старики и дети. Вероятно, американцы решили не дать японцам опомниться, и хотя следующая бомбардировка была намечена на одиннадцатое, её решили произвести девятого августа. Число убитых и раненых в Нагасаки составило 75 тысяч человек.
К концу августа успешно наступающие советские войска полностью разоружили Квантунскую армию и другие дивизии противника, располагавшихся в Маньчжурии и Северной Корее.
«В своем письме Сталину от 15 августа Трумэн представил проект своего приказа Макартуру, в котором были определены границы размежевания между советскими и американскими оккупационными войсками. Именно тогда была впервые обозначена 38-я параллель в качестве разделительной линии между американскими и советскими войсками в Корее. (Как обычно, американцы для административной границы решили использовать географическую параллель.)»11
Несмотря на известные материальные и людские потери, США, не имевшие военных действий на своей территории и позже всех вступившие в войну, вышли из неё невероятно усилившимися и обогащёнными.
«В то время как в Западной Европе промышленное производство в 1946 году сократилось на 30 % по сравнению с 1937 годом (в Западной Германии — на 63 %), в Японии — на 70 %, в США оно выросло на 47 %. В результате удельный вес США в производстве всего мира (без СССР) вырос с 41,4 % в 1937 году до 62 % в 1947 году. Удельный вес США в мировом капиталистическом экспорте вырос с 14,2 % в 1937 году до 32,5 %, то есть в 2,3 раза. По тоннажу торгового флота США превзошли все остальные капиталистические страны вместе взятые. Заграничные капиталовложения США за годы войны выросли с 11,4 миллиарда долларов в 1939 году до 15,3 миллиарда долларов в 1945 году. В 1946–1955 годах доходы США от внешних инвестиций составили 21,2 миллиарда долларов. За годы войны различные страны мира задолжали Соединенным Штатам 19 миллиардов долларов. Получая по этим долгам, США уже в первые послевоенные годы стали обладателями 70 % всех золотых запасов капиталистических стран».11
«Советский Союз потерял в войне более 20 млн. человек и понёс материальный ущерб в объёме 679 млрд. руб. Его национальный доход в 1945 году был почти на 1\5 ниже уровня дохода в 1940 года. Для сравнения: США потеряли 450 тыс. убитыми, их совокупный общественный продукт за войну более чем удвоился, удельный вес в мировом промышленном производстве составил к концу войны 60%».9
«Объединенный совет начальников штабов стремился сделать все возможное, чтобы США получили доступ к нефти Саудовской Аравии». Американцы устанавливали свой контроль и над добычей африканского сырья: свинца, цинка, кобальта, промышленных алмазов.
Особенно укрепились позиции США в Западном полушарии. Если в 1936–1938 гг. на долю США приходилось 33 % импорта этих стран, то в 1947 году — 65 %. Американский капитал взял под свой контроль почти все производство меди в Чили, Перу и Мексике, 75 % разведанных нефтяных запасов в Латинской Америке. В Бразилии американский капитал контролировал 80 % всей экономики страны.
Если после Первой мировой войны американские войска были выведены из Европы за несколько месяцев, то после лета 1945 года американские вооруженные силы продолжали оставаться в оккупированных ими Японии, Филиппинах и Италии, оккупационных зонах Германии, Австрии, Кореи, а также на военных базах в различных частях мира. Казалось, что созданы условия для реализации давних устремлений американских правящих кругов — установления мирового господства.
Известный военный обозреватель Хэнсон Болдуин писал в своей книге «Цена власти»: «Сегодня мы — нация-банкир, нация-кредитор, нация-экспортер, великая морская и воздушная держава, центр сосредоточения мировых коммуникаций. Если Рим в свое время был центром существовавшего тогда мира, то в еще большей степени Вашингтон является центром западного мира в XX веке».
Владелец и редактор крупнейших американских журналов Генри Люс объявил: « ХХ век – это век Америки…первый век, когда Америка является доминирующей мировой силой».11
Не успели ещё земляне похоронить всех убитых, как фактически началась «холодная война» за мировое лидерство.
Новый президент США Трумэн стал готовить поход против Советского Союза.
«Как и после Первой мировой войны, возвращение многих солдат с фронтов войны и сокращение военного производства сопровождались в США спадом в экономике и ростом безработицы. Индекс промышленного производства упал с 239 в 1943 году (за 100 принимался уровень 1939 года) до 170 в 1946 году. Число занятых сократилось с 55,7 миллиона человек в конце июля 1944 года до 51 миллиона в январе 1946 года.
В то же время население страны убеждали в том, что послевоенное процветание может кончиться, если страна не будет наращивать гонку вооружений. Рост военной промышленности объясняли необходимостью обеспечить оборону США от внешнего врага».11
«20 апреля 1945 года на встрече с В.М. Молотовым американский президент в неприемлемой форме потребовал от СССР изменить свою внешнюю политику в угодном США духе. Менее чем через месяц без каких-либо объяснений были прекращены поставки в СССР по ленд-лизу. В сентябре США поставили Советскому Союзу неприемлемые условия для получения ранее обещанного займа. Как писал в одной из своих работ профессор Дж. Геддис, от СССР требовали, чтобы «в обмен на американский заём он изменил свою с и с т е м у п р а в л е н и я (? В.Б.) и отказался от сферы влияния в Восточной Европе».10 ( то есть, в непосредственной близи от своих границ? Разве не это же самое потребовали от Советского Союза в конце 80-х и начале 90-х? В.Б.)
Как известно, экстремистские круги - и не только в США – открыто требовали внешнеполитической экспансии, проведения жёсткого курса в отношении революционно-демократических и национально-освободительных сил в мировом масштабе. Этот политический курс, получивший название «холодной войны», был официально провозглашён У. Черчиллем в присутствии президента США Г. Трумэна 5 марта 1946 года в г. Фултоне (США). Черчилль призвал к созданию англо-американского союза для борьбы с «мировым коммунизмом, возглавляемым Советской Россией».
Наперекор трезвому мышлению в политике и стратегии ведущее место заняла концепция вседозволенности, основанная на монопольном владении атомным оружием, которое позволит США установить политический контроль над миром и навязать ему своего рода «Пакс Американа» («Мир по-американски»).
«Наиболее серьёзную угрозу безопасности США, - указывалось в документе, - представляет сама природа социалистического строя». Цель войны – «уничтожение корней большевизма» путём разгрома СССР и его союзников».10
«Более полное идейно-политическое обоснование антисоветской политики было изложено в секретном меморандуме советника американского посольства в Москве Джорджа Кеннана, направленного телеграммой из 8 тысяч слов. Искажая историю нашей страны как дореволюционную, так и советскую, Кеннан писал о якобы извечной непримиримости России к Западу и ее извечной агрессивности. «Главным элементом любой политики США по отношению к СССР, — призывал Кеннан, — должно быть долговременное, терпеливое, но твердое и бдительное сдерживание русских экспансионистских тенденций». Сформулированная Кеннаном «доктрина сдерживания» была положена в основу внешней политики США с начала 1946 года».11
Объяснением появлению «доктрины сдерживания» могут служить слова госсекретаря США Хэлла «…Если учесть все военные факторы – источники помощи, людские резервы, географическое положение и в особенности наши способности перебросить свои силы через океан и применить их на континенте, - то мы могли бы успешно защитить Великобританию, но не смогли бы победить Россию. Другими словами, втянулись бы в войну, которую мы не в состоянии выиграть».9
«Фактически «холодная война» была объявлена 5 марта 1946 года в выступлении Уинстона Черчилля в Вестминстерском колледже: «Это не та Европа, - заявил Черчилль, - ради создания которой мы боролись». Он предлагал пересмотреть последствия ВМВ и те решения, которые были приняты в Тегеране, Ялте и Потсдаме. Черчилль не скрывал, что политическим орудием ревизии Ялтинской системы должна была стать «братская ассоциация народов, говорящих на английском языке».11
Таким образом «холодная война» разразилась, поскольку её очень желали. Желали те, кому очень не терпелось только что выбитых из седла претендентов на мировое господство и сделать Землю «по крайней мере на 85%»(выражение Г.Трумэна) похожей на американский «эталон».
«Понятие «железный занавес» было введено не Черчиллем. Его придумал Геббельс в заключительной фазе войны, когда руководители терпящего крах нацистского рейха отчаянно пытались договориться с западными державами о сепаратном мире и совместной войне против Советского Союза. То, что Черчилль взял на вооружение формулировку Геббельса, отражает следующий факт: западные державы после 1945 года объективно продолжили антисоветскую агрессивную политику германского фашизма.
Когда президент Трумэн в речи 6 марта 1947 года говорил о том, что «свобода» важнее, чем мир, он нисколько не скрывал, что его прежде всего интересует обеспечение повсюду в мире «с в о б о д ы д л я п р е д п р и н и м а т е л е й». Высказывание « д е л а п л о х и, к о г д а р ы н к и м а л е н ь к и е , х о р о ш и, к о г д а р ы н к и б о л ь ш и е» разъясняет, какую «свободу» имел в виду мистер Трумэн».9
Мне кажется, лучше всего ему и всему Западу, Америке и другим, в том числе и азиатским странам, удивительно ловко и во время подыграли российские «демократы» и прежде всего «либерал» Е. Гайдар в начале 90-х, превратившие Россию в открытую рыночную площадку для этих стран.
Вместо того, чтобы взятые у запада деньги вкладывать в своё российское производство, они раздавали их прежде всего своему ближайшему окружению, из которого потом и возникали нынешние олигархи и супербогатые люди в России рангом чуть пониже. К тому же займы уже внутри страны выдавались тоже по принципу «свой-чужой» и под минимальные проценты, которые в то время съедала инфляция. То есть, займы «для своих» оказывались беспроцентными.
Конечно, кое-что перепадало и рядовым «челнокам», и некоторые из них тоже слегка «разбогатели» и даже впоследствии образовали так называемый «средний класс». За эти годы Россия взяла займов за рубежом почти столько же, сколько Советский Союз за всё время своего существования. Но в СССР на эти деньги были построены заводы, фабрики, гидро и атомные электростанции, дома, вузы, а также развивалась наука, здравоохранение и обеспечивались социальные услуги населению, которые составляли 60% и более от официальной заработной платы советских людей.
Но ведь «свободной» России достались не только долг, который СССР должен был выплачивать, но и долги других стран самому Советскому Союзу. И мы до сих пор не знаем, к а к о в а ж е судьба этих тоже достаточно огромных сумм?!
На мой взгляд, с учётом нашей нынешней конкурентоспособности, вступление России в ВТО – это ещё один способ дальнейшего удержания её в качестве рынка сбыта для крупнейших международных фирм и корпораций, прежде всего западных и американских.

