Меню
Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить
Забыли пароль?
Праздники Кубы

Праздники Кубы

Кто онлайн?

Пользователей: 0

Гостей: 21

Евдокимов Е. Н. - Кубинский кризис, операция «Анадырь»

Дорогами Колумба… 470 лет спустя

Никопольский зрп, район Виньялес, рекогносцировочная группаКак-то, будучи слушателем артиллерийской радиотехнической академии, а был 1956 год, прочел небольшую заметку на последней странице «Правды», в которой говорилось, что в горах Сьерра-Маэстро, на Кубе, идет партизанская война против диктаторского режима Батисты. На карте была нанесена восточная часть Кубы и показаны огоньки — очаги боевых действий.

В те годы, в ту эпоху, любое национально-освободительное движение вызывало симпатии общественности в СССР. Но думал ли тогда я, что это событие в небольшой островной стране приведет к большим военно-политическим сдвигам в мире, во взаимоотношениях двух величайших стран мира и в эпицентре их окажутся десятки тысяч военнослужащих Советской армии, в числе которых буду и я.

Эпоха конца 50-х годов начала 60-х была насыщена событиями политического противостояния двух военно-политических систем. В эти годы ряд научных достижений привел к появлению и развитию новых систем вооружения: атомных средств нападения, ракетной техники, освоения космоса. Шло развитие систем нападения и систем защиты от них. Вооруженные силы получали системы средств нападения и зенитно-ракетные комплексы для защиты от них.

Противостояние набирало обороты. Участились попытки разведывательных полетов над территорией СССР, кульминацией которых стал полет Пауэрса. В эту эпоху идет полным ходом развал колониальной системы, борьба против диктаторских режимов. И если при этом к власти приходили силы не лояльные американской политике, правящие круги США принимали жесткие политические меры к таким режимам, а если и это не помогало, то принимались силовые меры.

Развитие событий на Кубе тщательно изучалось американской стороной — и если в результате внутриполитических событий в т. ч. силовых, приходили к власти движения, которые не изменяли отношений с великим соседом, то и американская сторона не меняла своей позиции к этой стране.

Но вот январь 1959 года, повстанческая армия вошла в Гавану. Президентом был объявлен Мануель Уррутия, премьер-министром — М. Кардона. Их первые шаги показали, что они продолжают следовать фарватером проамериканской политики и не собираются следовать Программе первых шагов, которая была намечена лидером повстанцев Фиделем Кастро.

Вероятно, была сделана попытка пойти по пути, который часто имел место при исторических переломах — революции делают одни, а приходят к власти и пользуются ее результатами другие. Но не тут-то было. Ведь повстанческая армия не была только слепой силой движения 26 июля, в ее недрах было сформировано политическое ядро, имевшее пусть не всеобъемлющую далеко идущую программу, но были в основе ее начала, которые позволяли в будущем развивать ее в интересах основной массы кубинского народа. И возглавлял военное и политическое ядро Повстанческой армии волевой и честный лидер Фидель Кастро Рус. И поэтому в середине 1959 г. на народном вече на площади Революции М. Уррутия был смещен, президентом стал Освальдо Дортикос, премьер-министром Ф. Кастро. Уррутия и Кардона нашли свой приют у американцев в Майями, а последний возглавил правительство в изгнании.

На митинге, собравшем сотни тысяч кубинцев, лидер страны объявил о продолжении революции и объявил ее социалистической, со всеми вытекающими последствиями. Аграрная реформа, национализация ряда отраслей и в первую очередь сахарной промышленности, основы кубинской экономики, ликвидация безграмотности.

Таким образом, кубинский переворот не вкладывается в рамки типичного латиноамериканского варианта смены власти. Это и послужило причиной резкой смены американской политики по отношению к новой Кубе. Учитывая вышесказанное в отношении американской политики к национальным движениям, реакция американских властей была ожидаема и в результате:

  • практически прекращены торговые отношения, прекратился импорт кубинского сахара;
  • начались случаи саботажа (взрыв корабля «Ле Кувр»);
  • налеты авиации, бомбардировки объектов Кубы;
  • и, наконец, апрель 1961 г. — высадка сформированной с помощью американцев бригады вторжения 2506 при поддержке американских кораблей в заливе Свиней.

Провал этой авантюры окончательно подвиг американское политическое и военное ядро к необходимости применения американской военной силы для решения кубинского «вопроса».

