Меню
Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить
Забыли пароль?
Праздники Кубы

Праздники Кубы

Кто онлайн?

Пользователей: 0

Гостей: 4

Карибский кризис глазами солдата.
26-11-2008 (16:34) - Евдокимов Роман

Про Карибську кризу очами солдата.  
4.09.07, 01:15:37

 
Куба в долі голови ревізійної комісії Союзу українських громад Тульської області доцента кафедри економічної теорії філіалу Російського державного торгово-економічного університету Володимира Ширая
Было это ровно 45 лет назад. По решению советского руководства и в первую очередь его руководителя Никиты Сергеевича Хрущева, предложившего необычайно смелый, но крайне авантюрный план, правда, поддержанный всеми членами Президиума ЦК КПСС, мир оказался на грани ядерной войны, которой, к счастью, удалось избежать.

Непосредственным участником тех событий, которых отнесли к понятию «Карибский кризис», был Владимир Иванович Ширай, тогда рядовой Советской Армии, позже – кандидат экономических наук, до лета этого года – и.о. профессора Тульского филиала Московского государственного торгово-экономического университета. 

На всю жизнь запомнились ему тайная погрузка ночью в трюмы советского сухогруза советских же ракетчиков, 22-суточное путешествие на Кубу, 3-летнее там пребывание в качестве защитника кубинского неба, а затем – переводчика в штабе ВМФ, последовавшая в итоге высокая награда – получение им Diploma de Honor (Почетного диплома) из рук Comandante Рауля Кастро – министра обороны Республики Куба – за вклад в укрепление обороноспособности страны и защиту ее завоеваний.

А началось все это так
- Судьба распорядилась таким образом, - вспоминает Владимир Иванович, - что я, простой парень из небогатой многодетной украинской семьи, проживавшей в Днепродзержинске Днепропетровской области, фактически впервые узнал о существовании острова и государства Куба после высадки guanos в бухте Cochinos, а уже через год сам оказался на этом острове, названном образно – островом Свободы.

Владимир был четвертым - младшим из четырех братьев в семье Ивана Ивановича и Ирины Ермолаевны Шираев. Хорошо учился в школе, а затем с «отличием» окончил Днепродзержинский металлургический техникум по специальности «механик по оборудованию доменных и мартеновских печей», был активным общественником, спортсменом-разрядником.

По распределению попал на металлургический завод в Челябинске, затем была служба в рядах советской армии в ракетной части и неожиданная «командировка» на Кубу.

Провожая сына на армейскую службу, его отец Иван Иванович Ширай, сам участник Великой Отечественной войны, имевший ранения, его старшие братья, отслужившие свое в армии, наказывали Владимиру служить добросовестно, честно, слушаться командиров, добиваться звания «отличника». И Ширай не подвел родных, близких, своих земляков.

Служи честно, кому присягаешь
- Мы, зенитные ракетчики, - рассказывал далее Владимир Иванович, - пришли на Кубу в конце августа 1962 года и разместились рядом с поселком Rancho Luna, - в 30 км от Сьенфуэгоса (тогда этот относился к провинции Санта Клара). За один месяц в тяжелейших условиях установили пусковые установки новейшего тогда комплекса ПВО С-75 и стали на боевое дежурство – за неделю до Карибского кризиса. Первый год несли боевое дежурство сами. Затем, в течение года готовили себе замену из числа молодых кубинских солдат, и уже к середине 1964г. значительная часть нашего «ограниченного» контингента - группы советских войск – начала готовиться к отправке на Родину.

Все это сказанное, пожалуй, нуждается в подробной расшифровке. В одном из южных портов СССР темной ночью 9 августа 1962 года в обстановке строжайшей секретности началась погрузка в трюмы сухогруза советской зенитно-ракетной воинской части (о полном объеме всей информации знали в СССР вообще не более 15 человек). Грузились осторожно, в полном молчании. Впрочем, кто-то из ракетчиков, знакомый с песенным народным творчеством, грустно, вполголоса напевал:

Я помню тот Ванинский порт,

И вид парохода угрюмый, 

Как шли мы по трапу на борт, 

В холодные мрачные трюмы,

А с моря спускался туман, 

Ревела стихия морская…

Затем был 22-х суточный морской переход. В трюме несколько сот человек, духота, а на палубу выйти подышать полной грудью, посмотреть на южные звезды можно только ночью, по очереди. 

После долгого нудного плавания выгружались также темной ночью в одном из кубинских портов, в течение 3-х суток выбирая порт выгрузки, а точнее – заметая следы. Выгрузились, а кубинский проводник указывал путь к будущему расположению ракетной части. К месту дислокации вела хорошая шоссейная дорога. Владимира Ширая поставили у одного из поворотов, чтобы он регулировал движение.