«По мере быстрого накопления атомного оружия в США 14 декабря 1945 г. была подготовлена новая директива № 432/d комитета начальников штабов, в приложении к которой были указаны в качестве объектов атомной бомбардировки трасса Транссибирской магистрали и 20 городов СССР: Москва, Ленинград, Горький, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Тбилиси, Куйбышев, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Новокузнецк, Ярославль, Иркутск, Грозный. Всего предполагалось использовать 196 атомных бомб. Рекомендовалось развязать войну как можно скорее, до того, как СССР создаст собственное атомное оружие и стратегическую авиацию».11
«Бывший президент Герберт Гувер, который в бытность свою в Белом доме отстаивал принципы «американизма» и насаждал их огнем и мечом в Никарагуа и других странах Латинской Америки, теперь заявлял: «Пока мы, и только мы, обладаем атомной бомбой, мы можем диктовать свою политику всему миру». Генерал авиации Тейлор заявлял: «Наши военно-воздушные силы обладают решающим оружием, которое позволит Соединенным Штатам установить полицейский контроль над миром и навязать ему своего рода «pax americana». Идея «рах americana» была взята на вооружение правящими кругами США.
В меморандуме говорилось: «Советский Союз трудно одолеть, ибо его промышленность и естественные ресурсы широко рассредоточены. Однако он уязвим для атомного, бактериологического оружия и дальних бомбардировщиков. Следовательно… США должны быть готовы вести атомную и бактериологическую войну», заниматься «постоянной разработкой как наступательных, так и оборонительных вооружений».11
Помощь проамериканским режимам стала возрастать после провозглашения так называемой доктрины Трумэна.
В документе Объединённого комитета начальников штабов США от 09.04.1947 г. говорится: «Важнейшим правилом при оказании помощи должно быть исключение СССР и любой страны, находящейся под его контролем, из программы помощи». И далее: «С помощью возрождённой Германии, сражающейся на стороне западных союзников, это (борьба против СССР) было бы возможно. Кроме того, полное восстановление немецкой промышленности, особенно угольных шахт, необходимо для экономического оздоровления Франции, безопасность которой неразрывно связана с безопасностью США, Канады и Великобритании. Поэтому экономическое возрождение Германии имеет первостепенное значение с точки зрения безопасности Соединённых Штатов…»9
«12 марта 1947 года президент США обратился к конгрессу с призывом немедленно предоставить помощь Греции и Турции в размере 400 миллионов долларов. Трумэн утверждал, что эти страны оказались под угрозой извне и изнутри «мирового коммунизма». Конгресс поддержал просьбу президента. К апрелю 1948 года помощь Греции и Турции, главным образом военная, составила 337 миллионов долларов.
В то же время Трумэн не ограничивал действие своей доктрины Грецией и Турцией. Он заявил о том, что США будут повсеместно брать под свою защиту «свободные» страны, оказывать им поддержку против угрозы «тоталитарных режимов», в том числе в случае «непрямой агрессии». Истолковывая смысл «доктрины Трумэна», английский профессор Д.Ф. Флеминг писал: «Ни одно официальное заявление не могло быть более широко охватывающим. Где бы ни возникало коммунистическое восстание, США будут подавлять его. Куда бы ни попытался толкнуться Советский Союз вовне, в любом пункте вдоль его огромной периферии США противодействовали бы ему. США брали на себя роль всемирного антикоммунистического полисмена. Это, однако, не было еще полным содержанием доктрины, так как ее всеохватывающий язык запрещал также любой вид революции, демократический или какой-либо иной».
В «Директивах по вопросам стратегического планирования», подготовленных Объединённым комитетом начальников штабов 1 мая 1947 года, подчёркивалось: «район Среднего Востока… должен при определении потребности в войсках и технике рассматриваться в качестве главного плацдарма для операций против СССР.»11
Когда смотришь на развитие политических и уже военных событий нынешнего, постсоветского, времени на Ближнем и Среднем Востоке, то невольно вспоминаются многие намерения, высказывания и планы США после ВМВ.
«Однако, к этому времени достаточных условий для создания широкой антисоветской коалиции не было. Вплоть до начала 1947 года в состав правительств Франции, Италии и ряда других стран входили коммунисты, которые активно поддерживали СССР. Ряд социал-демократических партий в Западной Европе, включая правящую в Великобритании лейбористскую, не был настроен на войну против СССР. К тому же оставались в силе договоры о взаимопомощи Советского Союза с Великобританией и Францией.
Из перечня стран, которым США собирались оказывать первоочередную помощь, следовало, что авторы документа считали «зоной интересов» США территории вокруг границ СССР и союзных с ним государств. Вскоре «доктрина Трумэна», а так же планы американских военных и политических стратегов стали воплощаться в жизнь».11
А вот что можно прочесть в документированных книгах ряда авторов по этому поводу, в том числе у Юрия Емельянова «США – империя зла».
«Чариотр», «Хафмун», «Флитвуд», «Дропшот» и другие планы уничтожения СССР».
«Напряженность в советско-американских отношениях нарастала. В 1947 году правительство США в одностороннем порядке расторгло советско-американское соглашение 1945 года о поставках американских товаров в кредит. В марте 1948 года в США были введены экспортные лицензии, запрещавшие ввоз большинства товаров в СССР. Советско-американская торговля фактически прекращалась. Зато стала расширяться антисоветская пропаганда на СССР. В докладе К. Клиффорда Трумэну от 24 сентября 1946 г. подчеркивалось: «В самых широких масштабах, какие потерпит Советское правительство, мы должны доставлять в страну книги, журналы, газеты и кинофильмы, вести радиопередачи на СССР».
Наряду с материалами информации, в которых рекламировался американский образ жизни, США прибегали к откровенно подрывной пропаганде, направленной на поддержку антигосударственных сил в СССР. Американская радиопропаганда, которая велась на эстонском, латышском, литовском и украинском языках, подстрекала антисоветское подполье в Прибалтике и на Украине к подрывным действиям. Действовавшим там банд формированиям переправлялась материальная помощь, включая оружие.
С 1947 года начались регулярные передачи «Голоса Америки» на русском языке. В политических радиопередачах доминировали следующие темы: 1) СССР представляет собой угрозу всеобщему миру; 2) советский строй внутренне непрочен, его хозяйство находится на грани краха, в стране растет широкое недовольство властью и оппозиция растет. В директиве Совета Национальной Безопасности № 20/4 говорилось: «Если Соединенные Штаты используют потенциальные возможности психологической войны и подрывной деятельности, СССР встанет перед лицом увеличения недовольства и подпольной оппозиции в зоне, находящейся под советским контролем».11
«Раскрывая истинные цели концепции «сдерживания», государственный секретарь США Даллес в начале 50-х выдвинул ещё более откровенную по своей агрессивной сущности доктрину «освобождения», провозгласив целью США ликвидацию «социалистических порядков» в Восточной Европе. «Холодная война» достигла своего апогея».7
Одновременно были осуществлены жесткие шаги по установлению политического контроля США над крупными странами Западной Европы. В мае 1947 года под давлением Вашингтона из правительств Франции и Италии были удалены коммунисты. По мере приближения парламентских выборов в Италии в апреле 1948 года, на которых мог победить Народный фронт из коммунистов и социалистов, США усилили вмешательство в дела этой страны, задержав вывод своих войск из нее. Денежная помощь проамериканским силам и кампания шантажа возымели свое действие: на выборах победила партия христианских демократов.»11
5 июня 1947 года новый государственный секретарь США Джордж Маршалл в своём выступлении в Кембридже изложил программу широкой экономической помощи странам Европы. «План Маршалла» был нацелен на приобретение надёжных союзников в будущей войне против СССР, укрепление американских экономических позиций в европейских странах, предотвращение прихода в них к власти коммунистов. Одновременно создавались военно-политические блоки, направленные против СССР.»11
В меморандуме №7 Совета национальной безопасности США от 30.31948 г. предусмотрено: «10. Разработка и – в подходящий момент – осуществление скоординированной программы помощи движениям сопротивления в разных странах за «железным занавесом», включая СССР. 11. Создание крупного денежного фонда для борьбы с мировым коммунизмом, руководимым Советами».
Из документа Объединённого комитета начальников штабов от11.12.1947 г. «Мало признаков того, что в ближайшее время может ослабнуть коммунистическое господство в России. Наоборот, можно предвидеть, что Советский Союз по отношению к другому миру будет выступать сплочённым фронтом».9
Я полагаю, что если бы СССР продержался до 2008 года, до нынешнего мирового кризиса, то он бы только ещё больше окреп и приобрёл бы много новых сторонников социалистической системы.
«С другой стороны, эффективные политические действия западных демократий могли бы привести к ослаблению сил коммунизма и заставить советский коммунизм вернуться на позиции русского национализма».9
Что собственно и достигнуто в определенной степени в результате событий, происшедших с нашей страной за последние два десятилетия.
«В директиве 20/1 от 18 августа 1948 г. СНБ повышает ставки в «балансировании на грани войны». Рекомендуется «отбрасывание Советской власти», превращение СССР в государство «слабое в политическом, военном и психологическом отношении по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля…» И далее: «В худшем случае, то есть при сохранении Советской власти на всей или почти всей нынешней советской территории, мы должны потребовать:
а) выполнения чисто военных условий (сдача вооружения, демилитаризация ключевых регионов и т.д.), с тем, чтобы на долгое время обеспечить военную беспомощность;
б) выполнение условий, которые должны вызвать существенную экономическую зависимость…»10
Знакомая ситуация, почти достигнутая уже в отношении независимой суверенной России?
На взгляд СНБ США, по всей России «нет людей, сведующих в «демократии». «В настоящее время есть ряд интересных русских эмигрантов и эмигрантских группировок… Любая из них куда более подходит, с нашей точки зрения, для управления Россией, чем Советское правительство».10
Не правда ли, весьма злободневно и для настоящей России?
«Холодная война» не была нашим выбором. Она не могла быть выбором СССР после жесточайшей войны и огромных жертв, принесенных народом, чтобы остаться самим собой и жить по своему усмотрению. Нам надо было восстанавливать города и сёла, промышленность и сельское хозяйство, и прежде всего – людской потенциал. Стране и народу надо было просто залечить раны…
«Ни одна страна, ни в одной войне не имела таких потерь и разрушений, как Советский Союз. Гитлеровцы разрушили и разграбили 1710 городов и посёлков городского типа, сожгли более 70 тысяч сёл и деревень. Они уничтожили полностью или частично около 32 тысяч промышленных предприятий, разрушили 65 тысяч км. Железнодорожных путей, разграбили 98 тысяч колхозов, около 5 тысяч совхозов и МТС, уничтожили десятки тысяч больниц, школ, техникумов, вузов, библиотек.
В связи с окончанием войны и ликвидацией фашистской военной угрозы были сокращены и реорганизованы вооружённые силы. 23 июня 1945 года двенадцатая сессия Верховного Совета СССР приняла первый закон о демобилизации из армии и флота. За три года было уволено тридцать три призывных возраста. Численность Вооружённых сил с 11 365 тысяч уменьшилась до 2 874 тысяч человек.
В период сокращения армии осуществлялась также передислокация войск из зарубежных стран на территорию Советского Союза. В сентябре 1945 года наши войска были выведены из Северной Норвегии, в ноябре – из Чехословакии, в апреле 1946 года – с острова Барххольм (Дания), в мае – из Маньчжурии (Китай) и Северного Ирана, в декабре 1947 года - из Болгарии. В конце 1948 был полностью завершён вывод советских войск из Кореи.
В тоже время американские власти отказались выполнить просьбу Верховного народного собрания Кореи о выводе своих войск из Южной Кореи, что явилось одной из главных причин войны 1950-1953 годов.
Значительно сократилось количество советских войск, оставленных в Восточной Германии, Польше, Румынии и Порт-Артура. Военные расходы были сокращены с 43% до 17,9% в 1948г.
О какой «советской военной угрозе» могла быть речь? Советский Союз следовал в своей внешней политике соглашениям, достигнутым в Ялте и Потсдаме, в том числе и в части, касающейся западных границ СССР».10
К этому времени американские политические эксперты не раз докладывали правительству США, что СССР не собирается нападать на Запад. Так, директива СНБ № 20/4 гласила: «Тщательный учет самых различных факторов указывает на вероятность того, что Советское правительство в настоящее время не планирует никаких умышленных военных действий, рассчитанных на вовлечение США в конфликт». Но, видимо, углублявшийся экономический кризис в США заставлял правящие круги этой страны умышленно обострять международную обстановку, чтобы за счет гонки вооружений преодолеть спад производства».11
«С превеликой натяжкой можно совместить с состоянием мира также психологическую войну, которую США развязали с 1945 года против СССР и мирового социалистического и рабочего движения, против национально-освободительной борьбы. Американский конгресс ежегодно демонстративно выделял сотни миллионов долларов для «подрывной работы на территории СССР». В дополнение к десяткам миллиардов на те же цели, которые тратились нелегально… Использование наёмников, террористов, организация мятежей и волнений. Причём деятельность подрывных элементов «планируется так, - предписывает директива СНБ 10\2 (1948г.), - что внешне не заметен её организатор – правительство США, а в случае разоблачений правительство США может правдоподобно отрицать всякую ответственность за неё».
Правительство США не устраивало существование Советского Союза само по себе, как и в своё время – России, из-за чрезмерно больших размеров нашего государства. Неудовольствие вызывали «русский дух» и вообще всё делавшее СССР великой державой с собственным голосом на мировой арене.
«Соединённые Штаты в состоянии в гигантской степени нарастить нагрузки, которые будут обременять советскую политику… Таким образом могут быть поощрены тенденции, которые в конечном счёте приведут либо к развалу, либо к постепенному размыванию советской власти».
О том, что берлинский кризис (1948г.) был подготовлен заблаговременно, свидетельствуют те меры, которые были предприняты в Западном Берлине еще до введения новой германской марки. В городе были созданы энергетические и продовольственные запасы, переброшены бомбардировщики Б-29. После введения советской блокады и установления «воздушного моста» 27 июля 1948 года министр обороны США Форрестол и министр ВВС Саймингтон потребовали от Трумэна передачи атомного оружия непосредственно в руки военных. Однако им в этом было отказано. (Последующие события показали правильность этого решения: министр обороны Форрестол сошел с ума на почве страхов перед СССР и в апреле 1949 года выбежал на улицу с криком: «Русские танки ворвались в Вашингтон!» Он был помещен в госпиталь. Однако вскоре он выбросился из окна больничной палаты и погиб. Возможно, что передача ядерного оружия под контроль безумного министра обороны могла бы иметь катастрофические последствия.)
В середине 1948 года по приказанию Объединенного комитета начальников штабов был подготовлен план «Чариотр». В нем говорилось, что война должна была начаться «с концентрированных налетов с использованием атомных бомб против правительственных, политических и административных центров, промышленных городов и избранных предприятий нефтеочистительной промышленности с баз в Западном полушарии и Англии». План «Чариотр» предусматривал применение 133 атомных бомб против 70 советских городов в первые 30 дней войны. 8 бомб предполагалось сбросить на Москву, а 7 — на Ленинград. В последующие два года войны на Советский Союз следовало сбросить еще 200 атомных бомб и 250 тысяч тонн обычных бомб.
К 1 сентября 1948 года по штабам соединений Вооружённых сил США был разослан новый план «Флитвуд».
Авторы плана полагали, что лишь атомные бомбардировки смогут переломить ход войны в пользу США. 21 декабря 1948 года главнокомандующий ВВС доложил Объединенному комитету начальников штабов оперативный план САК ЕВП 1-49, который исходил из следующих предположений: «Война начнется до 1 апреля 1949 г. Атомные бомбы будут применены в таком масштабе, в каком это возможно и желательно». К 1 февраля 1949 г. должны были быть готовы карты для бомбардировки 70 городов СССР. При этом должно было быть убито 2,7 млн. человек и 4 млн. ранено».11
Подробно план атомного нападения изложен в рамках военного плана «Дропшот», который был изложен в популярном журнале «Кольерс» в 1948 году. «…гриб атомного взрыва над Кремлём. Создание штаба о к у п п а ц и о н н ы х в о й с к ООН (!?) в Москве, переименование Ленинграда в Петроград, победа «великорусских монархистов» и «украинских сепаратистов» на первых «свободных после 1917 года выборах» - всё это было нешуточной целью не только авторов спецномера журнала «Кольерс», но и правящих кругов США».9
Не правда ли, реалистичный сценарий, выполненный в начале 90-х, только без применения атомной бомбы…? Дешевле обошлось и, вроде бы, США здесь не при чём…
«25 мая 1949 года в Объединённом комитете начальников штабов был готов новый план «Офтэйкл», который исходил из возможности начала войны 1 июля 1949г. Черчилль призывал развязать войну против СССР, «пока они располагают атомной энергией и до того, как русские коммунисты её добудут».11
В связи с этим невольно вспоминается эпизод из книги уважаемого А.И. Солженицына «В круге первом», где молодой советский дипломат бежит в американское посольство со «страшной» новостью – «империя зла СССР» близка к овладению атомным оружием… Неужели этот молодой, образованный, информированный советский дипломат, да и сам Солженицын ко времени написания романа, не знали об атомных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки и о многочисленных планах нападения США на СССР, не обладали информацией о реальном соотношении сил на мировой арене, о сложнейшем послевоенном положении своей страны? И не знали, «хотят ли русские войны»?
Кстати, чем-то эти действия уже состоявшихся взрослых людей напоминают мне поступок Павлика Морозова, написавшего, всего-то( только о т к р ы т о) письмо, в котором сообщает о противоправных действиях своего отца…, которое нынче никак по другому не называется, кроме как «донос»…
Прошу прощения, уважаемые читатели, что я отвлекусь от основной линии повествования и остановлюсь чуть на «феномене» Павлика Морозова, которого в постсоветский период сделали чуть ни символом морального, этического предательства и к месту, и не к месту, а чаще всего, чтобы выглядеть «порядочным и демократичным», употребляют это имя, как я думаю, даже не зная истинного события. В своё время я прочёл достаточно много различных книг и публикаций, касающихся «предательства» Павлика. Так вот к какому выводу я пришёл.
Действительно, советская система поспешила сделать Павлика «героем». Вероятно, точно так же, как нынешние «демократы» сделали «героями», по моему убеждению, совершенно случайных трёх молодых людей, погибших на улицах Москвы при защите, якобы, Белого дома… Я видел эти кадры по телевидению в их первичном, реальном, с улицы, показом. Посмотрите, если у кого-нибудь есть такая возможность. Потом эти съёмки слегка «подработали»… И что это за люди, которых трое или четверо суток не могли определить по имени-отчеству в то время, когда было вполне «этичным» давать крупные планы убитых и раненных с обязательным сообщением фамилии и имени?
Так вот, Павлик Морозов был сторонником революционных преобразований в стране, но никогда не был пионером просто потому, что в их деревне в то время не было пионерской организации. Она была создана чуть позже. Во-вторых, его отец бросил мать Павлика с четырьмя детьми практически без средств к существованию, ушёл к другой женщине и жил на глазах у семьи, по соседству…
Да, из-за обиды на отца, и исходя из чувства справедливости, Павлик написал письмо, в котором указывал, что отец, будучи председателем сельсовета, покрывает некоторых богатых сельчан, выдаёт им липовые справки, «справляет» нужные им документы. Кстати, следствие подтвердило эти противоправные с точки зрения советской власти действия.
Отцу дали десять лет, через три года он вернулся… А что же с Павликом? Некоторые - подчёркиваю – «некоторые» - знают, что Павлика убили… Но большинство из тех, кто мусолит его имя, не знают, что убили его дедушка (а бабушка знала об этом), дядя и двоюродный брат по отцовской линии, люди вполне крепкие и по деревенским меркам зажиточные. И уверен, что никто из нынешних любителей помусолить это имя, не знает о том, что вместе с Павликом был убит и его младший, восьмилетний брат Федя. Дедушка с бабушкой, а Федю-то за что!?
И равноценны ли деяния ребёнка и взрослых людей? Знаете – это как «красный» и «белый» террор. О красном нынче «модно» упоминать и выпячивать его, почти забывая о белом…
Но вернёмся … к «империям зла».
Значительно раньше, чем предполагали в Пентагоне, США потеряли свою ядерную монополию. Уже в 1949 году СССР располагал боеспособным атомным оружием, а в 1953 году и водородной бомбой. Так же быстро Советский Союз ликвидировал отставание и в области противовоздушной обороны, и в производстве стратегических бомбардировщиков.
«Следует учесть, что за эти годы объем государственного бюджета США многократно возрос. В 1949 году военные расходы в 12 раз превышали уровень довоенного 1939 года. Одновременно началась подготовка широкого военно-политического союза западноевропейских государств с участием США.
Советское правительство предприняло шаги для ликвидации одного из острейших послевоенных международных кризисов вокруг Западного Берлина, отменив ограничения на сообщение этого города с Западной Германией.
Еще в первые месяцы берлинского кризиса при активной поддержке СССР начинает развертываться всемирное движение сторонников мира. В августе 1948 г. в городе Вроцлав состоялся Всемирный конгресс деятелей культуры, который обратился с призывом: «Народы мира не хотят войны и имеют достаточно сил для того, чтобы отстоять мир и культуру от посягательств нового фашизма». В апреле 1949 г. был созван I Всемирный конгресс сторонников мира, а на состоявшемся в Стокгольме в марте 1950 г. заседании Постоянного комитета этого конгресса было принято воззвание с призывом запретить атомное оружие. Сбор 500 миллионов подписей в различных странах земного шара под этим воззванием превратился в мощную кампанию осуждения планов использования атомного оружия в войне.
Однако, ни мирные инициативы СССР, ни выступления сторонников мира во всем мире не остановили создание военно-политического блока США со странами Европы, направленного против нашей страны. 4 апреля 1949 года в Вашингтоне был подписан договор о создании Северо-Атлантического союза (НАТО), в который вошли США, Канада, все страны — участницы Западного союза, а также Норвегия, Дания, Исландия, Португалия. В военно-политическом отношении Западный фронт на границах СССР и его союзников был создан.
В то же время в Восточной Азии ситуация явно вышла из-под контроля США. В сентябре — октябре 1948 года Народно-освободительная армия (НОА) Китая перешла в наступление и к середине ноября овладела всем Северо-Востоком страны (Маньчжурией). В январе 1949 года части НОА вошли в Тяньцзин и Бэйпин (Пекин).
Китай, который в течение ста с лишним лет был объектом экономической экспансии и многочисленных военных интервенций США, покончил с зависимостью от этой страны и других держав Запада. Союз СССР с Китаем и рядом стран Центральной и Восточной Европы (в октябре 1949 года была создана Германская Демократическая Республика) означал появление на карте мира объединения стран, в которых проживало тогда 800 миллионов человек, то есть треть человечества. Художники-плакатисты изображали представителей 12 народов, которые несли государственные флаги своих стран — СССР, Китая, Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании, Монгольской Народной Республики, Корейской Народно-Демократической Республики, Демократической Республики Вьетнам. (С 1948–1949 гг. после начала идейно-политического конфликта с Федеративной Народной Республикой Югославией в этот перечень перестали включать эту страну.) Тщательно подготовленные планы Пентагона надо было менять с учетом новых военно-политических реалий.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 26.9.2012, 19:14
Сообщение #39


