Меню
Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить
Забыли пароль?
Праздники Кубы

Праздники Кубы

Кто онлайн?

Пользователей: 0

Гостей: 22

Советская военная помощь Кубе

 

"Россия (СССР) в войнах второй половины XX века"

1 января 1959 г. Фидель Кастро объявил о победе революции на Кубе. Многолетняя борьба против диктатуры Батисты, поддерживаемого американскими правящими кругами, завершилась. Однако американская администрация не смирилась, а начала подготовку насильственного свержения правительства Кубы. Вскоре из числа кубинских эмигрантов была сформирована десантно-штурмовая бригада, которая помимо осуществления террористических акций и диверсий с осени 1960 г. готовилась к вооруженному вторжению на остров Свободы.

17 апреля 1961 г. бригада высадилась на Кубу, однако уже к исходу 20 апреля была полностью разгромлена. Провал открытой интервенции усилил антикубинскую деятельность правящих кругов США, рассматривавших Кубу как угрозу безопасности своей страны.

В конце 1961 г. кубино-американский конфликт вступил в новую фазу. Толчком стал секретный американский проект под кодовым названием «Мангуста», в соответствии с которым министерству обороны США предлагалось разработать план использования американских вооруженных сил в случае обращения кубинского подполья за помощью к Соединенным Штатам после начала восстания на острове.

Американо-кубинский конфликт перешел на глобальный уровень после вынужденного вмешательства в него Советского Союза.

В начале 60-х годов Куба заняла особое место в советской внешней политике, которая основывалась на принципах классовой солидарности и пролетарского интернационализма. Главным ее направлением была защита свободы и суверенитета Кубы. «Молодая Кубинская республика, которая имеет целью воплотить в жизнь социалистическую модель», писала тогда газета «Правда», «может твердо рассчитывать на братскую и бескорыстную помощь Советского Союза».

Советско-кубинское военное сотрудничество началось в конце 1960 г. На Кубу стало поставляться советское современное бронетанковое, артиллерийско-минометное вооружение и некоторые виды стрелкового оружия. Небольшая группа советских военных специалистов развернула ускоренную подготовку орудийных расчетов, танковых экипажей и изучение основ тактики их применения в условиях Кубы.

В августе и сентябре 1962 г. с Кубой были заключены соглашения о поставках из СССР оружия и военной техники для кубинской армии, авиации и флота. Увеличивалось число советских военных советников и специалистов. После опубликования 12 сентября 1962 г. заявления ТАСС в связи с ситуацией, сложившейся вокруг Кубы, более 32 тыс. солдат, матросов, сержантов и старшин, ожидавших осенью увольнения в запас, подали командованию рапорты с просьбой об отсрочке их демобилизации. Как сообщалось в донесениях министра обороны СССР и начальника Главного политического управления СА и ВМФ, тысячи офицеров, сержантов и рядовых обратились к командованию с просьбой направить их в качестве добровольцев на защиту молодой Кубинской республики.

Военно-политическое руководство СССР придавало большое значение стратегическому расположению Кубы. В период «холодной войны» НАТО размещала ракеты и военные базы по периметру советских границ. Американские самолеты постоянно вели разведку территории Советского Союза. Особое беспокойство вызывали американские ракеты в Турции, которые, по утверждению министра обороны СССР Р.Я. Малиновского, «могли достичь Москвы за 10 минут». Переброска самого современного оружия в непосредственную близость к американским берегам дала бы ощутимые дивиденды СССР в системе глобального противостояния двух систем, заметно повысила бы престиж молодой Кубинской республики в глазах многих стран Азии и Африки, только что освободившихся от колонизаторов.

Решение о размещении советских ракет средней дальности (РСД) с ядерными зарядами на территории Республики Куба советское руководство приняло на расширенном заседании Президиума ЦК КПСС 24 мая 1962 г. Оно основывалось на том, что это единственная возможность оградить Кубу от прямого американского вторжения. Согласование деталей с кубинской стороной происходило в ходе визита на Кубу с 31 мая по 9 июня 1962 г. советской правительственной делегации, в составе которой находились и представители Министерства обороны СССР.

В итоговом тексте советско-кубинского договора, в частности, отмечалось, что СССР направит на Кубу свои вооруженные силы для усиления ее обороноспособности перед лицом опасности агрессии извне, способствуя таким образом поддержанию мира во всем мире, что в случае агрессии против республики или против советских вооруженных сил, размещенных на ее территории, правительства Кубы и СССР, используя право на индивидуальную или коллективную оборону, предусмотренное статьей 51 устава ООН, предпримут все необходимые меры для отражения агрессии{48}.