Владимир Иванович вспоминает: «Стою, жду. Темень, хоть глаза выколи. Вокруг – ни души, чужая земля. Цикады трещат, стрекочут, не уставая, словно соревнуясь, да сухопутные крабы, размером с большую тарелку каждый, скрипят так, словно жуют пустые консервные банки. Казалось, не выдержат нервы, сбегу, только бы знать - куда бежать? Подъезжают в темноте, узнают меня, указываю им поворот. Одна колонна, друга, третья…»

Их зенитно-ракетная часть расположилась в 3-х километрах от шоссейной дороги в густых зарослях тростника. Километрах в десяти от моря, а от побережья США – всего в 90 километрах. На этом месте когда-то располагалась барская конюшня. Остались столбы, коновязи, шиферная дырявая крыша. Дыры эти приходилось закрывать солдатскими плащ-палатками. Заболоченная местность, следовательно, полчища комаров, нередки – скорпионы. Два месяца в году проливные дожди, затем два месяца 40-градусная жара, снова дожди. Ночью же прохладно, а у солдат не было даже шинелей, поскольку маскировались под гражданских людей. 

Началась нелегкая работа. Прорубали просеки в сахарном тростнике, хотя для этой цели не имели даже топоров. Ломали, долбили котлованы для установки ракет, бетонировали площадки. Под руками не было подъемных кранов, при необходимости использовали домкраты. Мокрые, усталые, к концу дня буквально валились с ног. Одежда – всегда мокрая. «Она у нас была гражданская, скромная, замасленная, даже – бедная. Простые ботинки, поношенные полубрезентовые брюки», - вспоминает Владимир Иванович.

Так и несли почетную службу в течение всего первого года 150 ракетчиков. При этом надо было постоянно быть начеку, случались ночные обстрелы контрреволюционеров – «контрас», бывали всякие угрозы, т.е. давили на психику. Случались обстрелы из пулеметов, но скорее просто пугали, стреляли по верхам, и серьезного вреда не причиняли. Сами же американцы и предупреждали зависящих от них «контрас»: Разбирайтесь с Кастро сами, а русских не трогайте, имеете ввиду: под видом бедно, скромно одетого солдата может скрываться хорошо тренированный, отлично вооруженный советский офицер.

«Бывало и так, - вспоминает Владимир Иванович, - едем на «газике» по шоссе, - нужны запчасти, медикаменты... Едем, никого не трогаем. Увязывается откуда-то взявшийся «Мерседес». Едет рядом, пытается обогнать, демонстрируя из окон оружие, угрожая. Мы в свою очередь показываем свое оружие. Отстают, исчезают».

Трудности заключались еще и в том, что многие из советских ребят уже отслужили в армии им положенный срок и переслуживали до 1.5 лет. Но командование поставило условие: подготовьте себе замену из кубинцев и по домам! Дали и Шираю двух кубинцев для подготовки «планшетистами», поскольку это была военная специальность Владимира. Причем один из них малограмотный деревенский парень, не очень и вникавший в военную науку. Но не знал тот, что у русских есть хорошее правило: «не можешь – научим, не хочешь – заставим». И поэтому к этому парню пришлось подойти с особой строгостью, хотя и не всегда точно в соответствие с педагогической наукой. Пригодилась другая практика. Но с задачей ракетчики справились, замену себе подготовили.

Владимир Иванович сейчас с юмором вспоминает, как ему почти год, пребывая на этой отдаленной точке, пришлось исполнять обязанности ... фельдшера. Срочно пришлось учиться оказывать медицинскую помощь не только своим друзьям ракетчикам, но и мирным жителям близлежащих индивидуальных хозяйств.

А произошло это так
Вместе с ракетчиками-офицерами несли тяготы военной службы на острове и их жены. Семьи офицеров были естественно, без детей. Жены офицеров не были трудоустроены, так как имели профессии библиотекарей, учителей, бухгалтеров, культпросветработников. Им нечем было заняться, а это были молодые женщины. К тому же не давали военной присяги, и от скуки вели себя не очень скромно. И примерно через год их пребывания в части пришел приказ отправить представительниц прекрасного пола на родину, - за недостойное их поведение, за слишком легкое поведение. На родину отправили и медицинских работников. А Владимиру было рекомендовано срочно изучить медицинское дело, овладеть медицинской практикой. За пару недель овладел он азами медицинского искусства, получил в свое пользование медицинские справочники, аптечку, кое-какие инструменты.