Одновременно начали проходить процессы в политических силах СССР, особенно после встречи в Нью-Йорке Хрущева Н. С. и Фиделя Кастро. Правительство СССР начало склоняться к мысли о том, что на этот раз полумерами не обойтись и «пассивная» оборона наших принципов результатов не даст и чисто политические меры не дадут положительного результата. Куба будет «переварена». «Кот Васька съест все».

Забегая вперед, хотелось бы в ответ на квалификацию дальнейших действий советских властей как авантюру, обратить внимание читателей на тот факт, что к тому времени, ну совершенно в мирных целях, были размещены на европейском континенте в Италии американские баллистические ракеты и совершенно из дружеских побуждений также ракеты с такими же ядерными зарядами в граничащей с Советским Союзом Турции.

Эта политическая цепочка приведена с целью показать, что нужно еще разобраться, кто проводил авантюрную политику, что в этом случае предложение к политическим разборкам было инициировано американской стороной.

Рекогносцировочная группа с кубинским персоналомА теперь непосредственно о том, что впоследствии было названо Карибским кризисом, а его военная составляющая — операцией «Анадырь». В первых числах июля 1962 г., когда я находился на ночной проверке боевой готовности 2-го дивизиона зенитного ракетного полка, дислоцированного в г. Бердичев, меня вызвал к телефону и. о. командира полка подполковник Любовный Б. А. — а я был зам. командира полка по инженерно-ракетной службе — и передал приказ командира дивизии полковника Коротченко А. Д. прибыть сегодня, т. е. в день проверки, к 13.00 на военный совет 8-й отдельной армии ПВО в Киев.

По возвращению в штаб полка мне оставалось 2—3 часа до начала военного совета. После звонка к командиру дивизии мне разрешили прибыть на следующий день 4 июля. На военном совете, командующий армией генерал-полковник Покрышкин А. И. объявил приказ об убытии меня в этот же день в Днепропетровск, сказав, что врачи по состоянию здоровья не разрешают посылать меня в эту командировку, но военный совет просит меня согласиться на убытие, на что я ему ответил, что приказ выполню. При этом не обошлось без курьеза. Когда, проверяя список имущества, которое я должен взять с собой, не оказалось кителя (я был в полевой форме), он дал мне самолет полететь за кителем в Бердичев, и через 3 часа я вернулся в Киев. В этот же день я уехал к новому месту службы для последующего убытия с новой частью в должности заместителя командира полка по инженерно-ракетной службе в неизвестную командировку.

Часть оказалась в этот день в Феодосии, где шла погрузка на транспортный корабль техники 2-го зрдн. Переодевшись в гражданский костюм, по приказу командира полка двое суток руководил погрузкой техники. Я понял, что предстоит очень далекий путь. Восьмого июля я получил вызов из Главного штаба ПВО страны прибыть в Москву на инструктаж в Генеральном штабе МО СССР (таких, как я, оказалось человек 60—70) и где-то 16 июля мы выйдя из Генерального штаба сели прямо в автобусы, которые отвезли нас в аэропорт Внуково. На руках у нас были паспорта, на визовой странице которых стояли визы Канады и Кубы. Часть секрета мы узнали — к Фиделю.

Куба, 1964 годХотя в паспортах стояли названия профессий, очень далеких от тех, которые представляет генеральный штаб. Я был техник-мелиоратор — «Теперь я турок — не козак». Аэропорт Внуково. Ожидание посадки: перед нами правительственный ИЛ-18 с шеф-пилотом Хрущева Витковским. Ждем. Подъехали маршал Захаров и Рауль Кастро. Теперь ждут все, оказывается части пассажиров еще не вручили паспорта. Наконец таможенная служба привозит их. Посадка. Взлетаем. Летим. Вскоре в салон входит Рауль с переводчиком-телохранителем. Поздоровался. «Ну, что, будем картошку сажать?» — сказал улыбаясь. В ответ одобрительный смех. Вот и получили «добро пожаловать на Кубу». Посадка в Англии — Прествик. Заправка. Прыжок через океан. Посадка в Канаде, Ньюфаундленд — аэропорт Гандер. Дозаправка самолета — все выходят. Впереди Рауль со своим сопровождающим. У всех таможенная служба берет паспорта на миг и сразу отдает. Подошел Рауль: взял один, внимательно посмотрел, передал другому, улыбаясь. Отдали честь, пригласили пройти, узнали.
17 июля 1962 г. Гавана. Первым подают трап к самолету Рауля. Вышел, его встретили и он уехал. Затем выходили мы — все в костюмах, при галстуках, только открыли стюарды дверь, на нас пахнуло как из парилки. В зале встречает представитель — снимайте галстуки, пиджаки. «Так нас же в Москве наставляли соблюдать европейский этикет». «Какой там этикет, видите какая атмосфера, посол Алексеев на приемы ходит в рубашке навыпуск».