21 мая 1962г. строго ограниченный круг руководителей Министерства обороны СССР получил задание спланировать беспрецедентную по масштабам и срокам операцию по доставке на огромное расстояние [362] и размещению на Кубе баллистических ядерных ракет средней дальности и крупной группировки советских войск.

Сама операция, получившая кодовое название «Анадырь», готовилась под видом стратегического учения с перебазированием войск и военной техники морем в различные районы Советского Союза. К ее обеспечению подключилось Министерство морского флота СССР. По предварительным расчетам военных экспертов, для осуществления плана требовалось четыре месяца, не менее 70 морских судов, так как общая численность группы советских войск на Кубе (ГСВК) должна была составить 44 тыс. человек. Практически же в перевозках войск, боевой техники и вооружения приняли участие 85 судов, которые совершили 180 рейсов на Кубу и обратно.

Первое судно прибыло на Кубу 26 июля 1962 г., а затем в течение двух месяцев на остров скрытно переправили 42 тыс. чел. личного состава с вооружением, техникой, боеприпасами, продовольствием и стройматериалами.

С размещением личного состава на транспортах были сложности. Трюмы буквально набивались людьми, которым почти месяц суждено было находиться в раскаленной стальной «коробке». Для соблюдения режима секретности выход военнослужащих на палубу ограничивался (только ночью, группами по 20 — 25 человек). Люки твиндеков, где они размещались, накрывали брезентом, и воздух подавался только по системе вентиляции. Температура внутри достигала порой 50 градусов по Цельсию. Пища выдавалась два раза в сутки в ночное время. Многие продукты (к примеру, сливочное масло, мясо и овощи) из-за высоких температур быстро портились. Люди болели и даже умирали. Хоронили военнослужащих по морскому обычаю — зашивали в брезент и опускали в море.

Так была создана сильная, хорошо вооруженная, боеспособная группа советских войск на Кубе. В ее состав входили: дивизия ядерных ракет средней дальности стратегического назначения (три полка ракет Р-12 с дальностью пуска до 2500 км, всего 24 пусковые установки с 36 боевыми ракетами), две дивизии противовоздушной обороны (144 пусковые установки зенитных ракет и полк истребителей-перехватчиков МиГ-21, насчитывавший 40 самолетов); два полка фронтовых крылатых ракет (ФКР) с 80 ракетами; полк вертолетов; эскадрилья из шести самолетов-носителей атомных бомб Ил-28; четыре усиленных мотострелковых полка со штатным вооружением, три из которых имели тактические ракеты «Луна» (6 установок); бригада ракетных катеров — 12 единиц; полк береговой охраны с шестью пусковыми установками ракет «Сопка»; полк самолетов минно-торпедной авиации Ил-28.

4 октября на остров доставили ядерные боеприпасы для стратегических ракет Р-12 мощностью по 1 мегатонне, 6 авиационных атомных [363] бомб, а также ядерные боеголовки для тактических огневых средств — ракет «Луна», ФКР и «Сопка» мощностью от 3 до 12 килотонн. Дальность пусков тактических ракет от 60 до 80 км позволяла обеспечить отражение десанта на побережье Кубы.

Американская разведка всех видов, обладая широкими возможностями и средствами, не смогла раскрыть состав группы советских войск на территории Кубы. Развертывание стратегических ракет она обнаружила с помощью аэрофотосъемки только 14 октября, а о наличии тактического ядерного оружия американцы впервые узнали только 30 лет спустя — из доклада российского представителя в 1992 г. на конференции в Гаване.

На 1 октября, когда вся группа уже находилась на Кубе, численность советских военнослужащих оценивалась ЦРУ в 4 — 4,5 тыс. чел., на 22 октября — 8 — 10 тыс. чел., в ноябре — 12 — 16 тыс. человек. В начале 1963 г. при подведении итогов прошедших событий ЦРУ определило численность советских войск в 22 тыс. чел., тогда как на самом деле их было около 43 тысяч.

14 октября самолет У-2 заснял строительство стартовых позиций ракет Р-12, 16 октября о результатах аэрофотосъемки доложили президенту Дж. Кеннеди. После этого кризисная ситуация стала обостряться с каждым днем. Советники президента США предлагали немедленно нанести воздушный удар по ракетным позициям или осуществить прямое вторжение на Кубу. Вооруженные силы США были приведены в повышенную боевую готовность. То же происходило в вооруженных силах Советского Союза. Кроме того, была повышена боевая готовность войск НАТО и Организации Варшавского договора. 22 октября в выступлении по радио Дж. Кеннеди объявил о введении карантина, а фактически — морской блокады молодой Кубинской республики.