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



К началу 1950 года военный бюджет США превысил военный бюджет 1939 г. в 30 раз».11
США начали создавать многочисленные агрессивные военные блоки по всему миру: НАТО, АНЗЮС, СЕНТО, СЕАТО, АЗПАК. В их тенета попали не только капиталистические, но и некоторые развивающиеся страны. В большинстве из этих блоков США заняли главенствующее положение. В некоторые, как например СЕНТО, Америка формально не вошла, но активно участвовала в работе его постоянных органов.
«Доводы», с помощью которых американские дипломаты обосновывали необходимость сколачивания агрессивных блоков, были разные. Заявлялось, например, что НАТО создаётся с целью спасти Западную Европу от «советской агрессии», СЕАТО – для гарантии «порядка и безопасности» Юго-Восточной Азии, СЕНТО – для борьбы с «подрывной деятельностью» на Среднем и Ближнем Востоке.
Под прикрытием СЕАТО США в конце 50-х ввергли Индокитай в кровопролитную войну. И, наконец, СЕНТО. Этот блок был создан в 1955 году. А уже в 1956 была развязана агрессия против Египта. В 1958 – агрессия США и Англии против Ливана и Иордании, в июне 1967 года – израильская агрессия против Египта, Сирии и Иордании».7
То есть, если проанализировать нынешние события в Африке и на ближнем Востоке, то можно сделать определённый вывод – каждые двадцать-тридцать лет США и ряд стран, прежде всего европейских, дают понять странам этого региона, да и другим тоже, «кто в доме хозяин». А что это такое, как не передел мира в интересах участников этих «миролюбивых» акций?
Теперь посмотрим, как «холодная война» становится горячей в Корее.
«К началу 1950 года непродолжительный экономический кризис в США был преодолён.
Ведущие корпорации также старались заблаговременно планировать развитие своего хозяйства, чтобы избегать кризисов перепроизводства. Заполнявшая все средства массовой информации коммерческая реклама играла огромную роль в установлении жесткого контроля над стихией потребления. Д. Гэлбрайт обращал внимание на «массивный рост аппарата убеждения и принуждения к приобретению товаров». Экономист утверждал, что теперь «решение о том, что следует производить, исходит не от суверенного потребителя, который через рынок направляет указания и подчиняет производственный механизм своей воле. Напротив, решение идет от производящей компании, которая контролирует рынок и подчиняет потребителя своим нуждам». По расчетам американского социолога Вэнса Паккарда, рядовой американец послевоенной поры входил в контакт с рекламой примерно 1500 раз за один день. Д. Гэлбрайт указывал: «Управление требует создания настоятельного образа продукта в умах потребителя. На это он реагирует более или менее автоматически, особенно если покупка не заслуживает больших раздумий».
Привычки потребителя прививались с первых лет жизни. Как отмечал социолог Лэндон Джоунс, прежде чем дети «бэби-бума» осваивали азы чтения, они постигали смысл слов «стиральный порошок» на экране телевизоров, которые входили в быт каждого американца. Специалисты по маркетингу советовали: «Берите их, пока они еще в том возрасте, когда без конца повторяют «дай мне!»
Именно э т о, и весьма активно, всеми способами осуществляется ныне в России – Америке нужны новые потребители её продукции за пределами США.