Разместили в красивом месте за городом — Эль Чико называется — в имении сбежавшего во Флориду богача. Все там — даже бассейн. Тут же, с нами находятся командир Днепропетровской дивизии ПВО генерал Токаренко, начальник оперативного отдела Храбров, зам. командира полка (для меня уже нашего), подполковник Мезенцев, генерал Гречко — командующий войсками ПВО — заместитель командующего группой войск на Кубе, командующий будущей группировки ПВО, воинские части которой в эти дни идут по Атлантическому океану.

Все эти «сельскохозяйственные работники», человек 150—180, (до нас 10.07.62 сюда уже прибыла группа человек сто на ТУ-114 с посадкой в Канакри (Гана). Таким же маршрутом на ТУ-114 должны были лететь и мы. Но американцы моментально дали «совет» Ганскому руководству не разрешать посадку следующему ТУ-114 и это притом, что аэропорт для Ганы был построен Советским Союзом. Оказывается, тут собрались представители всех воинских частей, которые движутся по океану и будут развернуты в дальнейшем на боевых позициях.

Личный состав 4-го зрдн и кубинский военный персонал. Передача техникиНаша задача уточнить, выбрать конкретные места в соответствии с оперативным планом размещения боевой группировки на Кубе. Понятно, в этом плане были намечены районы боевых позиций частей, а мы должны были выбрать конкретные места для них. Для кубинского военного персонала, с которым мы будем сотрудничать при выборе позиций, разработана легенда, — мы военные специалисты (ну, конечно же не «аграрии») и будем помогать им выбирать места размещения для военной техники, которая начнет в ближайшем будущем поставляться для оснащения Вооруженных революционных Сил Кубы, и советские специалисты, в том числе мы, будут обучать кубинский персонал. Реально, что в действительности начало с нашим прилетом осуществляться, а именно переброска не просто техники, а войск, в том числе стратегических ракет с ядерными зарядами и что на Кубе будет создана мощная ударная группировка советских войск, т. е. будет выполнена стратегическая операция «Анадырь» — знали, и не только знали, а и участвовали в этом только несколько человек высшего руководства Кубы: Фидель, Рауль, президент Дортикос, начальник генерального штаба Валье, «силовые» министры и определенные высшие должностные лица спецслужб.

В качестве примера уровня секретности проводимой стратегической операции можно привести такой факт: место разгрузки 2-го зрдн, нашего зенитно-ракетного полка, расположение техники и личного состава оцеплял и охранял кубинский караул, начальником которого был заместитель министра одного из силовых министерств!

Работа по рекогносцировке боевых позиций зенитно-ракетного полка в/ч п/п 78005 (из г. Никополь) Днепропетровской дивизии ПВО проводилась вскоре после прилета группы в Гавану где-то 21—24 июля 1962 г. В состав группы входили: командир дивизии Герой Советского Союза генерал Токаренко, начальник оперативного отдела дивизии полковник Храбров, зам. командира полка по инженерно-ракетной службе капитан-инженер Евдокимов, а также два офицера отдельного батальона РТВ. С кубинской стороны: командующий зенитной артиллерией кубинских вооруженных сил капитан Оропеса, переводчик Педро (советский испанец), 3 кубинских водителя и 3 бойца охраны из батальона спецохраны руководителей Кубы.