По решению Совета обороны СССР, принятому в конце сентября 1962 г., переброска на Кубу эскадры надводных кораблей, предусматривавшаяся планом операции «Анадырь», была отменена. Эскадра подводных лодок (ПЛ) также не была развернута у кубинского побережья. Семь дизельных ударных подлодок обеспечивали морские перевозки войск и военных грузов. Лодки имели три ракеты Р-13 с ядерными боеголовками мощностью 1,5 мегатонны и торпеды с ядерными боезарядами в 8 — 10 килотонн.

На Кубе объявили всеобщую боевую тревогу, войска регулярной армии выдвинулись на боевые позиции, были развернуты формирования Народной обороны. К 25 октября все стартовые позиции ракет Р-12 находились в готовности к пускам. Руководство Революционных вооруженных сил Кубы и командование ГСВК ожидали начала вторжения американцев в самые ближайшие дни. [364]

Американские силы вторжения насчитывали до 85 тыс. чел. личного состава, до 180 кораблей, 430 истребителей-бомбардировщиков и палубных штурмовиков, до 600 танков, свыше 2 тыс. орудий и минометов, до 12 НУРС «Онест Джон». Планировалось также использовать надводные и подводные силы и средства 6-го и 7-го флотов, несколько парашютно-десантных, пехотных и бронетанковых дивизий. Второй эшелон вооруженных сил США насчитывал до 250 тыс. чел. и 460 военно-транспортных самолетов{49}.

Еще более обострилась обстановка после 27 октября 1962 г., когда советская зенитная ракета сбила над территорией Кубы американский разведывательный самолет 11-2.

Кризис грозил перерасти в мировую ракетно-ядёрную катастрофу. Но у руководителей СССР и США — Н.С. Хрущева и Дж. Кеннеди — хватило здравого смысла и выдержки. Между ними начались интенсивные телефонные переговоры. Президент дал гарантию не вторгаться на Кубу, если Хрущев уберет с острова наступательное оружие — баллистические ракеты Р-12 и бомбардировщики Ил-28. СССР же настаивал на ликвидации американской ракетной базы в Турции и добился своего.

Мировая общественность вздохнула с облегчением. Преодоление Карибского кризиса стало достоянием истории.

Уже на следующий день, 28 октября, начался демонтаж стартовых позиций ракет и подготовка ракетной дивизии в полном составе к передислокации в Советский Союз. С 5 по 9 ноября все баллистические ракеты, а также бомбардировщики Ил-28, отнесенные американцами к наступательному оружию, с Кубы были вывезены. Личный состав дивизии в количестве более 7 тыс. чел. и техника с 1 по 12 декабря на 24 транспортах отправлены в СССР.

Необходимо отметить болезненную реакцию Фиделя Кастро на решение о вывозе ракете Кубы. В послании Н.С.Хрущеву от 31 октября он писал: «...многие кубинцы пережили в момент заявления Советского Союза о вывозе ракет непередаваемую горечь и печаль. Глаза тысяч людей, кубинцев и советских, которые были готовы умереть с высшим достоинством, пролили слезы, когда стало известно о внезапном, неожиданном и практически безоговорочном решении об удалении оружия»{50}.

По директиве министра обороны СССР от 1 ноября 1962 г. на острове из состава ракетных войск стратегического назначения оставалось около тысячи офицеров и солдат, определенное количество автотехники, радиостанций и ряд вспомогательных подразделений. Что [365] же касается военной техники других видов вооруженных сил (самолеты МиГ-21, УТИ МиГ-15, Як-12, Ан-2, вертолеты Ми-4, ракетные катера и т.д.), то большинство из них в течение 1962 — 1963 гг. советские военные специалисты передали кубинской стороне. При этом интенсивно шло обучение кубинских воинов грамотному использованию передаваемого вооружения. По просьбе кубинского руководства советские военные советники и специалисты различного профиля приступили к работе по созданию на базе Революционных вооруженных сил Кубы регулярной кадровой армии.

По мере передачи вооружения и техники части и подразделения ГСВК возвращались на Родину. Руководство и народ Кубы, провожая советских военнослужащих, выражали им глубокую признательность и благодарность за братскую помощь в минуту смертельной опасности, за их готовность сражаться вместе с кубинской армией против агрессии.

По настоятельной просьбе правительства Кубы на острове осталась лишь отдельная мотострелковая бригада. Кубинцы знакомились с организацией службы и боевой подготовки этой бригады, проводили с ней совместные учения. (Спустя 10 лет бригада в месячный срок была вывезена на Родину.)