9 февраля 1950 года сенатор от штата Висконсин Дж. Маккарти в своем выступлении на собрании республиканцев заявлял, что государственный департамент США «наводнен коммунистами» и у него есть списки этих коммунистов. К этому времени коммунистическая партия США уже в течение ряда месяцев подвергалась репрессиям. 12 ее руководителей были арестованы 20 июля 1948 года по обвинению в попытках «свержения правительства США». Все они были подвергнуты тюремному заключению. Вскоре были арестованы и брошены в тюрьмы другие коммунисты, а заодно шесть адвокатов, защищавших 12 руководителей компартии США. В 1947–1948 годах Министерство юстиции и комитет по расследованию антиамериканской деятельности палаты представителей США представили обвинения против 768 различных общественных и профсоюзных организаций. Их, а также сотни тысяч членов этих организаций включали в «черные списки», обвиняя в подрывной деятельности.
20 сентября 1950 года был принят закон Маккарена — Вуда «Об охране внутренней безопасности». Закон вводил обязательную регистрацию членов коммунистической партии США и других левых организаций. Многие из них лишались работы. Их переписка теперь находилась под полицейским контролем. Правительство получило право на массовые аресты членов этих организаций.
Тем временем, как рассказал А. Браун, автор книги «Дропшот. Американский план войны против СССР в 1957 году», американские военные подготовили очередной план нападения на СССР под названием «Тройан». Предусматривалось сбросить на различные промышленные объекты в 100 советских городах 300 атомных бомб и 20 тысяч тонн обычных бомб.
Однако А. Браун приходил к выводу, что превентивная война против СССР не могла быть развязана: «Соединенные Штаты не могли выиграть такую войну в 1949–1950 годах. Стратегическая авиация не могла в то время нанести России один непоправимый удар».
Ярким свидетельством неспособности американцев нанести безнаказанно ядерный удар по нашей стране явился инцидент на западной границе СССР 8 апреля 1950 г. Тогда знаменитый американский бомбардировщик Б-29, называвшийся «Летающей крепостью», вторгся в воздушное пространство СССР над Латвией. Он был немедленно атакован, и, как туманно сообщалось в советской ноте протеста, затем «самолет удалился в сторону моря». Это сообщение свидетельствовало, что прежние расчеты американских военных на слабость советской противовоздушной обороны оказались ошибочными.
К этому времени источником наибольшей напряженности на Дальнем Востоке являлся Корейский полуостров, разделенный в 1945 г. по 38-й параллели на две оккупационные зоны — советскую и американскую. После создания в мае 1948 г. на юге страны Республики Корея со столицей в Сеуле, а в августе того же года на ее севере — Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) со столицей в Пхеньяне и вывода из двух частей Кореи советских и американских войск два государства находились в непримиримой конфронтации. Председатель правительства КНДР Ким Ир Сен и другие руководители страны настаивали на восстановления «законной власти» Пхеньяна над всей Кореей, ссылаясь на то, что выборы в высший орган власти КНДР были проведены и на южнокорейской территории. Президент же Республики Корея Ли Сын Ман постоянно выступал с призывами «освободить» Северную Корею и водрузить южнокорейский флаг на вершине Пяктусана — высочайшей вершине Кореи, расположенной на севере страны.
С середины 1949 по начало 1950 года Советское правительство делало все возможное, чтобы остановить развитие конфликта на Корейском полуострове. Об этом свидетельствует директива, утвержденная В.М. Молотовым, Г.М. Маленковым и A.A. Громыко послу СССР в КНДР Т.Ф. Штыкову 24 сентября 1949 года…
Даллес заявил, что Южная Корея является «передовым постом борьбы против коммунизма» и выразил уверенность в том, что южнокорейские силы полностью готовы на случай нападения с севера. Хотя международный кризис устраивал правительство США, так как создавал условия для наращивания гонки вооружений, оно, вероятно, собиралось держаться в стороне от этого возможного конфликта, полагаясь на армию Южной Кореи и оказывая ей помощь.
25 июня 1950 г. было объявлено о начале военных действий на Корейском полуострове. Радио Пхеньяна обвиняло в этом войска Южной Кореи, но одновременно сообщало, что нарушителям был дан отпор и Народная Армия Кореи пересекла 38-ю параллель. Армия Южной Кореи беспорядочно отступала. 28 июня части Народной армии заняли Сеул.
Узнав о паническом отступлении южнокорейской армии, Трумэн срочно собрал совещание, на котором было решено активно вмешаться в ход военных действий. Объясняя это решение правительства США, американские авторы особо подчеркивают давление на него лиц вроде Маккарти, обвинявших Трумэна в том, что он «потерял Китай». 27 июня Трумэн заявил, что американским вооруженным силам дан приказ «оказывать поддержку» южнокорейским войскам, а 7-му американскому военно-морскому флоту «предотвратить» нападение НОА Китая на Тайвань, который к этому времени стал единственной китайской территорией под контролем правительства Чан Кайши. 30 июня правительство США направило две американские дивизии из Японии в Южную Корею и приказало установить военно-морскую блокаду КНДР. Так впервые почти за пять лет США вновь приняли прямое участие в вооруженном конфликте.
Воспользовавшись тем, что с января 1950 года СССР бойкотировал заседания Совета безопасности ООН в знак протеста против присутствия представителя правительства Чан Кайши вместо законных представителей Китая, а поэтому не мог наложить вето, США при поддержке западных делегатов сумели 25, 27 июня и 7 июля провести три резолюции, в которых КНДР была объявлена агрессором и говорилось о создании войск ООН для отпора Народной армии.
Американцы и их южнокорейские союзники достигли и численного превосходства над Народной армией на 100–180 тысяч человек.
20 сентября 1950 г. Ачесон заявил, что война будет продолжаться «до создания единой Кореи», то есть до полной оккупации КНДР. 1 октября генерал Макартур направил маршалу Ким Ир Сену послание, в котором предлагал Народной армии безоговорочную капитуляцию. В тот же день войска ООН пересекли 38-ю параллель. Бои развернулись на подступах к Пхеньяну. Тогда Сталин обратился к Мао Цзэдуну с просьбой вмешаться в корейский конфликт. Однако руководитель Китая не спешил дать свое согласие, ожидая решения Советского правительства об участии Советской армии в отражении американских войск. Советское правительство дало согласие на помощь авиацией, но в пределах территории, занятой северокорейскими войсками. 13 октября 1950 г. Сталин направил шифрограмму в Пхеньян: «Штыкову для товарища Ким Ир Сена. Только что получил телеграмму от Мао Цзэ-дуна, где он сообщает, что ЦК КПК вновь обсудил положение и решил все же оказать военную помощь корейским товарищам». Через день Сталин в очередной шифрограмме просил «передать Ким Ир Сену следующее. После колебаний и ряда временных решений китайские товарищи, наконец, приняли окончательное решение об оказании Корее помощи войсками. Я рад, что принято, наконец, окончательное и благоприятное для Кореи решение… Желаю Вам успехов».
Макартур настаивал на том, что разбить китайские войска будет легко, так как у них почти нет авиации. 19 октября войска ООН (?) взяли Пхеньян, а части Народной армии отступили к северной границе страны.
ЦРУ заверило военное командование и правительство США, что Китай не вступит в войну. Однако уже 9 октября китайские войска, которые стали именоваться частями «китайских народных добровольцев», подошли к корейской земле. 25 октября они пересекли границу и вступили в бой с войсками ООН. После первых боев китайские части отошли в горы и американцы были уверены, что их противник разбит. Тем временем китайские войска накапливали силы.
На оккупированной территории КНДР интервенты уничтожали тех, кто остался. Позже были опубликованы материалы Международной комиссии по расследованию преступлений интервентов на севере Кореи, в которых приводились факты чудовищных расправ с мирным населением. Впрочем, и «Википедия» признает: «Южнокорейские военные, полицейские и полувоенные формирования с ведома американских военных уничтожали десятки тысяч «симпатизировавших коммунистам» в ходе таких случаев, как «резня в Дэджоне». Тела убитых часто бросали в общие могилы, По оценке американского дипломата, работавшего в то время в Корее, таких жертв было около 100 тысяч».
24 ноября Макартур отдал приказ о «последнем решающем наступлении» на северные районы Кореи. В наступлении приняли участие 7 американских дивизий, 6 южнокорейских, 1 англо-австралийская, турецкая бригада и несколько мелких подразделений из ряда других стран. За сутки союзники продвинулись к границе, но на другой день 25 ноября началось наступление китайских и северокорейских войск. По словам авторов «Википедии», «следствием этого явился разгром американской 8-й армии и отступление, которое было самым длинным в истории всех американских соединений». Более 100 тысяч солдат и офицеров войск ООН были прижаты к морю в районе города Хамхына и их с огромным трудом и немалыми потерями пришлось срочно эвакуировать. «Википедия» сообщает: «По мере того, как они уходили, американцы уничтожали города, чтобы не отдать их целыми коммунистам и таким образом лишая многих корейских жителей крова в разгар зимы». Как признавала «Википедия», в ходе отступления «южнокорейцы взорвали несколько мостов, на которых скопились беженцы, когда они не смогли очистить мосты до занятия их противником».
Поражения войск ООН, прежде всего американских, вызвали шок в США и среди их союзников. В этой обстановке 30 ноября Г. Трумэн заявил о готовности применить атомную бомбу против наступавших войск КНДР и Китая.
7 декабря китайские и корейские войска взяли Пхеньян, а 4 января 1951 года — Сеул. Вся территория Северной Кореи была очищена от интервентов, а китайско-корейские войска продвинулись на 30–60 километров к югу от 38-й параллели. В ходе боев был убит командующий 8-й американской армии генерал Уолкер. Новым командующим стал генерал Мэтью Риджуэй.
Советские летчики, летевшие из Порт-Артура, отражали американские налеты на КНДР, не пересекая 38-й параллели, а в советских сообщениях о корейской войне постоянно писали об американских бомбардировщиках, сбитых якобы «стрелками-охотниками за самолетами».
7 февраля генерал Макартур призвал оказать помощь армии Чан Кайши в возвращении на китайский континент, объявив, что в Азии началась война против коммунизма. Казалось, что мир скатывался в пропасть Третьей мировой войны.
7 марта войска ООН вновь стали наступать, и 14 марта они опять взяли Сеул. К этому времени население 1,5-миллионного города сократилось до 200 тысяч. 24 марта 1951 г. Макартур потребовал применить атомное оружие против Северной Кореи и Китая. Однако это заявление генерала вызвало раздражение в Вашингтоне, и 11 апреля Макартур был снят Трумэном с должности главнокомандующего войсками ООН. Макартура заменил Риджуэй.
На самом деле «плевали» на Корею те, кто превратил ее в место бойни корейского народа. Военные потери Южной Кореи составили 58 127 убитыми и 175 743 ранеными, то есть больше, чем потери США. Всего же в Южной Корее погибло около 1 миллиона человек, из них 85 % пришлось на гражданских лиц. В КНДР погибло 1,13 миллиона человек, или 11,1 % населения. Было уничтожено более 80 % промышленных предприятий и транспортных структур, три четверти государственных учреждений и до половины жилых зданий республики. Корейский народ стал жертвой, принесенной во имя экспансионистских планов США и поддержания высокой экономической конъюнктуры американской экономики.
25 сентября 1951 года был создан новый военный блок АНЗЮС (Австралия, Новая Зеландия, США). В феврале 1952 года в состав НАТО были включены Турция и Греция. Американцы Р. Снайдер и Э. Фэрнис писали: «Принятие Турции и Греции сделало термин «Североатлантический пакт» …, вводящим в заблуждение; на деле оно превратило его в важнейшее орудие в коалиции, направленное на сдерживание Советского Союза повсюду в мире».
В тоже время война в Корее показала, с какой легкостью США могут перейти грань от мира к войне и толкнуть земной шар в пропасть конфликта с применением атомного оружия. Планы Третьей мировой войны все шире популяризировались в печати. Свидетельством этого стал специальный номер журнала «Кольерс» от 27 октября 1951 года, в котором расписывался ход Третьей мировой войны. Авторы публикации описывали победу США и их союзников над СССР в 1955 году, в результате которой «СССР впадает в состояние хаоса, там начинаются внутренние волнения», а «войска союзников берут на себя оккупационные функции на территориях стран — союзников СССР и на Украине».
В это же время активизировалась работа по организации подпольной диверсионной деятельности в СССР и странах народной демократии. 17 августа 1951 года палата представителей США приняла поправку к закону о взаимном обеспечении безопасности, внесенную конгрессменом Керстеном. Она предусматривала выделение средств для лиц из «Советского Союза, Польши, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании, Латвии, Литвы, Эстонии или областей Германии и Австрии, находящихся под коммунистическим контролем, или других стран, поглощенных Советским Союзом». Эти средства предназначались для того, чтобы «создать из таких лиц национальные элементы вооруженных сил НАТО или для других целей, когда соответствующим образом будет решено президентом, что такая помощь будет необходима для обороны Северо-Атлантического региона и безопасности США». Поправка Керстена означала беспрецедентное нарушение международного права: без объявления войны США выделяли средства для формирования воинских подразделений из иностранцев для возможных военных действий против стран, уроженцами которых они являлись. Очевидно, эти формирования должны были сыграть заметную роль в планировавшейся войне против СССР.»11
В дальнейшем США стали применять в борьбе против Советского Союза и стран социалистического лагеря доктрины «освобождения», отбрасывания коммунизма», «массированного возмездия», «балансирования на грани войны».
Само существование социалистического общественного строя ставило под вопрос притязания США на гегемонию в мире и будущее капиталистической общественной системы. Если после первой мировой войны образовалось первое в истории человеческого общества социалистическое государство, то итоги второй мировой войны привели к возникновению мировой социалистической системы. Это был объективный ход исторического развития человеческого общества. И эти процессы отражали гигантское обострение общего кризиса капитализма.
Республиканцы выдвигали задачу «освободить» «порабощённые народы» от коммунизма.
«Новое правительство 35-го президента США Дуайта Эйзенхауэра (1953–1961) было названо «кабинетом 17 миллионеров», так как в его состав вошли представители крупнейших корпораций США, которые обогатились на военных заказах в годы войны и первые послевоенные годы. Было очевидно, что новое правительство будет еще активнее развивать гонку вооружений и нагнетать международную напряженность в интересах «большого бизнеса». Министром обороны стал Чарльз Вильсон, руководитель концерна «Дженерал моторс». Неудивительно, что значительная доля государственных военных заказов была передана этой монополии. Объясняя свои действия, Чарльз Вильсон цинично заявил: «Что хорошо для «Дженерал моторс», то хорошо для США».
Государственным секретарем США стал Джон Фостер Даллес, провозгласивший «доктрину освобождения» в качестве основы внешней политики США. Даллес требовал «освобождения» «Латвии, Литвы, Эстонии, Польши, Чехословакии, Восточной Германии, Венгрии, Болгарии, Румынии, Албании, Монголии, Тувы, Китая, Северной Кореи, островов Хабомаи и Шикотан».
Несмотря на такое неблагоприятное развитие событий, правительство СССР не оставляло попыток договориться с США.
Однако после прихода к власти ни Эйзенхауэр, ни кто-либо из членов его кабинета не откликнулся на заявление Сталина. Внезапная же смерть И.В. Сталина 5 марта 1953 года породила в США, по словам Ю. Мельникова, «иллюзорные надежды на возникновение «внутренних осложнений» в СССР, «ослабление» его мощи». Свидетельством этого явились события 17 июня 1953 года в столице ГДР — Берлине. Хотя для недовольства берлинских рабочих были веские причины, было очевидно, что их забастовка и демонстрации были в значительной степени спровоцированы западной пропагандой и умелыми действиями западных разведок. Однако быстрый разгром этого выступления показал иллюзорность расчетов на непрочность позиций СССР и ее союзников в Европе.
Все же США подписали соглашение о перемирии в Корее 27 июля 1953 года. Однако мир в Корее вызвал разочарование в правых кругах страны. Орган военно-промышленных компаний журнал «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт» писал в статье «Что пожинают Соединенные Штаты в корейской войне»: «Победы нет, миллиарды затрачены, потеряны 140,5 тысячи человек».
Еще большим разочарованием для США стали новости из СССР в августе 1953 года. У. Лоуренс писал: «Летом 1953 года Россия объявила потрясенному миру об успешном испытании термоядерной бомбы, которая была сброшена на большой высоте с бомбардировщика, тогда как наши испытания в ноябре 1952 года и в марте 1954 года были взрывами наземных устройств, представлявших громадные сооружения, занимавшие большую часть острова. Лишь в мае 1956 года, спустя три года после успешного испытания Советским Союзом данного вида оружия, мы, наконец, сумели провести испытание водородной бомбы, которая была сброшена с самолета Б-52».
В конце 1953 года Совет национальной безопасности завершил разработку новой военной доктрины, получившей название «массированного возмездия». ( Кому и за что?)
Страх перед советским нападением нагнетался и в ходе уроков антикоммунизма, которые проводились во многих школах США. В ходе них СССР изображался чудовищной державой, стремящейся поработить США и другие страны «свободного мира».
Антикоммунизм служил также идеологическим орудием для подчинения других стран мира Соединенным Штатам. Это можно было видеть на примере Латинской Америки. В конце Второй мировой войны и первые послевоенные годы в странах этого региона значительно выросла популярность коммунистических партий. На выборах 1945 года в составы учредительных собраний штатов Бразилии и Федерального учредительного собрания было избрано 73 коммуниста. В 1944 году коммунисты Эквадора и Кубы, а в 1946 году коммунисты Мили вошли в правительства этих стран. В этих и ряде других стран осуществлялись социальные преобразования в интересах широких масс, которые встречали сопротивление господствовавших американских компаний.