К 24.07. позиции были выбраны. Начальник штаба кубинского корпуса капитан Фрациско Лемус (командир Че Гевара) (на территории дислокации корпуса и были выбраны позиции полка) устроил прощальный ужин. Вот тут и произошел досадный случай: генерал Токаренко рассказал всем присутствующим (собственно не нам, а кубинцам), что сюда движутся по океану десятки судов с войсками, которые после высадки займут тут позиции, — словом раскрыл главный секрет стратегической операции «Анадырь». Учитывая ранее сказанное об уровне секретности операции, руководителем группы войск — (командующий генерал Плиев (Павлов)), с ведома Москвы, генерал Токаренко, был немедленно отстранен от командования дивизией, а весь кубинский персонал, присутствующий при разговоре, был изолирован вплоть до начала Карибского кризиса (октябрь). По этому поводу в Эль Чико был собран весь офицерский состав, прибывший для рекогносцировочных работ, который был проинформирован о происшедшем случае как о серьезном чрезвычайном происшествии.

26.07. в день очередной годовщины начала вооруженной борьбы против диктатуры Батисты в советском посольстве был устроен вечер, на котором с докладом выступил начальник генерального штаба кубинской армии Серхио дель Валье.

На следующий день получена информация, что 27.07. ожидается прибытие первого корабля с личным составом и вооружением 2-го зрдн нашего полка. Командующий ПВО группы генерал Гречко и с ним заместители командира полка — подполковник Мезенцев и капитан Евдокимов выехали встречать корабль, который пришвартовался к причальной стенке сахарного завода.

Никопольский зрп, в пампасахРадостные встречи. Я впервые встречаюсь с личным составом. Мне поручено вести колонну к месту дислокации — район аэродрома Сан Хульян. На следующий день с группой водителей головных машин провожу ознакомительную поездку по начальной части маршрута. К вечеру колонна была сформирована. Прибыл начальник штаба западного корпуса капитан Франциско Лемус Куевас. Нам с ним предстояло возглавить и вести колонну на боевую позицию. Маршрут рассчитан на две ночи и один день — движение только ночью, день — отдых в укрытом предгорном месте, которое заранее выбрал Франциско. Впервые дивизион, которому предстояло пройти самый длинный маршрут из всех подразделений полка, выполнял марш в полном боевом составе, ночью в другой стране, находившейся на другом конце света, пройдя путь, который проделал 470 лет назад Колумб.

Марш первого вооруженного отряда Советской армии, вступившего на Кубу, прошел в основном нормально, если не считать заезда в кювет одного из прицепов, т. к. при торможении тягача АТС его слегка занесло — ничего удивительного, потому что стальные траки гусениц делают АТС действительно внедорожником (в отличие от джипов, которые сейчас называются внедорожниками).

Капитан Франциско по радио вызвал кран и в течении 20 минут все было улажено. Следующей ночью прибыли в район боевой позиции.
В следующие 2—3 дня дивизион был развернут на позиции, провел необходимые проверки и как боевая единица был готов (автономно) выполнять боевые задачи, как только с технического дивизиона будут доставлены боевые ракеты.

В течение последующих дней прибыли корабли с другими подразделениями и в установленный срок полк под командованием полковника Мисаченко П. Б. был приведен в боевую готовность. Остальные 3 дивизиона были размещены так, что закрывали своими зонами территорию, на которой в это время начали развертываться стратегические ракеты Р-12 ракетной дивизии генерала Стаценко — выходцев из района Белокоровичи УССР.

1-й дивизион был развернут в районе завода сульфометаллов Санта Лусия среди прибрежных зарослей Мексиканского залива. 3-й — на открытой местности — побережье Карибского моря в районе рыбного порта Ла Колома. 4-й дивизион развернулся у залива в районе селения Байя Онда. Технический дивизион после рассмотрения ряда предложенных кубинской стороной мест из тактических соображений был размещен недалеко от шоссе Пинар-дель-Рио-Ла-Колома в 9 км от Пинар-дель-Рио, на территории табаководческого хозяйства. Как потом оказалось, предложенный вариант оказался роковым, но это было уже спустя несколько месяцев после Карибского кризиса и выполнения главной боевой задачи операции «Анадырь».

Управление полка получило участок Макаронной фабрики и прилегающей территории на окраине Пинар-дель-Рио.