- Проблем было много, хотя в основном ракетчики, эти - здоровые хлопцы, - говорит Владимир Иванович. - Случались травмы... скорпионы. Но я знал, что скорпион опасен в его брачный период и укус в область шеи. А остальные случаи – не были смертельными.

А было однажды и так: с вблизи расположенного хозяйства кубинца – плантатора прибежал мальчик с мольбой: «Спасите! Отец умирает!»

Оказалось, отец этого мальчика, работая неосторожно, большим ножом – мачете разрубил себе ногу и буквально истекал кровью. Помчался выручать Владимир, взяв с собой дежурного офицера, без которого наш «газик» не выезжал. Ехали вначале по шоссе, а к ферме вела залитая дождем непролазная дорога. Пришлось, оставив автомобиль, идти к ферме около полукилометра пешком. Пришли вовремя, оказали помощь, на руках донесли до шоссе и помогли доставить в ближайшую больницу. Фермер был спасен, выражая позже своим спасителям искреннюю благодарность и признательность.

На втором году службы жизнь пошла веселее. Обжились, несколько обустроились. Акклиматизировались. К нашим ракетчикам добавилось еще 150 молодых кубинцев. Жили сообща, изучая языки: кубинцы – русский, ниши – испанский. Изредка воинов вывозили отдохнуть, искупаться в море. Организовывались спортивные встречи с гражданским населением, бои на баскетбольной площадке. 

...Подошла и «демобилизация». Смена подготовлена – условие выполнено. А накануне приезжают представители командования и предлагают тем, кто освоил испанский язык, подписать контракт и остаться в качестве переводчиков. Условия были хорошие: высокая зарплата, месячная учеба в Гаване испанскому языку, после года работы – отпуск на родину. Владимир Иванович подписал контракт, но все оказалось иначе: учебы языку не было, посчитали достаточным его знания. В отпуске даже через год отказали. А домой хотелось – хоть волком вой. Три года пребывания в чужой стране – это было невыносимо тяжело.

«Куба – любовь моя»

Вольнонаемный, переводчик группы советских военных специалистов Владимир Ширай вначале служил в крепости Ело Моро и в Сантьяго де Куба, большую же часть времени работал военным переводчиком при штабе ВМФ Кубы в столице республики. Новая должность, такая неожиданная, дала возможность побывать во многих местах, частью познакомиться с ее народом, историей, традициями страны, познакомиться с кубинцами и полюбить их жизнерадостность, веселый нрав. Познакомился он и подружился с некоторыми советскими студентами (будущими языковедами, экономистами, политологами), проходившими на Кубе практику, иногда годичную.

- Что собой представляет кубинский народ? - спросил я Владимира Ивановича.

- Он разный. Элита кубинского общества – прозападная, хотя это тщательно ими скрывалось. А простой народ? Это же латиноамериканцы – веселые и беззаботные, как птицы. Разница между богатыми и бедными – огромная. Убожество и блеск.

Промышленности развитой все еще не было. Сельское хозяйство относительно развито: выращивается сахарный тростник, табак, кофе. Есть животноводство – этим занимаются фермеры индивидуальных хозяйств.

Города Кубы – города-курорты, красивы. Все предназначалось для отдыха иностранцев, для туризма. Четырех- и пятизвездочные отели, 9-12 этажные. Утонченно, красиво, цветы, бассейны, оркестры, изысканная кухня... А рядом – нищета. Кубинцы – народ веселый и беззаботный. Поднес, помог перенести кому-то чемодан – два дня сыт. Не то, что русские: биться до крови, мучиться, искать истину... Просить прощения. В бой – с песнями, под венец – в слезах... Они не такие.

На Кубе велик процент проституции. Фидель Кастро, лидер революции, - один из 12 оставшихся в живых первых революционеров, Comandante, любимый кубинцами, - говорил как-то совсем недавно: «До революции на Кубе было 100 тысяч проституток». «А сейчас?» - спросил и у него. Немного замялся: «Значительно меньше». Революция пыталась и пытается бороться с этим позорным явлением. Стали учить женщин. Многие стали таксистами, в частности. А получились - «бабочки на колесах». В то же время многое сделано в просвещении, образовании. Велики успехи в медицине. Этого нельзя отрицать. Но с бедностью не справились. Скажем, муж, хозяин семьи, - фермер. Выращивает сахар, есть животные – он же доит коров. А его жена ночью уходит на заработки – и тем кормит большую семью. 