Для подавления левых сил в Латинской Америке при поддержке американских монополий, орудовавших в этом регионе, в послевоенные годы были совершены военные перевороты в 12 странах (в некоторых из них по нескольку раз): в Бразилии (1945 и 1954 гг.), Венесуэле (1945 и 1948 гг.), Боливии (1946 и 1951 гг.), Эквадоре (1946 г.), Мили (1947 г.), Никарагуа (1947 г.), Коста-Рике (1948 г.), Сальвадоре (1948 г.), Перу (1948 г.), Колумбии (1949 и 1953 гг.), Парагвае (1954 г.). На Кубе в 1952 г. после очередного переворота Батисты была установлена его личная диктатура. В результате этих переворотов к началу 50-х годов в 16 латиноамериканских странах (из 20) у власти находились военные диктаторы, коммунистические партии были объявлены вне закона в 14 странах, а деятельность левых профсоюзов была запрещена в 16 государствах.
Тем временем в США развернулась шумная кампания против «коммунистической» Гватемалы. На самом деле присутствие коммунистов в Гватемале было довольно скромным. Хотя в стране с 4-миллионным населением за компартию голосовало 500 тысяч избирателей, в ее рядах состояло лишь 532 человека. Из 56 депутатов Национального собрания лишь четверо были коммунистами, а из 25 тысяч сотрудников госаппарата коммунистами являлись лишь семнадцать служащих. Несмотря на это, в американских газетах публиковались статьи под заголовками: «Красный аванпост в Центральной Америке», «Карибское море — коммунистическое озеро?» и т. д. Посол США в Гватемале Пэрифуа заявил: «Мы не можем позволить, чтобы между Техасом и Панамским каналом была создана советская республика».
Позже работник ЦРУ Д. Филлипс, причастный к «операции Гватемала», вспоминал, как чествовали его и других разведчиков во главе с Алленом Даллесом в Белом доме Эйзенхауэр, Никсон и другие члены правительства. На прощание Д. Эйзенхауэр сказал Аллену Даллесу: «Спасибо, Аллен. И спасибо всем вам. Вы предотвратили возникновение советского плацдарма в нашем полушарии».
В это же время США предпринимали усилия для разгрома национально-освободительных сил в другом полушарии.
Даллес утверждал: «Если Индокитай падет и если его падение приведет к потере всей Юго-Восточной Азии, тогда Соединенные Штаты могут в конце концов оказаться вынужденными отступить обратно на Гавайи, где они находились перед Второй мировой войной».
8 сентября 1954 года в Маниле был подписан договор об обороне Юго-Восточной Азии (СЕАТО), в который вместе с США вошли Великобритания, Франция, Австралия, Новая Зеландия, Пакистан, Таиланд и Филиппины. Другим военно-политическим блоком стала Средне-восточная оборонительная организация или СЕНТО, созданная в результате подписания Багдадского пакта в июле 1955 года. В СЕНТО вошли Англия, Турция, Ирак, Иран и Пакистан.
Не забывали США своих интересов и в Иране.
…1 7 августа Л. Гендерсон вернулся в Тегеран и, посетив Мосаддыка, предложил ему уйти в отставку. 19 августа в Тегеран вступила большая группа тайных агентов Кима Рузвельта под видом бродячих артистов. Их процессия медленно двигалась по столице, обрастая «зрителями», а на деле наемниками ЦРУ. В своей книге «Если сорвать маску» Ф. Сергеев писал: «По условному сигналу процессия в один миг превратилась в огромную разъяренную толпу, требовавшую свержения правительства и казни Мосаддыка. По заранее подготовленному сценарию к демонстрации присоединились армейские части, поддержавшие шаха. Беспорядки усиливались, охватив весь город». Нетрудно увидеть в этих событиях сходство с тем, что творилось в Лондоне в июне 1780 года, когда мирно поющие псалмы люди вдруг превратились в разъяренную толпу, которая взяла в осаду парламент страны и атаковала его членов. Первый опыт организации «революции» за рубежом был вновь взят на вооружение.
Вскоре был создан Международный консорциум для разработки иранских нефтяных месторождений. В нем значительную роль стала играть «большая пятерка» американских нефтяных компаний. В результате доля США в добыче ближневосточной нефти возросла с 44 % в 1950 году до 58,2 % в 1955 году. Ким Рузвельт стал вице-президентом нефтяной компании «Галф ойл корпорейшн». Его стали именовать «мистер Иран». Как говорилось выше, в 1955 году Иран вступил в Багдадский пакт.
В это же время США смогли достаточно быстро осуществить перевооружения Западной Германии.
Обосновывая ремилитаризацию Западной Германии, Даллес утверждал: «Возрожденная Германия может также быть огромным активом Запада. Путем вовлечения Восточной Германии в свою орбиту Запад способен приобрести передовые стратегические позиции в Центральной Европе, которые будут подрывать военное и политическое положение советского коммунизма в Польше, Чехословакии, Венгрии и остальных соседних странах».
Ремилитаризацию ФРГ было решено осуществить с помощью создания Европейского оборонительного сообщества (ЕОС) и ее общеевропейской армии. В ответ на вступление ФРГ в НАТО 14 мая 1955 года в Варшаве был подписан оборонительный договор социалистических стран Европы (СССР, Польша, Чехословакия, Румыния, Болгария, ГДР, Венгрия, Албания). В то же время, демонстрируя свое стремление к разрядке международной напряженности, СССР согласился на подписание Государственного договора о восстановлении независимой и демократической Австрии, который был заключен 15 мая 1955 года.
Хотя США и другие страны Запада отвергли советские предложения по разоружению, созданию системы коллективной безопасности и решению германского вопроса, американцами были предприняты попытки свалить на СССР ответственность за невозможность добиться конструктивных соглашений по разрядке международной напряженности. С этой целью на обсуждении был внесен план «открытого неба», предусматривавший осуществление широкой аэрофотосъемки на территориях великих держав. (Еще до начала Женевского совещания военные в США откровенно говорили, что таким образом «США узнали бы больше, чем Россия», а бывший президент США Г. Гувер назвал это предложение «ловким ходом».)
Окончательно «дух Женевы» был похоронен поздней осенью 1956 года в ходе бурных событий в Польше, а затем в Венгрии. Внимание правящих кругов США к этим странам было всегда особенно пристальным. Реакция правительства США на события в Польше, Венгрии, а также в Восточной Германии после войны была всегда значительно более острой, чем, допустим, на события в Болгарии, Румынии, Албании. И это в значительной степени объяснялось сравнительно большим количеством выходцев из Польши, Венгрии, Германии в США и сравнительно небольшим количеством эмигрантов из Болгарии, Румынии и Албании в этой стране. Наличие в тех или иных избирательных округах большого количества выходцев из тех или иных стран заставляло кандидатов в члены конгресса проявлять повышенное внимание к проблемам этих стран».11
Наряду с экономической войной, то есть, попытками затруднить создание материальных основ социализма развязыванием гонки вооружений, а также целенаправленными мерами бойкота и эмбарго, правящие круги США возлагали надежды на ведение психологической и идеологической войны.
«Мы должны в возможно большем объёме, насколько это потерпит Советское правительство, распространять среди населения книги, журналы, газеты, вести радиопередачи на Советский Союз», - рекомендовал в 1946 году Клиффорд».
Объединённый комитет начальников штабов в разработке под названием «Предложения по военному планированию» рекомендовал: «Важной задачей Соединённых Штатов должно быть ведение широкой психологической войны с целью лишить правительства СССР и его союзников той поддержки, которую оказывает им население».9
Стратегическая цель заключалась в ликвидации социалистической идеи и её носителей. Что продолжается и сегодня, спустя более двадцати лет после развала СССР, к великому сожалению, очень активно и внутри самой Российской Федерации, что, на мой взгляд, контр продуктивно и даже опасно, так как не вдёт к миру, взаимопониманию и согласию в стране и в обществе.
Стратеги «холодной войны» всегда стремились проводить линию на раскол единства социалистических стран. «Эта тенденция нашла своё отражение в меморандуме №58 Совета национальной безопасности. В нём ставится вопрос: не следует ли «в качестве первого шага заменить правительства социалистических стран дружественными нам правительствами или любыми правительствами, даже коммунистическими, но не находящимися в союзе с Москвой? … Если бы нам удалось, чтобы в качестве первого шага обособившиеся коммунистические режимы вытеснили нынешние, дружественные Москве правительства, у нас было бы гораздо больше шансов на успех».9
«Эмигранты и их потомки активно использовались Соединенными Штатами в психологической войне против СССР и его союзников. Антиправительственное восстание в Венгрии 23 октября 1956 года было в значительной степени спровоцировано подстрекательской пропагандой, осуществлявшейся венгерскими эмигрантами и оплаченной США. Такая пропаганда велась, прежде всего, через субсидируемую Соединенными Штатами радиостанцию «Свободная Европа». Антиправительственные листовки, написанные венгерскими эмигрантами, сбрасывались с воздушных шаров, которые запускались за пределами Венгрии. Потом участники восстания признавали: «Америка толкнула нас на это». Газета «Нью-Йорк уорлд телеграмм энд Сан» писала: «Наша пропаганда… произвела на них впечатление, что янки придут».
Позже шеф ЦРУ А. Даллес признал на закрытом заседании сенатской комиссии по иностранным делам, что США были заранее осведомлены о венгерском восстании. К началу венгерских событий из США в ФРГ специальным рейсом были переправлены бывший премьер-министр Венгрии Ференц Надь, сбежавший из своей страны в 1947 году, и руководитель военного отдела «Национального комитета венгров в США» капитан хортистской армии Тибор Экхардт. На переговорах «Совета пяти венгерских генералов» — высшего органа венгерских эмигрантских организаций, присутствовал представитель американских вооруженных сил в Западной Германии Э. Джексон, который заверил, что требуемая материальная помощь, включая грузовики и самолеты для доставки в Венгрию людей и оружия, будут немедленно доставлены.
Сразу же после разгрома венгерского восстания советскими войсками по настоянию западных стран 4 ноября 1956 года была созвана чрезвычайная сессия Генеральной ассамблеи ООН для обсуждения «венгерского вопроса». В тот же день президент США Д. Эйзенхауэр направил H.A. Булганину послание, в котором выражал надежду, что представитель СССР «будет в состоянии объявить сегодня на этой сессии, что Советский Союз готовится вывести свои войска из этой страны и позволит венгерскому народу воспользоваться правом иметь правительство по своему выбору». ( ?? – В.Б.) . Фактически президент США предъявил нашей стране ультиматум, требуя вывода советских войск из Венгрии в ближайшие часы. Советское правительство проигнорировало этот ультиматум, а США постарались сделать вид, что не заметили этого.»11
Говоря о венгерских событиях 1956 года, во время которых (кстати, тоже в октябре-ноябре) контрреволюция шла под лозунгом «демократического социализма», необходимо знать и анализировать замысел и цель этих выступлений. Уверен, если бы был лозунг «за реставрацию капитализма», - что и было конечной целью! – то очень многие бы не вышли на улицы и не поддержали бы этот курс. То есть, обман основной массы населения присутствует во всех контрреволюционных выступлениях. То же самое произошло и в Советском Союзе. Если бы народ понимал, к у д а приведут горбачёвско-ельцинские «телодвижения», то и народ, и партия не дали бы им в угоду Западу и США развалить СССР и реставрировать, в нашем случае, «дикий капитализм начала первичного накопления», когда в человеке просыпается всё самое низменное и звериное.
И теперь мы имеем то, ч т о имеем… И надо найти путь компромисса, путь точек соприкосновения, баланса между интересами различных слоёв населения и религиозных конфессий.
Но вернёмся к венгерским событиям 1956 года. Апологеты «западной демократии», говоря о советских танках и насильственном подавлении «народных масс», почему-то забывают сказать, каково же было соотношение выступивших к остальной народной массе и о том, что первыми стали убивать партийных и советских работников Венгрии и советских солдат именно сторонники «движения демократического социализма». И никто никогда не упомянул, что социалистические идеи не были насильственно внедрены и навязаны венгерскому народу Советским Союзом после победоносной ВМВ, что, естественно, сыграло весьма немаловажную роль, а уже объективно существовали в венгерском обществе и до войны. И что в 1919 году в Венгрии была совершена социалистическая революция и существовала Венгерская социалистическая Республика, которую жестоко подавила венгерская монархия и буржуазия совместно с военными силами Антанты.
События в Венгрии 1956 года совпали с острейшим международным кризисом на Ближнем Востоке.
«Этот кризис созревал с лета 1956 года, когда 19 июля США, недовольные отказом Египта присоединиться к Багдадскому пакту, не стали предоставлять ему заем на строительство Асуанской плотины на Ниле. Через день с таким же отказом выступила Великобритания. Комментируя эти действия США и Великобритании на митинге по случаю 4-й годовщины революции, президент Египта Г.А. Насер заявил: «Американцы! Задыхайтесь от ярости! Египет построит Асуанскую плотину!» Насер объявил, что Египет национализирует Суэцкий канал, и доходы от эксплуатации канала пойдут на строительство Асуанской плотины и ГЭС. 26 июня Насер подписал декрет о национализации «Всеобщей компании Суэцкого канала».
В ответ правительства США, Великобритании и Франции блокировали счета Египта. Совладельцы компании Суэцкого канала Англия и Франция стали готовить военные действия против Египта. К ним присоединился Израиль. Хотя США не участвовали в этих мероприятиях, вскоре состоялось совещание министров иностранных дел США, Англии и Франции, на котором Даллес ознакомил Идена с письмом Эйзенхауэра. Президент США писал: «Мы признаем чрезвычайную важность канала для свободного мира и возможность того, что, в конце концов, применение силы может стать необходимым… Как вы понимаете, использование Вооруженных сил США возможно только путем позитивного акта со стороны конгресса, который сейчас прервал свою работу, но может быть вновь созван по моему призыву по особым причинам».
В дальнейшем США вели двойную игру. С одной стороны, 13 сентября Даллес заявлял, что США «не собираются пробивать дорогу через канал силой». С другой стороны, 1 октября Даллес в разговоре с Иденом заявил, что не исключает применение Соединенными Штатами силы, как «крайнего средства». Еще в сентябре в Израиль с согласия США была направлена партия реактивных самолетов. США хотели, чтобы операцию против Египта провели три страны, а плоды от победы достались американцам.
30 октября израильская армия, оснащенная главным образом американским вооружением, перешла границу и начала наступление на Египет, а на другой день англо-французская авиация подвергла египетскую территорию бомбардировке. 5 ноября англо-французские войска высадили десант в Порт-Саиде, однако натолкнулись на упорное сопротивление египтян.
Тройственная агрессия вызвала возмущение во многих странах мира, особенно в Азии и Африке. 5 ноября Советское правительство заявило о решимости СССР «применением силы сокрушить агрессоров и восстановить мир на Востоке». Одновременно СССР обратился к Совету безопасности с призывом оказать вооруженную помощь ООН Египту. США отвергли предложение СССР, но, учитывая провал блицкрига против Египта и перед лицом широкого осуждения мировой общественностью агрессии трех стран, тоже осудили действия Англии, Франции и Израиля. 6–8 ноября войска трех стран прекратили военные действия в Египте.
Следствиями короткой Суэцкой войны стали дальнейший подъем национально-освободительного движения в странах Азии и Африки, рост популярности СССР в этих странах и ослабление позиций Англии и Франции в своих колониях и зависимых странах. Последним обстоятельством решили воспользоваться США.»11
Ну а теперь ознакомимся с политикой и действиями Соединённых Штатов в период от «доктрины Эйзенхауэра» до кризиса веры в американское превосходство.
«5 января 1957 года Д. Эйзенхауэр обратился к конгрессу с посланием, в котором говорилось о заинтересованности США в Ближнем и Среднем Востоке. «Этот регион, — утверждал президент, — всегда был перекрестком континентов Восточного полушария.
Ближний Восток — это место рождения трех великих религий — мусульманской, христианской и иудейской… Было бы нестерпимым, если бы святые места Ближнего Востока должны подчиниться господству, которое прославляет атеистический материализм».11
Разъясняя смысл «доктрины Эйзенхауэра» с точки зрения войны против СССР, военный обозреватель Х. Болдуин писал, что « глобальная система периферийной безопасности …представляет базы, …чтобы действовать вплотную к советской территории, и …окружают эту территорию». И далее: «Доктрина Эйзенхауэра фактически означает, что наша граница н а х о д и т с я н ы н е н а К а в к а з е .»14
Амбициозные планы подчинения Ближнего Востока натолкнулись на сопротивление арабских народов. В марте 1957 года иорданское правительство Набулси расторгло договор с Англией 1948 года и потребовало эвакуировать английские базы. Англия и США стали готовить государственный переворот в Иордании. Шестой флот США приблизился к берегам Ливана, а затем в Бейруте был высажен десант американской морской пехоты.
«Одновременно развернулась подготовка к интервенции против Сирии. К началу октября Турция сконцентрировала 50 тысяч войск на турецко-сирийской границе, 6-й флот был приведен в состояние боевой готовности. 31 октября 1957 г. начались «атомные учения» Вооруженных сил США и Турции в восточной части Средиземноморья. На совещании в Вашингтоне 22–25 октября президент США Д. Эйзенхауэр и премьер-министр Великобритании Г. Макмиллан объявили об «угрозе» Турции со стороны Сирии и сообщили о готовности НАТО оказать вооруженную помощь Анкаре.