В течение установленных сроков полк был развернут в боевые порядки и стал на боевую готовность с задачей — не допустить пролета самолетов северного соседа в зону боевых позиций стратегических ракет Р-12. А в это время по дорогам в районах Мариэль, Санта-Крус происходили передвижения автомобильного транспорта с мощными прицепами. Это ракетный полк Р-12 занимал и оборудовал стартовые позиции. Для местного населения это были советские специалисты транспортирующие и обслуживающие какую-то военную технику. В целом, как показали дальнейшие события, северный сосед Кубы не представлял, что тут развертывается целостный военный организм, имеющий перед собой стратегические задачи создать линию защиты Кубы в случае ожидаемой агрессии соседа. О том, что планируется крупная военная акция против Кубы, стало известно до начала кризиса. Сообщения об этом появились в американской печати еще в начале октября.
А жизнь, быт, боевая подготовка, боевое дежурство полка ЗРВ продолжались, совершенствовалась подготовка личного состава, обслуживание техники в новых тропических условиях: днем температура +35°С, ночью +34°С и при этом влажность воздуха приближалась к 100%, что приводило к выпадению росы не только на растительном покрове, но и на технике, причем заметим, электронной аппаратуре. Показательно, что в ряде случаев роса не высыхала до полудня, а потом во второй половине дня 40—50 минутный ливень, в течение которого ручейки превращаются в бурные потоки.

Понятно, что в этих условиях необходимо было разрабатывать дополнительные рекомендации по эксплуатации техники, насыщенной электроникой. Так, несколько изменен был порядок включения и выключения аппаратуры станций наведения ракет (СНР), во избежание попадания влаги в ракеты, стоящие на пусковых установках, был обосновано увеличен объем герметизации ракет. Для приобретения необходимого опыта в содержании ракет в этих условиях в техническом дивизионе были поставлены на контрольные испытания 2 ракеты с ежемесячными проверками параметров, вскоре этот опыт был поддержан инженерной службой ПВО. Приняты дополнительные меры для обеспечения требуемой точки росы (–54°С) воздуха закачиваемого в шар-баллоны ракет и баллоны антенных систем-комплексов.

Начался стабилизироваться быт личного состава. Вместо палаток ставились деревянные бараки — для защиты от дождя. Питание личного состава осуществлялось в первые месяцы исключительно продуктами, привезенными с собой из Советского Союза, хотите борщ — пожалуйста: капуста, буряк, картофель, лук — все свое, сушенное; мясные консервы, молоко — консервированное, сухофрукты и все в таком же стиле, червячки в тарелке борща — гость нередкий. А кругом буйная природа, зелень, быки стадами на пастбищах. Ну так было правильно — мы ехали не на блины. Потом система стала меняться, появились местные источники снабжения.

Западное полушарие — радиоприемники Родину не «ловили», газет в первые месяцы не было. Вся информация о событиях дома и в мире через уста политотдельских пропагандистов.

Евдокимов Евгений Николаевич после возвращения на РодинуВ этих условиях я принял неплохое решение: раздобыл словарь, газеты покупаю кубинские и делаю подстрочный перевод, при служебных общениях с кубинцами стараюсь что-то запомнить. Забегая вперед, могу сказать, что на второй год уже мог сносно объясняться на бытовые темы и как-то читать прессу. На эту тему где-то уже в 1964 г. произошел курьезный случай. По дороге из дивизиона в полк мы, работники инженерно-ракетной службы, остановились в туристическом центре Сороа, бассейн освежил нас, собрались уезжать. Я стоял около группы кубинцев, с которыми вела разговор советская переводчица. В это время подходит кубинец с газетой — я спросил его, где он покупал ее. Получив ответ, направился к указанному месту. В это время слышу за мной женскую походку. «Вы поняли, где продаются газеты?» — вопрос был задан на испанском языке. Ответил, тоже на испанском. Еще перебросились фразами. Купив газету, я крикнул водителю (он был на стоянке) одно слово: «Поехали». Моя спутница с удивлением спросила меня: «Вы знаете русский?» — «Конечно, я же советский». Нужно сказать, я с ней так и не перешел на русский, а она так и не поверила, что я из СССР — настолько я перенял весь разговорный кубинский акцент.