«Как жили богатые – видел собственными глазами, - говорит Владимир Иванович. - Видел дачу, расположенную на берегу моря, принадлежавшую некогда американскому миллиардеру Дюпону, и естественно, национализированную. Дом насчитывает 120 комнат. А рядом - 100 домиков для гостей, о которых сам владелец дачи и понятия не имеет – кто они».

И вот в 1959 году совершилась революция, которую возглавил Фидель Кастро – молодой красавец, образованный, талантливый, выходец из одной из богатейших семей Америки. В США вначале как-то несерьезно отнеслись к этой революции. Балуется молодежь. В Латинской Америке сплошь и рядом дворцовые перевороты! Перемелется – мука будет. Но неожиданно для всех Кастро проникся идеями Маркса-Ленина, идеями коммунизма. А это уже не на шутку испугало американцев. США допустили вторую серьезную ошибку: вместо попыток осуществить свое влияние на молодой режим, они заняли враждебную позицию по отношению к Гавани, а затем, объявив экономическую блокаду, толкнули Кубу в объятия Советского Союза. Экономическая блокада или карантин, это – 300 военных кораблей вокруг Кубы, 600 самолетов, облетавших мятежный остров.

Практически в Гаване были готовы провозгласить социалистический характер кубинской революции, преступить к созданию марксисткой партии. В это же время советские разведчики докладывали Кремлю о реальной военной интервенции на взбунтовавшийся остров. За марксиста – ленинца Кастро, в защиту революции заступился Никита Хрущев со всей военной мощью Советского Союза. Надо было «выручать» Кубу, и СССР тайно направляет на остров мощный контингент советских войск, советские ракеты, ядерные боеголовки. А остров всего лишь в 90 километрах от США! 

Немного поподробнее о так называемом Карибском кризисе, разразившемся в октябре 1962 года. О его подробностях не знал и не мог знать рядовой ракетчик советской зенитно-ракетной части, а позже вольнонаемный переводчик с русского языка на испанский Владимир Ширай.

Решение направить на Кубу группу советских войск, за основу которых были взяты ракетные войска, приняты 24 мая 1962 года по инициативе Никиты Хрущева и министра оброны СССР маршала Родиона Малиновского. (Все далее приведенные мною цифры и факты взяты из книги генерал-полковника Дмитрия Волкогонова «7 вождей», из главы «Никита Хрущев»; раздел «Операция Анадырь». Автор при этом всегда ссылался на архивные материалы).

Войсковой состав Группы советских войск на Кубе, которую возглавил получивший в том же 1962 году звание генерала армии известный советский кавалерист дважды Герой Советского Союза и Герой Монголии Исса Плиев, состоял из 51-й ракетной дивизии (в составе 5 полков), которой командовал генерал-украинец Игорь Стаценко, прибывший на Кубу из бывшего гетманского города Глухова Сумской области, 2-х зенитно-ракетных дивизий, истребительного авиационного полка, 2-х полков крылатых ракет, вертолетного полка, минно-торпедного полка, 4-х мотострелковых полков, подразделений и частей боевого и тылового обеспечения... Предполагалось разместить более 50 тысяч советских военнослужащих. Вот масштаб войсковой операции! В операции «Анадырь» было задействовано более 80 судов гражданского морского флота, которые выходили из советских портов - Феодосии, Николаева, Поти, Балтийска, Кронштадта, Лиепаи... В соответствии с «легендой прикрытия» на палубы наших сухогрузов грузились трактора, автомобили, сельскохозяйственные машины. Капитанам судов предписывали вначале: доставить грузы и людей в Африку, Латинскую Америку...

Ядерные заряды для всех типов ракет было решено перевозить отдельно, причем предписывалось «при явной угрозе захвата корабля высадить за борт весь личный состав на имеющихся спасательных средствах, а корабль – затопить». С ядерным оружием! 

Ракетным войскам стратегического назначения, составлявшим основу обороны Советского Союза и союзной СССР Кубы, предписывалось «быть в готовности по сигналу из Москвы нанести ракетно-ядерные удары по важнейшим объектам Соединенных Штатов Америки». 

Задача Группе ставилась следующая: не допустить высадки противника на территории Кубы ни с моря, ни с воздуха. Превратить остров Куба в неприступную крепость.

У самого же Хрущева была и другая идея, озвученная им на Президиуме ЦК КПСС: «запустить в штаны американцев нашего ежа», так как в те годы СССР отставал от США в 15-17 раз по ядерным боеголовкам, а ракеты у порога США компенсировали бы «временное отставание».