Стремясь защитить свою независимость, Сирия еще летом 1957 года обратилась за помощью к СССР, которая была оказана. В обстановке подготовки войны против Сирии 19 октября было опубликовано заявление ТАСС, в котором говорилось: «Нельзя не видеть, что нападение на Сирию и развязывание тем самым войны вблизи южных границ СССР затрагивает самым серьезным образом его безопасность. Ни у кого не должно быть сомнения в том, что в случае нападения на Сирию Советский Союз, руководствуясь целями и принципами Устава ООН и интересами своей безопасности, примет все необходимые меры к тому, чтобы оказать помощь жертве агрессии».
Предупреждение СССР возымело свое действие и обстановка вокруг Сирии стала разряжаться. К заявлениям Москвы стали внимательнее прислушиваться в Вашингтоне после запуска первого в мире советского спутника Земли 4 октября 1957 года. Помимо научного значения этого события, оно означало, что Советский Союз стал обладателем межконтинентальной ракеты, способной донести боевой заряд до Америки. Сенатор Джексон заявил, что запуск советского спутника — «это сокрушающий удар по престижу США как лидера в мировой науке». Сенатор Саймингтон говорил о «новом свидетельстве возрастающего превосходства коммунистов в важнейшей области управляемых снарядов».
9 января 1958 года, выступая с ежегодным посланием Конгрессу США, президент Д. Эйзенхауэр, признав отставание от СССР в освоении космоса, заявил, что Советский Союз ведет против США «всеобщую холодную войну», и призвал: «Ответной реакцией Конгресса и американского народа должны стать усилия, направленные на то, чтобы это время испытаний обернулось для них временем чести и достоинства». Конгресс США охотно выделял новые средства для создания ракет и запусков искусственных спутников, чтобы наверстать качественное отставание от СССР.
Национально-освободительное движение во многих странах все смелее бросало вызов США и их союзникам, а ряд стран Азии и Африки обращались за поддержкой к СССР. Ответом на «доктрину Эйзенхауэра» стало создание Египтом и Сирией Объединенной арабской республики (ОАР) 1 февраля 1958 года. Ее президентом стал Гамаль Абдель Насер. В апреле — мае 1958 года Г.А. Насер посетил СССР, где ему была обещана обширная помощь для строительства Асуанской гидроэлектростанции. Существенно расширилось и военное сотрудничество СССР с ОАР.
Одновременно в охваченный гражданской войной Ливан 15 июля были высажены американские войска. Вскоре в районе Ближнего и Среднего Востока было сосредоточено около 70 тысяч сухопутных сил США и Великобритании. Создавалось впечатление, что англоамериканские войска вот-вот приступят к вторжению в Ирак. В ответ ОАР подписала с новым иракским правительством Касема договор о совместной обороне.
16 июля Советский Союз признал новое правительство Ирака. В тот же день было опубликовано заявление Советского правительства, в котором говорилось: «Советский Союз не может оставаться безучастным к событиям, создающим серьезную угрозу к его границам, и оставляет за собой право принять необходимые меры, диктуемые интересами мира и безопасности».
После переговоров между Н.С. Хрущевым и Мао Цзэ-дуном в Пекине 3 августа было опубликовано коммюнике, в котором говорилось: «Агрессивные круги западных держав вплоть до настоящего времени отказываются от принятия каких-либо подлинных мер для сохранения мира и, напротив, безрассудно усиливают международную напряженность, ставят человечество на грань военных катастроф. Но они должны знать, что, если воинствующие империалистические маньяки осмелятся навязать войну народам, то все миролюбивые и свободолюбивые государства и народы, тесно сплотившись воедино, навсегда покончат с империалистическими агрессорами и утвердят вечный мир во всем мире».
Нет сомнения в том, что угрозы СССР и Китая оказали свое сдерживающее воздействие на США и Великобританию. Нападения на Ирак не последовало. 25 октября были выведены войска США из Ливана.
Действовавшие соглашения 1945 года сохранили в Берлине уникальную возможность для беспрепятственного перехода берлинцев с Востока на Запад и обратно. Во-первых, благодаря этому существовала возможность для спекуляции дешевыми продовольственными товарами ГДР и дешевыми промышленными товарами из ФРГ. Именно это обстоятельство было причиной первого берлинского кризиса. Во-вторых, отсюда можно было легко засылать тайных агентов с Запада в ГДР и другие социалистические страны. В-третьих, через неохраняемую внутри берлинскую границу можно было беспрепятственно эмигрировать из ГДР в ФРГ. Ежегодный переход десятков тысяч немцев с Востока на Запад подрывал престиж ГДР и социалистической системы в целом».11
«В официальном Вашингтоне, отмечает Шлезинджер, утвердилось мнение, что, «если конфликт с Россией неизбежен, все соображения благоразумия подсказывают, что он должен произойти в Восточной, а не в Западной Европе». Под предлогом «несогласия с разделом мира на сферы влияния» американский империализм начал активную борьбу за ликвидацию в Восточной Европе народно-демократических государств, то есть, установить свою «сферу влияния» и в Восточной Европе.
Таким образом, правительство США за тысячи километров от своих границ старалось решать международные дела, не считаясь с итогами второй мировой войны, социалистическими сдвигами в странах Восточной Европы и интересами безопасности Советского Союза».7
«10 ноября 1958 года во время своего выступления на митинге советско-польской дружбы по случаю пребывания в СССР делегации Польши во главе с В. Гомулкой Н.С. Хрущев объявил о намерении в ближайшие полгода подписать мирный договор с Германией. Если этого не произойдет, заявлял Хрущев, то СССР подпишет мирный договор только с Германской Демократической Республикой.
Хотя СССР добился частичного признания ГДР в качестве субъекта международного права, начавшееся 11 мая в Женеве совещание министров иностранных дел СССР, США, Франции, Великобритании не привело к решению вопроса о мирном договоре с Германией и о статусе Западного Берлина.
В тоже время США не прекращали попыток реанимировать «доктрину освобождения» и перехватить инициативу в «холодной войне».
Проявлением этих попыток стала резолюция «О порабощенных народах», принятая конгрессом США 9 июля 1959 года. В ней говорилось: «С 1918 года империалистическая и агрессивная политика русского коммунизма привела к созданию обширной империи, которая представляет собой зловещую угрозу для безопасности Соединенных Штатов и всех свободных народов мира».
Устранение этой «угрозы» требовало, по замыслу авторов этой резолюции, «освобождения» «Польши, Венгрии, Литвы, Украины, Чехословакии, Латвии, Эстонии, Белой Рутении (Белоруссии. — Авт.), Румынии, Восточной Германии, Болгарии, континентального Китая, Азербайджана, Грузии, Северной Кореи, Албании, Идель-Урала (то есть нерусских народов Поволжья и Урала. — Авт.), Тибета, Козакии (то есть областей, населенных казачеством. — Авт.), Туркестана, Северного Вьетнама и других». От имени народов этих стран и краев авторы резолюции провозглашали: «Эти покоренные нации обращаются к Соединенным Штатам как к цитадели человеческой свободы в поисках руководства для достижения их освобождения и независимости».(!? В.Б.)
В то же время Д. Эйзенхауэр решил продемонстрировать свою готовность к переговорам с Советским Союзом и пригласил Н.С. Хрущева посетить США. 15 сентября 1959 года Хрущев с большой делегацией прибыл в Вашингтон, а 18 сентября выступил на сессии Генеральной ассамблеи ООН с предложением о всеобщем и полном разоружении, которое намечалось осуществить в течение ближайших 4 лет.»11
Однако правящие круги США расценивали любой шаг в сторону разрядки международной напряжённости как недопустимую уступку СССР или как «новый Мюнхен».
США вели себя нагло и бесцеремонно, продолжая облёты территории Советского Союза самолётами–шпионами «У-2». Как я уже писал выше, 1 мая 1960 года в районе Свердловска советскими ракетчиками был сбит такой самолёт, его пилот Гарри Пауэрс арестован. Самолёт-шпион, вылетев из Пакистана, должен был пролететь над космодромом Байконур, рядом секретных городов и заводов СССР и приземлиться на американской военной базе в Норвегии. В ответ последовало жёсткое заявление Н.С.Хрущёва. Казалось, что СССР снова оказался на грани войны с США…
Вторая половина 1960 года прошла под знаком новых международных кризисов, возникавших в различных регионах мира. Обострилось внутриполитическое положение в нейтральном Лаосе, где США пытались с помощью ЦРУ укрепить позиции своей агентуры.
Одновременно США усилили внимание и к африканскому континенту. Провозглашение независимости Ганы 6 марта 1957 года дало старт цепной реакции установления суверенных государств в Африке. Как отмечал Ю. Мельников, «с точки зрения Вашингтона… здесь начал создаваться «типичный вакуум», который необходимо было заполнить американским присутствием. В 1960 году 17 стран африканского континента стали независимыми. При этом ряд из них (Гана, Гвинея, Конго в первые месяцы своей независимости) выступали за подлинное освобождение от зависимости от Запада.
В эти годы правительство Эйзенхуаэра подвергалось атакам за отставание от СССР в создании ракет. Ультраправый сенатор Барри Голдуотер, выдвинувший свою кандидатуру на пост президента США на съезде республиканской партии летом 1960 г., в своей книге «Совесть консерватора» требовал: «Мы должны добиваться военного превосходства и поддерживать его. Простое равенство в вооружениях нас не устроит… Наша стратегия должна быть наступательной… Мы должны не только отражать их удары, а наносить свои. Мы должны не только охранять наши границы, мы должны проткнуть их границы… Мы должны объявить коммунистическое движение незаконным в сообществе цивилизованных наций. (??- В.Б.). Соответственно мы должны прекратить дипломатическое признание всех коммунистических правительств, включая правительство Советского Союза… Мы должны поощрять порабощенные народы восстать против их коммунистических правителей… Наша цель не борьба с коммунизмом, а победа над ним».11
В своём повествовании выше я уже много рассказывал о ситуации вокруг Кубы в разные периоды её исторического существования. Тем ни менее, я думаю, что будет не безынтересным проследить, как США «упустили» Кубу.
«Как было сказано выше, на протяжении всей истории США Куба являлась объектом захватнических планов Вашингтона. К 1959 году производство сахара, главной хозяйственной культуры Кубы, его переработки, его экспорт принадлежали «Юнайтед фрут» и другим американским монополиям. Они же владели четвертью лучших земель острова. Американцы держали в своих руках 90 % скотоводства, 90 % горнодобывающей промышленности, 80 % коммунального хозяйства. Брат президента и его главный эксперт по Латинской Америке Мильтон Эйзенхауэр писал: «Стоимость американских капиталовложений на Кубе, государственных и частных, составляла примерно один миллиард долларов. Эти капиталовложения создавались в течение многих лет, начиная с периода испанского колониализма и включая последовавшие режимы, особенно в период диктатуры Батисты». К концу 50-х годов 68,9 % кубинского экспорта направлялось в США, а 80 % кубинского импорта поступало из США.
Хозяйничанье американских монополий США на Кубе сопровождалось, как и везде в Латинской Америке, сохранением помещичьих порядков, отсталости и нищеты. Американский исследователь Роберт Смит писал: «Проблема неграмотности продолжала быть острой на Кубе, особенно в сельских районах… В стране было более 200 тысяч семей, у которых не было совсем земли. Сельскохозяйственные рабочие трудились редко более трех месяцев в год». В 1956–1957 годах одна треть населения была безработной или частично безработной. К началу революции число безработных достигло 738 тысяч человек.
Однако правящие круги США были заинтересованы не в развитой и процветающей, а политически стабильной Кубе под жестким американским контролем. Перед Второй мировой войной Д. Гантер писал: «С точки зрения национальной обороны наш генеральный штаб придает Кубе такое же значение, как Флориде… Мы никогда не можем позволить какой-либо иностранной державе установить здесь свой контроль». Гарантом такого контроля был Фульгенсио Батиста, который с небольшими перерывами управлял Кубой то прямо, то через посредство своих ставленников на протяжении двух десятилетий.
Впоследствии считалось, что, заняв в первые месяцы 1959 года выжидательную позицию, правительство США «упустило» Кубу. В то время Государственный департамент выступил с заявлением, в котором отвергались обвинения кубинцев в поддержке Соединенными Штатами дикататуры Батисты. Одновременно были предприняты попытки «прощупать» Фиделя Кастро, который с 17 февраля 1959 года стал премьер-министром страны. Кастро был приглашен в США, где его приняли министры США и вице-президент Никсон.
Убедившись в несговорчивости и непреклонности руководителя кубинской революции, Никсон в меморандуме правительству написал : «Необходимо немедленно вооружить группу кубинских эмигрантов для свержения Кастро», а затем «высадить их на берег, чтобы устранить режим, столь опасный для американского предпринимательства и интересов безопасности на острове».
А вскоре в Майами была учреждена контора «Дабл Чекере корпорейшн», через которую ЦРУ стало финансировать операции против Кубы. По словам кубинского эмигранта Р. Л. Фрескета, «ЦРУ стало бороться с кубинским правительством с 14 мая 1959 года».11
О дальнейшем развитии «кубинских» событий мною уже написано выше…
Есть ещё один критический момент в истории противостояния США и СССР, который можно назвать Берлинским кризисом 1961 года…
«Интервенция против Кубы, ее провал и воинственные заявления Кеннеди после разгрома наемников на Плайя-Хирон во многом определили характер внешнеполитических действий нового правительства США, подтвердившего верность курсу «холодной войны». К тому же с первых же дней своего пребывания у власти Кеннеди заявлял о необходимости преодолеть отставание США от СССР в ракетах.
Заявления демократов во главе с Кеннеди об отставании от СССР в ракетах были сильно преувеличены в пылу критики ими республиканского правительства. Этому преувеличению способствовали также заявления Хрущева, который неумеренно хвастался советским ракетным потенциалом.
Однако почти за месяц до суборбитального полета астронавта Алана Шепарда 12 апреля 1961 года успешно стартовал советский космический корабль и в эфире прозвучал уверенный голос Юрия Гагарина: «Поехали!» Это событие стало новым потрясением для Америки. Газета «Нью-Йорк геральд трибюн» писала: «После первого спутника мировое общественное мнение резко качнулось в пользу коммунизма. Что же произойдет теперь, когда мир услышал о подвиге коммуниста Гагарина?»
В условиях, когда весь мир был под впечатлением полета Юрия Гагарина и поражения американских наемников на Плайя-Хирон, Хрущев решил возобновить политическое наступление на США, вновь поставив вопрос о мирном договоре с Германией и ликвидации оккупационного статуса в Западном Берлине. 3 июня 1961 года в Вене открылась встреча Н.С. Хрущева и Д.Ф. Кеннеди.
Обсуждался и вопрос о прекращении ядерных испытаний. К этому времени было возможно получить достоверные сведения о характере любых испытаний без проведения инспекций. Но американцы упорно требовали их осуществления в качестве главного условия для подписания договора о запрете испытаний ядерного оружия. Поэтому соответствующий договор, содержание которого было в основном согласовано еще в 1958 году, не был подписан. Все же стороны договорились воздерживаться от ядерных испытаний.
Как вспоминал Суходрев, «во время переговоров самой трудной оказалась германская проблема. Хрущев жестко говорил о том, что до конца года он подпишет мирный договор с ГДР… Когда обоим стало окончательно ясно, что каждый остается при своем мнении, было решено завершить встречу… Хрущев еще раз повторил, что намерен до конца года заключить мирный договор с ГДР. Стоявший уже в дверях Кеннеди пожал плечами и сказал: «Ну что ж, видимо, будет холодная зима».
Кеннеди не ограничился резкими заявлениями, а объявил 19 июля об увеличении расходов США на вооружение на 3,5 миллиарда долларов. 25 июля Кеннеди выступил по телевидению с обращением к американскому народу. Он заявил, что при необходимости США будут готовы защищать Западный Берлин с помощью оружия. Он сообщил о своем решении увеличить в три раза количество лиц, призываемых в армию.
Действия Кеннеди во многом объяснялись внутриполитическими соображениями. К этому времени экономика США вступила в очередной кризис: с июля 1960 г. по февраль 1961 года индекс промышленной продукции сократился на 8 %. Новый тур гонки вооружений мог бы способствовать его преодолению. Расходы на космические программы с 1961 по 1964 год выросли в 10 раз. Правительство Кеннеди стало осуществлять перевооружение армии в соответствии с очередной военной доктриной «гибкого реагирования». Следствием гонки вооружений стал и общий подъем экономики. С 1959 по 1964 год промышленное производство США выросло примерно на 30 %.
В ответ на заявления Кеннеди и наращивание военных сил в Западном Берлине в своём выступлении по радио в связи с запуском в космос второго советского космонавта Германа Титова, Н.С.Хрущёв заявил:
«Возможно, в дальнейшем придется увеличить численный состав армий у западных границ за счет дивизий, которые будут переброшены из других районов Советского Союза. В связи с этим, может быть, придется призвать часть резервистов для того, чтобы наши дивизии имели полный численный состав и были подготовлены ко всяким неожиданностям». Обращаясь к руководителям Запада, Хрущев восклицал: «Стойте, господа! Мы хорошо знаем, чего вы хотите, чего вы добиваетесь; мы подпишем мирный договор и вашу лазейку в ГДР закроем… Мы войны не хотим, но наш народ не дрогнет перед испытаниями: на силу он ответит силой, сокрушит любого агрессора».11
Международный кризис продолжал обостряться. Западные державы усиливали военные приготовления, объявив об увеличении численности своих вооружённых сил и даже о планах военной мобилизации. В печати ФРГ открыто обсуждались планы военного вторжения на территорию ГДР. «Западный Берлин, где орудовало более 80 подрывных центров, использовался правительством ФРГ для ослабления экономики ГДР и заброса туда шпионов и диверсантов. Особенно широко в этих целях использовалась открытая граница между Восточным и Западным Берлином.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 28.9.2012, 9:02
Сообщение #40