Прошел месяц, другой. Полк вошел в режим несения боевой готовности. Наступает октябрь. Листаю газету «Revolucion» — что там пишут о Родине, что делается рядом на Кубе, в Америке. И вот, было это примерно 5—8 октября 1962 г., читаю на первой полосе: «По информации “Ассошиэйтед пресс” во второй половине октября американская армия и флот будут проводить масштабные учения с высадкой на Кубе».
Так что ружье, висящее на сцене в первом действии, должно было выстрелить в последнем, то бишь в октябре. Делюсь информацией с сослуживцами. Но ведь висят-то два ружья. Становится понятно, что стратегическая операция «Анадырь» возникла не на пустом месте, что в начале октября ее замысел в американских верхах известен не был. И вот в это время, оказывается, идет полным ходом подготовка к вторжению. В подразделениях, деловая, серьезная обстановка, ни разу не видел беспокойных глаз, не слышал дрожи в голосе. Ночью отправляешься на дивизион один с водителем за 50—100 километров, пистолет за поясом брюк, патрон в канале ствола, «контрас» делают вылазки с моря, вот обстрелян завод сульфометаллов от которого в 5—8 километрах первый дивизион, куда я еду. В дивизионах создается наземная оборона. Расчеты расписаны не только на боевых постах станции наведения ракет, стартовой батареи, но и на ДШК, гранатометах, вырыты окопы. Готовимся: техника работает хорошо, особых сбоев нет. Мальчики, ребята, которые были собраны с разных концов страны, как с вами было надежно, на всех можно было опереться, все знают свое дело. Серьезность времени усилила лучшие человеческие качества, умение и надежность.

Как-то чуть позже потом, а если точно — 24 декабря 1962 г. — сидя в кресле кубинского парикмахера порынув в свои думы о далеком крае не проявлял намерения вступать в разговоры, чем убедил этих двух мастеров, что я не понимаю языка (каюсь). Так вот прослушав их оценочную характеристику моей личности (а именно у них если гражданский, то инженер, если военный, то майор — это я — а был я инженер-майор. Так вот видели они наших ребят где-то проезжали, что останавливались. И заметил один из них, что молодые ребята (это солдаты) видать очень грамотные, видел как они ремонтировали машину, но лица у них крестьянские — это же надо так замечать.

А офицеры — молодых много, некоторые только недавно закончили училище. Но в работе — асы. Мне надолго запомнился офицер наведения 2 зрдн, лейтенант Лопатин М. А. Четкий, уверенный, спокойный — в этом водовороте событий ковался будущий командир, и потом он им стал — первый командующий войск ПВО Украины. Спасибо вам, ребята, спасибо создателям этих комплексов — рабочим и инженерам Кунцево, Долгопрудного, Загорска, Подольска.

Вечером 22 октября 1962 г. в 18.00 полку была объявлена боевая готовность №1 полными боевыми расчетами. Члены боевого расчета КП полка вызываются на командный пункт. Я выезжаю с технического дивизиона на командный пункт полка.

Краткая информация командира полка о том, что ряд частей соединений кораблей которые находятся в акватории Мексиканского залива, Карибского моря и базе Гуантаномо, приводятся в боевую готовность.

Войскам группы войск объявлена повышенная боевая готовность. На планшет воздушной обстановки полка поступают непрерывно воздушные цели.

А в это время нас информируют, что в кубинских революционных вооруженных силах также объявлена боевая готовность, по всему побережью роют окопы, войска занимают боевые позиции, в стране объявлена полная мобилизация резервистов, развертываются кадрированные дивизии, батальоны, корпуса. В районе нашей дислокации действует Западный корпус Кубинских Вооруженных Сил, прибыл в гарнизон и приступил к командованию Эрнесто Че Гевара.

Наступает вечер. Зенитно-ракетные комплексы работают с поднятым высоким напряжением, работа ведется на эквивалент антенны, цели ведут по выносному индикатору станции разведки и целеуказания. Ракеты находятся на непрерывной подготовке: по 3 ракеты, затем ракеты меняются (на пусковых стоят 6 ракет), 3 отдыхают, другие ставятся на подготовку и так всю ночь.

С командного пункта дивизии получили команды — о первоначальном приведении в боевую готовность №1, но огонь по целям без команды с Москвы открывать запрещалось, с постепенным снятием ограничений. На планшет наносятся многие десятки целей, реальных, целей ситуативного противника без кавычек. Идет информация, что в операции задействованы многие сотни самолетов (называлась цифра 800).

Перевозка военной техники морем, январь 1964, шторм 9 балловВ Мексиканском заливе и Карибском море находятся десятки кораблей с десятками тысяч морских пехотинцев на борту, это не считая тех, что ранее высадились в Гуантанамо. Американцы наконец узнают, что кроме стратегических ракет Куба наводнена советскими войсками. Позже нас информировали, что когда начали включаться все электронные средства, особенно войск ПВО, то американские средства радиоэлектронной разведки захлестнуло огромное количество сигналов в эфире.