И вот уже «по состоянию на 25 сентября 1962 года на Кубу отправлено114 советских судов (некоторые повторно). На остров прибыло 94 судна, осталось отправить еще 35. План по перевозке уплотнен – погрузка завершается до 20 октября, а прибытие на Кубу заканчивается 3-5 ноября с.г.» (Из докладов Хрущева). К слову: здесь есть и другие данные: «будет отправлена на Кубу 69-я бригада торпедных подводных лодок с 88 торпедами на борту, в том числе с 4 ядерными боеголовками».

Каша, как видим, замешивалась крутая. Сам Никита Сергеевич, а по традиции первый секретарь ЦК партии – он и Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами страны, - чувствовал себя вполне великим полководцем. Почти ежедневно он в течение лета и осени 1962 года следил за ходом войсковой операции, а позже заявлял: «Как бы там ни было, мы добились большой победы, заполучив у Джона Кеннеди обещание, что ни США, ни их союзники, не будут пытаться вторгаться на Кубу».

Когда большая часть войск советских группировок была уже на Кубе, разведывательный самолет США U-2, осуществив фотографирование западных и центральных районов острова, дал сенсационную информацию: на острове устанавливаются советские ракеты среднего радиуса действия. Несколько дней в Москве, как пишет Дмитрий Волкогонов в упомянутой книге в разделе «Операция Анадырь», не знали, что тайные планы Хрущева раскрыты. (Не зря утверждают, что нет ничего тайного, что не стало бы явным). К этому времени 36 боевых и 6 учебных ракет Р-12 и 36 термоядерных головных частей к ним в составе 3-х советских ракетных полков РВСН были уже на острове. Их суммарная мощь, готовая обрушиться на США была эквивалентна 4-м тысячам американских бомб, которыми они уничтожили японский город Хиросиму. И президент Джон Кеннеди открыто сказал об этом американскому народу, выступая 22 октября по радио и на телевидении.

В США были близки к истерии. Отделенные от всех в мире великими океанами и окруженные дружественными, слабыми соседями, американцы до этого не понимали, что такое ядерная опасность. Люди стали скупать бомбоубежища, глубокие подвалы, закупать сухие продукты, консервы. Средства массовой информации подсчитывали, пугая обывателей, до каких городов могут долететь советские ракеты с максимальной дальностью 2100 километров.

Обстановку донельзя накалило и то обстоятельство, что утром 27 октября в небе над Кубой был сбит американский высотный самолет-разведчик U-2. Сбит в стратосфере на высоте 21 километр советской ракетой комплекса С-75 зенитно-артиллерийского прикрытия, которым перед этим был уничтожен такой же американский самолёт Фрэнсиса Пауэрса над Свердловском. Американские генералы требовали немедленного удара по советским ракетам. Опасность войны буквально дышала в затылок.

Но Карибский кризис разрешился мирно. По итогам начавшихся 28 октября в Нью-Йорке переговоров с США правительство СССР дало согласие на вывод своей ракетной базы с Кубы. Но в обмен на этот шаг добилось от руководства Соединенных Штатов вывода до 1963 года 864-й и 865-й эскадрилий американских стратегических ракет средней дальности «Тор» и «Юпитер» из Турции и Италии, откуда они держали под прицелом всю европейскую часть Советского Союза. И данного 20 ноября Джоном Кеннеди уверения о снятии морской экономической блокады «острова Свободы» и официально гарантировал невмешательство во внутренние дела этой страны. По его же указу с американских баз на острове были отозваны дополнительные войска и прекращены военные приготовления к вооружённому захвату Кубы. 

В наших Ракетных войсках стратегического назначения этот военно-политический инцидент оценивают как первую победу нового, не задолго до того созданного вида Вооруженных Сил – РВСН: политические цели, которые подтолкнули советское руководство запустить американцам «в штаны» ракетного «ежа» были достигнуты. Министр обороны маршал Родин Малиновский после этого отдал приказ о прекращении дальнейших работ на Кубе на строительных площадках для размещения ядерного оружия и демонтаже своего наступательного вооружения.

Далее последовал гнев Фиделя Кастро, с которым, как оказалось, якобы вообще не советовались. (А до этого Фидель лично поблагодарил командира ракетчиков, сбивших U-2, и подарил тому автомобиль «Мерседес»). Состоялись обсуждение деталей вывода части советских войск. Начались демонтаж и разрушение стартовых площадок. И казалось бы «унизительная» проверка недоверчивыми, перепуганными американцами советских судов, вывозивших наши, произведенные в Днепропетровске стратегические ракеты назад в СССР. Правда, ракеты вывезли, хотя все остальное вооружение и наши войска остались на Кубе еще на десятки лет...

-- А как к советским людям, советским военным относились простые кубинцы? - спрашиваю я Владимира Ивановича.