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



hi[1].gif Приветствую всех кубашей! Завтра исполнится 50 лет, как бывший гвардии лейтенант за два дня до прихода на Кубу отмечал своё 22-летие на теплоходе "Адмирал Нахимов"( читайте творчество форумчан"Куба - любовь моя"). Просьба ко всем. кто меня фотографировал и кто со мной фотографировался 12 сентября в Москве, сделайте "дедушке Валере" подарок - вышлите хотя бы по паре фотографий на любой из электронных адресов(кому как удобнее): zeralad@yandex.ru или этот же адрес на одноклассниках, или val_butov@mail.ru.Буду очень признателен и выпью сто грамм"фронтовых" и сто грамм "оздоровительных" за то. что вы есть и за ваше здоровье. Вал_Бутов. pioneer[1].gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Селиванов Александр
сообщение 28.9.2012, 17:46
Сообщение #41


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 11 011
Регистрация: 4.12.2009
Из: Россия, Нижегородская область.
Пользователь №: 2 230
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: весна 1972 - 1973 осень
Место дислокации на острове: Нароко, передающий радиоцентр



С днём рождения Валерий! Здоровья тебе крепкого, а остальное приложиться! thumbsup[2].gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 22.1.2013, 9:46
Сообщение #42


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Цитата(Зиннатуллин Альфрид @ 19.1.2013, 22:47) *

Сергей, у нас форум армейской тематики и в статусе "Карантин", ты спокойно можешь общаться со всеми в армейских ветках (темах) рассказать всем о своей службе, задать вопросы ребятам об их службе. И по верь мне, ты и сам не заметишь как выйдешь с карантина, это может произойти и через 3 сообщения и через 10 сообщения, все будет зависеть как ты будешь писать и о чем... А то что ты написал, где служил и кем, так это похвально, начало есть. Вот здесь есть прекрасная тема о 20-ом батальоне http://www.gsvsk.ru/forum/index.php?showforum=19, зайди почитай, может командиров своих вспомнишь, может поможешь мне историю дописать 20-ки, может ребятам там чего интересного расскажешь.

Добрый день! Альфрид, давно к тебе не обращался, т.к. считал, что ты занимаешься только с "новичками". У меня несколько вопросов. Когда я начинал размещать главы из книги. то первые две не стал, потому что они несколько личного порядка.Не закончил размещение оконцовки, т.к. там рассуждения о кар.кр. и вообще о кризисах в свете тех событий. что сегодня происходят в мире. И ещё. У меня есть несколько фото по 50-летию с мероприятия в Москве. так же фото и видио того. что я провёл в Пензе. Надо ли это размещать, где и как? hi[1].gif pioneer[1].gif Вал.Гр.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 3.2.2013, 10:47
Сообщение #43


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Изображение
hi[1].gif Приветствую всех кубашей - тех, кто меня помнит и знает и тех, кто читал. а возможно не читал, отрывки из моей книги о Карибском кризисе, размещённых в "Творчествеа Анадырцев"! Мне удалось. правда в небоьшом количестве, издтаь всю книгу.Доказательство тому мой скромный вид с моей скромной книгой.
Себестоимость книги 270 р. Если кто пожелает приобрести для себя. для своей семьи или для общественной организации, могу выслать оптом или персонально(оптом будет дешевле пересылка) Есть пока около 20 свободных экземпляров. Вал.Гр. pioneer[1].gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лели Виктор
сообщение 3.2.2013, 10:57
Сообщение #44


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 13 024
Регистрация: 1.12.2008
Из: США, г. Лос-Анджелес
Пользователь №: 28
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: май 1991 - 1992 декабрь
Место дислокации на острове: Нарокко, 3 МСБ разведка, Гуанабо



Заберу 5 шт, дайте почтовый адрес для отправки перевода.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Красников Виталий
сообщение 3.2.2013, 11:05
Сообщение #45


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 8 873
Регистрация: 12.12.2010
Из: Украина, г. Сокиряны, Черновицкая обл.
Пользователь №: 2 888
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: осень 1985 - 1987 весна
Место дислокации на острове: Нарокко, 3 МСБ, 1 МСР



Заберу 2 шт. хотелось бы с автографом автора. hi[1].gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Воронцов Алексей
сообщение 3.2.2013, 20:42
Сообщение #46


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 744
Регистрация: 25.4.2011
Из: Россия, г. Котлас, Архангельской обл.
Пользователь №: 3 224
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: май 1986 - 1987 ноябрь
Место дислокации на острове: Торренс, в/ч 54234, 2 рота



Тоже возьму 3 книги. Куда послать деньги? Валера в личку адрес отправь.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 3.2.2013, 21:05
Сообщение #47


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Цитата(Воронцов Алексей @ 3.2.2013, 21:42) *

Тоже возьму 3 книги. Куда послать деньги? Валера в личку адрес отправь.