В середине ночи «сверху» поступает команда: «В воздухе своих самолетов нет, огонь открывать самостоятельно». Дивизионы сопровождают цели, но пока они держатся на почтительном расстоянии от зоны пуска зенитных ракет.

И вот уже точно не помню, в 2 или 3 часа на планшете КП полка наносится роковая цель (я это говорю вполне серьезно), идущая курсом на 4-й зрдн.

Вот она пересекает линию пуска дивизиона, командир дивизиона подполковник Корчагин докладывает, что принимает решение, уничтожить цель, как только она углубится еще немного, для увеличения вероятности ее уничтожения. Станция наведения ракет вышла в эфир, производится захват цели. Все ждут. На КП ждут информацию. Цель продолжает идти, остаются секунды до команды «Пуск». Все замерли, все понимают, что сбитием этой цели вряд ли избежать лавинообразного развития обстановки и что вряд ли процесс можно будет остановить.
Мы на грани взрыва обстановки, но «ружье» пока еще висело на сцене боевых действий. Что потом? Ночь. В это время происходит очередная засечка на планшете, которая говорит, что цель почему-то прекратила углубляться, командир дивизиона остановился, команды «Пуск» нет. Докладывает, цель выходит из зоны пуска. Вздох облегчения. А ведь никто и не хотел… нас втянули.

А разгадка этой роковой ситуации пришла, по крайней мере, для меня спустя 44 года. В октябре 2006 года, будучи на встрече в Днепровской районной секции побратимов-кубинцев я поделился с ними, как я видел пик Карибского кризиса и рассказал об этом случае, высказав при этом предположение, что цель скорее была групповой. Встает один из участников встречи и говорит — да, это была групповая цель, во главе с командиром эскадрильи. Он имел приказ произвести налет на этот дивизион. Но в последний момент он отдал команду пилотам вернуться, нарушив при этом приказ своего командования. Памятник нужно этому пилоту поставить.

Хочу подчеркнуть, что этот случай совершенно не похожий на случай сбития У-2 с Андерсом. Это произошло, когда Карибский кризис если еще не миновал, то находился в его нисходящей фазе. В это время были задействованы «тяжелые» политические силы и самолеты-разведчики в это время проводили ежедневные полеты над Кубой с конца в конец острова. Дивизионам была дана команда: огонь не открывать, идет инспекция. Кроме того начались облеты дивизионов штурмовой и истребительной авиации американцев на малых высотах, команда на запрет огня касалась и этих случаев.

А что касается этого инцидента, официально ни одна из 3-х сторон — СССР, США, Куба — не предъявили никаких претензий друг к другу. Информация была такова: американская сторона объявила, что самолет не вернулся на базу, кубинцы, что они сбили нарушителя, усмотрев в нем угрозу. Москва прислала краткую фразу, что-то вроде того, что «поторопились», т. е. не надо было. Тело Андерса отправили в Бразилию. Военные в Штатах повозмущались, предлагали президенту Кеннеди «наказать» дивизион, на что он не пошел. Конфликт не получил развития, ликвидацией последствий Кризиса продолжали заниматься дипломаты.

А полеты разведчиков У-2 над Кубой продолжались вплоть до передачи нами техники кубинскому персоналу летом 1964 года и нашего убытия. Великий «Сосед» обжегшись на молоке, продолжал дуть на воду.

А теперь коснусь дальнейших действий Кубинского правительства и Советской стороны по дальнейшим мерам по укреплению безопасности Свободной Территории Америки. Как известно, переговоры на разных уровнях по ликвидации Кризиса велись и в ноябре, и в декабре 1962 г. Фидель Кастро, в качестве руководителя страны, бывшей в эпицентре Карибского кризиса, выдвинул 5 пунктов-требований к американской стороне, выполнение которых должно было обеспечить безопасность страны в дальнейшем. В их числе было требование к американской стороне прекратить поддержку контрреволюционных организаций кубинских эмигрантов, как материальной, так и военной. Американская сторона со всеми требованиями согласилась, кроме одного — ликвидации военной базы Гуантанамо.