- Весело. Добродушно. С благодарностью, - ответил он. - Кому же не понравиться, если тебя будут кормить, одевать, учить, защищать, всячески о тебе заботиться? Это уже если ущемляют твои права, твою свободу, то это - насилие. К своей революции относились благосклонно, внимательнее слушали Фиделя Кастро. А он на многотысячных митингах говорил по 5-6 часов кряду. Талантливый, редкий оратор. Я его видел и слушал. Он говорил о прошлом Кубы и нынешних проблемах… Он – великий пропагандист марксизма, и теперь сам уже стал историей.

Фидель Кастро искренне верил в социализм, в то, что его можно построить на Кубе, да и во всем мире. Один из великих американцев, ученый с мировым именем Уоллес писал: «Идеи подобны гвоздям. Чем чаще бить их по их шляпке, тем глубже они входят в сознание людей». Вот этим и занимался талантливо, повседневно Фидель Кастро и его сторонники.

А примеры, которые он приводил и приводит (по радио он выступал буквально год назад) действительно убеждают. «Смотрите, - говорил он, - до революции на Кубе было 30 – 40 тысяч лиц с высшим образованием. Сейчас около 700 тыс. человек». (Да, действительно, успехи потрясающие. Вот только можно ли посылать на учебу в университеты дружественных стран лиц, имеющих фактически начальное образование?)

Советский Союз многие годы оказывал Кубе не только моральную поддержку, но главным образом, материальную и военную, оценивающуюся ежегодно в 5 млрд. рублей, строил заводы и фабрики, рудники, помогал в разведке недр, покупал сахар, в случае если его никто не брал, покупал табак, кофе, вина, цитрусовые. Учил студентов, аспирантов, готовил военные кадры. Часто делился последним, а сам едва ли не бедствовал. У народов СССР разве были лишние деньги? 

- Выходит, зря помогали? За что боролись?

- Судите сами, - отвечает Владимир Иванович. - Сейчас экономика страны буксует. Сам ортодоксально мыслящий Фидель Кастро – стал тормозом в экономическом и политическом развитии страны.

Что же касается современной России... Прямолинейная, недальновидная политика нашего руководства, непродуманные действия привели к полному разрыву экономических связей.

- Вы видели в продаже кубинский табак, вина? Кофе? Или, может, страна получает сырье: медь, никель, цветные металлы? - спрашивает Владимир Иванович. - Наконец, мы потеряли мощную станцию слежения. На Кубе за все годы побывало порядка 300 тысяч советских военнослужащих. В живых сейчас осталось порядка 30 тысяч. Их стоило бы приравнять к участникам Отечественной войны, к «афганцам». Потерявших там здоровье – тысячи. Многих подкосили болезни уже дома, в том числе психические, алкоголизм, безразличное к ним отношение общества, равнодушие властей.

В целом Владимир Иванович считает, что навязывать социализм Кубе было ошибкой, глупостью.

И жизнь там не стала лучше.

- А в личном плане? - спросил я.

- Материально я себя обеспечил на все годы учебы в Москве. В моральном плане? На Кубе я получил из рук Рауля Кастро, министра обороны Кубы, Почетный диплом – за помощь в укреплении обороноспособности страны и охрану завоеваний революции. Это ценный и памятный для меня документ.

Пребывание на острове Куба дали возможность Владимиру Шираю побывать за рубежами нашей страны, изучить испанский язык, окончить МГУ и аспирантуру. А трудности? «Они закалили мою волю », - считает Владимир Ширай. Он не против еще раз побывать бы на Кубе, повторить пройденное, хотя считает, он что—то сделал бы иначе.

Ученым можешь ты не быть, но кандидатом быть обязан
Итак, Владимир возвращается на Родину с целью поступить на экономический факультет Московского государственного университета им. Михаила Ломоносова. Повторяюсь: служба на Кубе и пребывание там советских войск проходили в строжайшей секретности. Однако, как теперь выясняется, весь мир знал, что в СССР «все секрет, но ничего не тайна». И потому встречались и прощались удивительные вещи.

Приехал Ширай в Москву, приходит в приемную комиссию университета, не имея на руках абсолютно никаких документов. И говорит:

- Хочу учиться в МГУ.

- Где Ваши документы? - спрашивают

- Идут дипломатической почтой.

- Идите к декану факультета.

Тот, выслушав Владимира, пишет на его заявление: «допустить к приемным экзаменам условно». Первый же экзамен, профилирующий, Владимир сдает на «отлично» и со справкой на руках о том, что у него «принято заявление о поступлении в МГУ» начинает, разъезжая по России, собирать необходимые документы: оформляет паспорт, трудовую книжку, военный билет и т.д.