Ответ всем. кто пожелает купить книгу.Я уже писал. что есть свободных примерно 20 экз. определяйтесь с количеством, с адресами. куда отправлять. До 25 февраля я буду занят. После этого займусь вашими адресами и количеством экз. Пересылка. в зависисимоти от росстояния и кол-ва экз.. может стоить от 60 до 100 рубл Себестоимость книги (440 стр) без накрутки 270 рубл. Есть ещё время подумать. Кто определиться. высылайте на этот эл-й адрес свой почтовый и количество экз. И я определюсь с суммой. которую вы мне перешлёте. С уважением ВалГр.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 3.2.2013, 21:12
Сообщение #48


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Цитата(Красников Виталий @ 3.2.2013, 12:05) *

Заберу 2 шт. хотелось бы с автографом автора. hi[1].gif

Да. овсем запамятовал. сообщите, кому подписать. Я здесь на месте , своим кубинцам подписываю на имя семьи такого- то" чтоб помнили об Истории и о нас в в этой Истории." И ещё прикладываю фото по московскому 50-летию, фото, слайды и видио по торжетсвенному мероприятию в Пензе. Вроде бы . память и для кубашей. и для семьи, да и . наверное, для внуков.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Лели Виктор
сообщение 4.2.2013, 8:01
Сообщение #49


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 13 024
Регистрация: 1.12.2008
Из: США, г. Лос-Анджелес
Пользователь №: 28
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: май 1991 - 1992 декабрь
Место дислокации на острове: Нарокко, 3 МСБ разведка, Гуанабо



Адрес отправил в личку
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 8.2.2013, 20:51
Сообщение #50


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Цитата(Бутов Валерий @ 3.2.2013, 22:12) *

Да. овсем запамятовал. сообщите, кому подписать. Я здесь на месте , своим кубинцам подписываю на имя семьи такого- то" чтоб помнили об Истории и о нас в в этой Истории." И ещё прикладываю фото по московскому 50-летию, фото, слайды и видио по торжетсвенному мероприятию в Пензе. Вроде бы . память и для кубашей. и для семьи, да и . наверное, для внуков.

rap[1].gif ПРиветствую кубашей всех возрастов и рангов! Сообщаю информацию для размышления : узнавал на почте - с нвого года повышены расценки на упаковку и пересылку бандеролей и посылок.Получается примерно следующее.Общая стоимость упаковки и пересылки двух книг (с оценкой в 500 р).по России в пределах Архангельск, Екатеринбург, Барнаул обойдётся, примерно, в 200 р. Это ещё сносно.За пределы России -около 400 рублей (так что, например, на Украину меня дешевле пригласить в гости с десятком книг).Ну и плюс стоимотсь одного экз. книги 270 р.Так что...:"Думайте сами, решайте сами..." Свои соображения высылайте в личку.: кол-во экз.. полный почтовый адрес, ФИО - кому подписывать.Ну и мой адрес, секрета в этом не вижу: 442780, Пензенская обл.с.Бессоновка. ул.Центральная , 65. Бутову Валерию Григорьевичу.( с учётом кол-ва экз. и стоимости пересылки) hi[1].gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 8.2.2013, 22:36
Сообщение #51


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Цитата(Александр.com @ 8.2.2013, 22:53) *

Сообщения Бутова Валерия перемещены в его тему
http://www.gsvsk.ru/forum/index.php?showtopic=2471&st=0
В этой теме только пробные сообщения новичков.

blink.gif спасибо за заботу.Только как тогда остальные узнают о моём извещении? Или они для этого какждый раз должны ожидать от меня ссообщения и заходить на творчество анадырцев? И ещё: я уже неоднокртатно у всех модераторов и у всех СОМ спрашивал: А для чего тогда мне на электронный адрес приходит всеёёёёё из пробую создать сообщение?! Вот э т о в с ё ёёёёё - оно мне надо?А дальше "моей темы" я никуда пройти не могу? nono[1].gif С уважением Вал.Гр.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 8.2.2013, 22:42
Сообщение #52


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



yahoo[1].gif Да, я забыл ещё поблагодарить" за помощь" в издании книги. Я как-то всё это по-другому представлял. hi[1].gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Александр.com
сообщение 9.2.2013, 1:48
Сообщение #53


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Администраторы
Сообщений: 8 836
Регистрация: 12.11.2008
Из: Россия, г. Москва
Пользователь №: 2
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: осень 1978 - 1980 лето
Место дислокации на острове: Нарокко, отдельная зенитная батарея Управления бригады.



Цитата(Бутов Валерий @ 8.2.2013, 23:36) *

blink.gif спасибо за заботу.

Незачто. blink.gif
Цитата
Только как тогда остальные узнают о моём извещении? Или они для этого какждый раз должны ожидать от меня ссообщения и заходить на творчество анадырцев?

Как только вы публикуете сообщение оно отмечается у пользователей как непрочитанное.
Так-же можно отслеживать ваши сообщения активировав функцию "Подписка на тему".
Есть еще вверху главной страницы опция "Новые сообщения" и "Помощник".
Можно просто заглядывать в тему при каждом посещении форума ветеранов ГСВСК.
Таким образом пользователи читают ваши сообщения.
Цитата
И ещё: я уже неоднокртатно у всех модераторов и у всех СОМ спрашивал: А для чего тогда мне на электронный адрес приходит всеёёёёё из пробую создать сообщение?! Вот э т о в с ё ёёёёё - оно мне надо?

Необходимо зайти в тему "Пробую создать сообщение" и вверху страницы справа
в "Опции" деактивировать включенную вами ранее опцию "Подписка на тему".
И сообщения больше приходить не будут.
Цитата
А дальше "моей темы" я никуда пройти не могу? nono[1].gif С уважением Вал.Гр.

Вы можете пройти согласно своему допуску к форумам, а он у вас полный,
значить по всем форумам и темам. Но форумы и темы имеют свою тематику,
поэтому постить необходимо по теме.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 9.2.2013, 16:30
Сообщение #54


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



mad.gif Добрый день! Альфрид. я, вероятно. по моей недалёкости. до сих пор не пойму и никто мне толком не ответил следующее. Зачем ко мне приходит вся текущая перписка из Пробую создать сообщение? Я. так полагаю. что она касаеться тех людей, к кому обращаются, или модератов . которые "ведут" новичка до определённого уровня. Если нет. тогда почему мои сообщения. которые касаются. если и не всех. то многих(так мне кажется) убрали из общедоступного места и переместили в Творочество анадырцев?Ведь это не творчество, а переписка? Как тот, к кому я обращаюсь( не конкретно в личку) узнает об этом сообщении? Он что, обязательно должен заглянуть в раздел творчество? А если ему туда и не надо?
Две просьбы. 1.Как сообщить тем. кто хотел или хочет приобрести книгу о Кар.кр., об изменившихся условиях и моём домашнем адресе? И 2. Мне, так или иначе. закрыт доступ в большую часть сайта или форума, так будьте добры - избавьте меня и от информации. которая мне не адресована и которая, извините, мне не нужна. Я. наверное, в пятый раз прошу об этом : я на такую информацию не подписывался. Если я на неё подписан кем-то автоматом прошу меня из этого списка исключить.С уважением. ВалБутов., new_russian[1].gif cool.gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Зиннатуллин Альфрид
сообщение 9.2.2013, 17:12
Сообщение #55


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 14 369
Регистрация: 3.12.2008
Из: Россия, г. Уфа
Пользователь №: 43
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: весна 1986 - 1987 декабрь
Место дислокации на острове: Торренс, 20 ОМСБ, 3 рота



Валерий, давайте начнем вот с этого: Кликнем на эту ссылку
Цитата(Александр.com @ 9.2.2013, 0:53) *

Сообщения Бутова Валерия перемещены в его тему
http://www.gsvsk.ru/forum/index.php?showtopic=2471&st=0
В этой теме только пробные сообщения новичков.

И перейдем в тему где ваше творчество. И там очень!!! внимательно!!! прочитаем последнее сообщение, и если и после этого возникнут у вас вопросы, то пишите мне в личку, я постараюсь более подробней, может быть даже с рисунками ответить на ваш вопрос.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 10.2.2013, 10:34
Сообщение #56


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Цитата(Зиннатуллин Альфрид @ 9.2.2013, 18:12) *

Валерий, давайте начнем вот с этого: Кликнем на эту ссылку

И перейдем в тему где ваше творчество. И там очень!!! внимательно!!! прочитаем последнее сообщение, и если и после этого возникнут у вас вопросы, то пишите мне в личку, я постараюсь более подробней, может быть даже с рисунками ответить на ваш вопрос.


new_russian[1].gif Пока я прошу избавить меня от не нужных и не касающихся меня сообщений.Будьте добры. уважьте.
А что касается перемещений моих просьб для всех в подвал "творчество" я уже поблагодарил. Всего доброго. ВалБутов wink.gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Зиннатуллин Альфрид
сообщение 10.2.2013, 12:10
Сообщение #57


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 14 369
Регистрация: 3.12.2008
Из: Россия, г. Уфа
Пользователь №: 43
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: весна 1986 - 1987 декабрь
Место дислокации на острове: Торренс, 20 ОМСБ, 3 рота



Раз вы все таки не внимательно прочитали сообщения Александра.com, отписаться от подписки с этой темы можете только вы сами, так как вы сами только эту функцию включили, вот мне ничего подобного не приходит, потому что я ничё не включал. Есть еще один вариант решения вашей проблемы, вышлите мне в личку ваш логин и пароль, зайду под вашим именем и отключу эту функцию. Всего доброго. Альфрид
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Бутов Валерий
сообщение 10.2.2013, 12:43
Сообщение #58


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 75
Регистрация: 5.8.2012
Из: Россия, с. Бессоновка, Пензенская обл.
Пользователь №: 4 114
Старший военный специалист
Период пребывания на Кубе: сентябрь 1962 - 1962 декабрь
Место дислокации на острове: Калабазар, Ситио-Сити, старший техник стартового отделения, 79 ракетный полк



Цитата(Зиннатуллин Альфрид @ 10.2.2013, 13:10) *

Раз вы все таки не внимательно прочитали сообщения Александра.com, отписаться от подписки с этой темы можете только вы сами, так как вы сами только эту функцию включили, вот мне ничего подобного не приходит, потому что я ничё не включал. Есть еще один вариант решения вашей проблемы, вышлите мне в личку ваш логин и пароль, зайду под вашим именем и отключу эту функцию. Всего доброго. Альфрид


Ко мне на электронку приходят все сообщения из Пробую создать.Я выхожу ... и натыкаюсь на ссылку- вот там прочтите... И т а м я читаю всё. что пишут друг другу начинающие или пытающие узнать друг друга. Вот и всё. А почему мои сообщения о наличии свободных книг и изменениях с пересылкой убрали в "тврочество". мне вообще не понятно.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Дмитренко Валерий
сообщение 10.2.2013, 13:03
Сообщение #59


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Ветераны
Сообщений: 14 262
Регистрация: 28.2.2009
Из: Украина, г. Киев
Пользователь №: 1 840
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: весна 1982 - 1983 осень
Место дислокации на острове: Торренс, артдивизион, 3 бат.



Мое мнение "творчество" это нормальная ветка thumbsup[2].gif
Вот и я сочинил один раз, ну посмеялись тогда biggrin.gif

Цитата
Дайте льготы, дайте статус
Воин я интернационалист
Я на Кубе полтора года защищал социализм.

Депутаты дружно встали
Молча репу почесали
Расскажи ка ты милок
Как служил ты был ли прок.

Куба райский уголок
Без мулаток жить не мог
Самоволки были часто
По плантациям кубашским.

Там я ченчем занимался
Мастер классы проводил
Водку залпом я глушил
Пил сербесо, ром, ликер
Возвращался в часть я ни какой.

Тырил манго, апельсины
Авокадо, ананасы
Ох, чуть не забыл и еще кокосы
Это как ведь не крути, витамины все же.

Депутаты в кресла впали
А очнувшись вынесли вердикт
Льготы, статус утвердить
И принять такой закон

Воин, интернационалист Кубинец он!
Пользователь в онлайне!Карточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Зиннатуллин Альфрид
сообщение 10.2.2013, 13:11
Сообщение #60


Ветеран ГСВСК
**********

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 14 369
Регистрация: 3.12.2008
Из: Россия, г. Уфа
Пользователь №: 43
Младший военный специалист
Период пребывания на Кубе: весна 1986 - 1987 декабрь
Место дислокации на острове: Торренс, 20 ОМСБ, 3 рота



Валерий, у нас тут как в библиотеке, где каждая книга на своем месте, каждое сообщение в своей теме, так было и так будет всегда!!! Под одного человека мы подстраиваться не будем!!!. Это тема создано только для того чтоб человек, который в первый раз пришел на форум и ничего и никак не умеет, мог здесь попробовать писать, вставлять ссылки, фотографии, чтоб не захламлять своим учением остальные нормальные темы. Так как с вашего подразделения вы пока здесь один. то темы вашего подразделения нету, появятся еще люди, то сделаем тему. В личной переписке, вы меня спросили куда можно и можно ли выложить ваше творчество, я сделал под вас тему, но как вы включили функцию подписку под эту тему
одному богу известно и только вам, как выйти из этой ситуации я вам написал выше.

И люди кто здесь начинает писать, искать своих, мы постепенно убираем отсюда, но только после того как точно уверимся в каком подразделение они служили, вот с Мельниковым, я все таки прокололся скорей всего он не там служил куда я переместил все его сообщения, чтож со времением переместим в тему того подразделения, где он все таки служил

Сообщение отредактировал Зиннатуллин Альфрид - 10.2.2013, 13:19
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

3 страниц V < 1 2 3 >
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 20.11.2017, 4:57
ѥ골Mail.ru       Яндекс цитирования       mail.ru - В каталоге