Ближайшее будущее показало, военную поддержку контрреволюционных организаций американцы постепенно стали возобновлять. Опять в ряде случаев, у берегов Кубы стали появляться военные корабли типа небольших эсминцев 2-й мировой войны, на борту которых находились вооруженные отряды кубинцев-эмигрантов. С нейтральных вод, ночью, на надувных лодках они высаживались в глухих местах и затем уходили в малодоступные районы Острова, с которых они осуществляли вооруженные рейды на народно-хозяйственные объекты. Кубинскими спецслужбами, совместно с войсками, велись операции по обезвреживанию этих лазутчиков.

После парада со знаменем Победы, 2000 годДля окончательного решения вопроса по недопущению подобных действий, была подготовлена и проведена военная операция, которая должна была отбить охоту к подобным действиям со стороны «контрас» в будущем.

Через несколько месяцев после разрешения Кризиса кубинские органы получили информацию о готовящейся подобной операции в западной части Острова с акватории Карибского моря. С советской стороны для участия в операции на аэродром Сан-Хульян (западная часть острова), в район позиции 2-го зрдн, прибыла группа летчиков, возглавляемая маршалом авиации, дважды Героем Советского Союза Савицким, с боевой авиатехникой. Группа прибыла за несколько недель до предполагаемой операции. Летчики в течение этого периода проводили тренировки с вылетом в район предполагаемой высадки. Информация о высадке диверсантов была настолько точной, по времени и месту, что в ночь высадки на берегу интервентов ожидала группа захвата, причем точно в тех местах, куда причаливали лодки с десантом. Все высадившиеся были встречены и захвачены.

А в это время асы маршала Савицкого проводили штурмовку корабля «Рекс» с которого проводилась высадка. Задача была поставлена — не потопить его, а разделать под «орех», чтобы прийдя в Майами, своим видом отбить охоту у «контрас» к подобным операциям. В дальнейшем такие вторжения на Остров практически прекратились. Так была обеспечена еще одна сторона безопасности Кубы.

А в это время, в эти оставшиеся месяцы до убытия войск СА в частях группы советских войск на Кубе, создавались учебные центры по обучению личного состава кубинских Революционных вооруженных сил владению новейшей советской военной техникой, той, с которой мы туда прибыли и впоследствии передали в руки Кубинских Революционных Сил. Это стало последней весомой гарантией безопасности кубинского народа. Так советский народ помог делом обеспечить независимость Кубы.

Положительные результаты этих действий кубинской и советской сторон видны сейчас, спустя 45 лет!

Viva Cuba!

Евдокимов Е. Н. — подполковник-инженер, участник стратегической операции «Анадырь»
в должности заместителя командира полка ЗРВ по инженерно-ракетной службе 1962—1964 гг.

Источник: Сайт ветеранов 8-й ОАПВО

Нет комментариев. Ваш будет первым!

« Назад

Поиск
Новинки фотогалереи
а20.jpg
а19.jpg
а18.jpg
а17.jpg
Погода: Москва - Гавана

Гидрометцентр России Гидрометцентр России

Голосования

Как Вы относитесь к возможному возвращению войск на Кубу?

Положительно (1117)
Отрицательно (9)
Затрудняюсь ответить (5)
Облако тегов
12-й 12-йУчебный 12Уч.центр 1986 20-йОМСБ 2009 23-4 4МСБ 7-я 7-яОМСБ 7-яОМСБр 76-78 78-80 7ОМСБ Cuba Ded Gsvsk.ru Алькисар Анадырь Бакалов Балтика Барбудос батальон бригада Бригада. ветерана ветеранов ветераны-ГСВСК взвод ВМФ ВМФ-СССР встреча Гавана Гавриков Гречко ГСВК ГСВСК ГСВСК-Москва ГСВСК-Пермь ГСВСК-Украина День Затынайко Зенитка знамья знамя ЗРАБ ЗСУ Карибский-кризис Касабланка Кобзон ком.состав комбриг Куба кубе Кубинский-кризис Литер Лопата Лурдес Мариэль мемориал Минометка Нарокко НовыйГод ОМСБ ОМСБр орбита ОСНАЗ пво Пермь плац посол Посольство-Кубы Приказ природа Рауль реактивка РЭЦ Сайт связи связь служба Союз СССР танк.бат. танкиста Танковый Торренс Уч.классы Уч.центр Учебный Финиш центр Шилка экипаж407