Наконец, все собрано, сдано и Владимира зачисляют в университет! Началась учеба, длившаяся 5 лет, зачисление в аспирантуру, выбор темы для диссертационного исследования, женитьба.

Сегодня Владимир Иванович Ширай знает несколько иностранных языков. Родной украинский, другие славянские языки знает со школьной скамьи. Испанский, молдавский и румынский выучил на Кубе., английским овладел в техникуме и в Москве, даже преподавателя брал в помощь. Понимает итальянскую и французскую речь.

В последующем, бывая на всяких рода конференциях, международных в том числе, общался вполне без переводчиков. Сдать кандидатский минимум ему не составляло труда. 

А вот учеба в аспирантуре, подготовка, написание и защита кандидатской диссертации могли стать отдельной темой с неожиданным трагическими и комическими поворотами, с колоссальными трудностями. Тема для исследования рекомендована актуальная – международная экономика, связанная с проблемами Латинской Америки. А вот научные руководители менялись. Первый вариант готовой диссертации был зарублен в связи с военным переворотом на Чили. Надо было все изменять, в том числе и научного руководителя.

Последующие изменения и трудности были связаны с тем, что ввиду секретности документов в нашей стране было найти что-либо, невозможно было сослаться на наши документы, а они были сплошь секретными. В иностранных источниках все было нужное диссертанту было, но ссылаться на них не допускалось. Наконец, после пяти лет мытарств, Ширай получил искомую научную степень!

Затем была работа в Тульском политехническом институте, Тульском педагогическом институте им. Льва Толстого. 

В пединституте Владимиру Шираю, знавшему испанский язык, поручили заниматься со студентами–кубинцами. Вел он у них на их родном языке многие общественные дисциплины, хотя основной его наукой была политическая экономия.

- К удивлению своему, - вспоминает Владимир Иванович, - в пединституте я встретил в числе студентов детей тех кубинских ракетчиков, которых в 60-е годы обучал охранять небо Кубы, и детей тех военных моряков, которых знал, будучи переводчиком при штабе ВМФ. Из рассказов молодых кубинцев узнавал, кто и какие должности занимал в кубинском обществе.

В педагогическом институте Владимир Ширай свыше 3-х лет был освобожденным председателем профкома преподавателей, избирался членом обкома профсоюза педагогических работников, был участником многих профсоюзных конференций и съездов союзного уровня. Но наукой и преподаванием продолжал заниматься.

Беседуя с Владимиром Ивановичем, я спросил:

- Может ли сейчас экономическая наука серьезно помочь людям, объяснить, предупредить, облегчить им жизнь?

- Объять необъятное, понять непонятное? - улыбается Владимир Иванович, - должна бы. Но вот в чем дело: экономическая теория, я говорю о политэкономии, которая лет двадцать исчезла как наука, может только выдавать рекомендации. А за политиками остается право трактовать их, так или иначе. Истину же подтвердит практика – так учили нас классики. Почему, скажем в 30-е годы был зарублен НЭП (новая экономическая политика)? Почему тогда не состоялся государственный капитализм, успешно насаждаемый сегодня? Он не был выгоден правящему классу. А что происходит сейчас? Общество убедили, этому поспособствовали ученые- экономисты, что капитализм дает людям больше жизненных благ.

Политэкономы, ученые других экономических специальностей, по мнению Владимира Ширая, усердно стали переписывать, часто не зная как следует иностранных языков, научные труды, учебники западных, американских теоретиков и практиков. Отсюда – сплошные ошибки, нестыковки. Профанация науки сегодня чудовищна. Возродить политэкономию как науку, считает Владимир Иванович, пытаются ученые экономического факультета Московского государственного университета имени М. Ломоносова.

Последние 20 лет работал Владимир Иванович на кафедре экономической теории Тульского филиала Российского государственного торгово-экономического университета – вначале доцентом, потом исполняющим обязанности профессора. Работал, как всегда, с полной отдачей физических и умственных сил. «Настоящий ученый не может с докторальным видом пройти мимо вопросов, которые он сам досконально не изучил, для себя не прояснил», - считает Владимир Иванович. А это, как уже было сказано, ох как не просто сделать в наше смутное, запутанное время, где буквально царит переполох в экономической теории. Но надо же не только самому разобраться, но и передать знания студентам. 

- Скажем, термин «прихватизация», если его можно считать термином, придумал я, - улыбаясь, говорит Владимир Иванович. - Я его стал первым применять, а потом, слышу, другие его стали применять к месту или не к месту.

А если говорить серьезно, у Ширая несколько крупных монографий и свыше 30 публикаций по экономической проблематике. Он по праву считается крупным, серьезным и квалифицированным специалистом в своей области знаний.

Я спросил, что он думает о нынешних студентах.

- Уровень знаний у них, особенно у тех, кто окончил сельскую школу, за последние годы резко снизился. Две трети нынче поступают на коммерческой основе, учась на «троечки». Те, кто поступает на бесплатной основе, учатся лучше. Но и конкурс для поступления у них огромный.

От преподавателей, как утверждает Ширай, требуется все большее и большее мастерство. И они делают все возможное, чтобы дать студентам полноценные знания, ищут все возможные формы взаимодействия. Дают дополнительные консультации, составляют оригинальные тесты, опросники, дают контрольные задания, пишут методические рекомендации, причем чаще всего, издает за свой собственный счет.

-Одна из нынешних бед, считает Ширай, та, что преподаватели «варятся» в собственном соку. Безвозвратно ушли те времена, когда каждый преподаватель обязан был каждые пять лет пройти переподготовку в крупном учебном центре – с сохранением зарплаты. Сейчас это возможно за свой счет и то только если тебя отпустит вуз, так как часто случается, что преподавателю нет замены.

- И все же главное, - утверждает Владимир Иванович, - это то, что Господь Бог послал мне умение радоваться жизни и творить за письменным столом, работать в библиотеках. Я постоянно с молодежью, а это, при всех трудностях и издержках, - счастье. Счастье видеть, что тебя понимают, видеть любознательные, пытливые глаза моих учеников.

*******

Сейчас Владимир Иванович в отпуске, отдыхает после окончания учебного года, чувствует усталость от напряженного труда. Но у Ширая есть прочный, надежный тыл – семья. Жена – Татьяна Андреевна – в прошлом выпускница химического факультета МГУ; сын Андрей – тоже выпускник МГУ, психолог, специалист в области и психологии, и в области восточных единоборств, и работающий нынче в одном из учреждений Новосибирской области; дочь Ирина – экономист, выпускница экономического факультета местного госуниверситета. Растут трое внуков.

Владимир Иванович Ширай – один из первых организаторов Тульской общины украинцев. И сейчас является членом правления Союза украинских общин Тульской области.

Владимир Иванович в курсе всего, что происходит в Украине. Он уверен, что его земляки (а у него там много и родственников, и знакомых) сами и скоро разберутся в сложных политических ситуациях, достойно, трудом своим, мудростью своей, терпением, ответят на вызовы времени.

Важно, считает он, чтобы в политическое противостояние, характерное для сегодняшней Украины, не вмешивались третьи стороны, что, явно, не способствовало бы устранению политического кризиса в Украине.

Взято с: http://kobza.com.ua/content/view/2032/












 

Александр#07:46 10-12-2008
+0-0
На Кубе за все годы побывало порядка 300 тысяч советских военнослужащих. В живых сейчас осталось порядка 30 тысяч. Неужели нет уже порядка 270.000 наших???

« Назад

Поиск
Новинки фотогалереи
а20.jpg
а19.jpg
а18.jpg
а17.jpg
Погода: Москва - Гавана

Гидрометцентр России Гидрометцентр России

Голосования

Как Вы относитесь к возможному возвращению войск на Кубу?

Положительно (1117)
Отрицательно (9)
Затрудняюсь ответить (5)
Облако тегов
12-й 12-йУчебный 12Уч.центр 1986 20-йОМСБ 2009 23-4 4МСБ 7-я 7-яОМСБ 7-яОМСБр 76-78 78-80 7ОМСБ Cuba Ded Gsvsk.ru Алькисар Анадырь Бакалов Балтика Барбудос батальон бригада Бригада. ветерана ветеранов ветераны-ГСВСК взвод ВМФ ВМФ-СССР встреча Гавана Гавриков Гречко ГСВК ГСВСК ГСВСК-Москва ГСВСК-Пермь ГСВСК-Украина День Затынайко Зенитка знамья знамя ЗРАБ ЗСУ Карибский-кризис Касабланка Кобзон ком.состав комбриг Куба кубе Кубинский-кризис Литер Лопата Лурдес Мариэль мемориал Минометка Нарокко НовыйГод ОМСБ ОМСБр орбита ОСНАЗ пво Пермь плац посол Посольство-Кубы Приказ природа Рауль реактивка РЭЦ Сайт связи связь служба Союз СССР танк.бат. танкиста Танковый Торренс Уч.классы Уч.центр Учебный Финиш центр Шилка экипаж407