Оставшиеся специалисты продолжали активную работу по подготовке кадров для РВС. С помощью советских военных советников и специалистов офицеры и младший командный состав готовились непосредственно в войсках, в созданных учебных центрах и школах основных видов вооруженных сил и родов войск. Советские генералы и офицеры проводили занятия со слушателями в Академии Генерального штаба имени М. Гомеса и Военном политехническом институте. Обучение велось как по краткосрочным, так и по рассчитанным на несколько лет программам. Кроме того, многие кубинские воины начали обучение в Советском Союзе. Первой прибыла группа моряков, затем последовали группы летчиков, а с 1963 г. кубинские офицеры направлялись в советские военные училища и академии на полный курс обучения. Тысячи кубинцев прошли подготовку в Советском Союзе, включая высший командный состав РВС, который обучался в Академии Генерального штаба в Москве.

Большой вклад в дело укрепления Революционных вооруженных сил Кубы внесли советские военные советники при командующих видами вооруженных сил и родами войск, командирах соединений. Они помогали молодым кубинским военачальникам управлять войсками, организовывать оперативную и тактическую подготовку, проводить тренировки и учения. На разборах учений министр РВС генерал Рауль Кастро подчеркивал, что опыт Советских Вооруженных Сил, приобретенный с учетом особенностей театра военных действий Кубы, является основой подготовки войск и штабов, а конкретные знания [366] советских военных специалистов, которые они постоянно передают кубинским офицерам, — бесценная помощь для РВС.

Старшие групп военных специалистов — генералы с большим опытом работы на высших военных должностях в СССР — не только руководили деятельностью специалистов, но и являлись главными советниками и консультантами министра обороны и начальника Генерального штаба РВС. С их участием решались вопросы советско-кубинского военного сотрудничества.

Тесное военное сотрудничество Советского Союза и Республики Куба, бескорыстная помощь советских военных советников и специалистов, осуществление поставок современного вооружения обеспечили превращение Повстанческой армии в регулярные Революционные вооруженные силы — наиболее сильные и подготовленные среди армий стран Южной и Центральной Америки.

По итогам выполнения интернациональной миссии на Кубе большинство советских военнослужащих были награждены орденами и медалями СССР. Кроме того, многие участники событий получили почетные грамоты Президиума Верховного Совета СССР и кубинскую награду «Воин-интернационалист» 1-й степени.

Деятельность советских военных на Кубе не обошлась без жертв. В период с 1962 по 1964 г. более 60 советских военнослужащих погибли или умерли при различных обстоятельствах — при спасении людей во время сильнейшего тропического урагана «Флора», пронесшегося над Кубой осенью 1963 г., а также в ходе боевой подготовки, от несчастных случаев и болезней. Захоронение погибших производилось, в основном в районе населенного пункта Торренс.

Руководство РВС Кубы при поддержке Главнокомандующего Фиделя Кастро решили к 60-й годовщине Советских Вооруженных Сил в феврале 1978 г. создать мемориал, посвященный советскому солдату-интернационалисту. За короткий срок рядом с автострадой Гавана — Сан-Антонио, недалеко от старого кладбища, из самых лучших материалов воздвигли внушительный мемориальный комплекс. На его территорию со старого кладбища с почетом перенесли останки советских воинов.

Автор комплекса — скульптор Армандо Фернандес — использовал для создания мемориала серый мрамор и бетон. Комплекс представляет собой две бетонные стены в форме траурно склоненных знамен обеих стран. На фоне центральной бетонной стены — скульптурная группа в виде двух поднятых к небу рук. В одной — автомат, символизирующий поддержку Советских Вооруженных Сил кубинскому народу; в другой — дубовая и лавровая ветви, символизирующие стойкость и мужество погибших. Перед скульптурой — мраморный квадрат, в центре которого пятиконечная звезда с Вечным огнем. Его зажег на торжественном открытии монумента министр РВС [367] Кубы генерал армии Рауль Кастро. В своем выступлении он назвал этот мемориал символом нерушимой дружбы, которая объединяет народы двух стран.

Правительственное задание было выполнено{51}

 


Воспоминания генерал-майора Л. Гарбуза — бывшего заместителя командующего Группой советских войск на Кубе

Военно-политический инцидент, возникший на кубинской почве между СССР и США, трудно переоценить. Более опасной обстановки в международных отношениях с окончания Второй мировой войны не отмечалось. Карибский кризис оставил заметный след в Новейшей истории, коренным образом повлиял на мировую политику. А операция «Анадырь» по своему замыслу и масштабам морского десанта не вписывается в учебники по военному искусству.

По планам Генерального штаба Группа советских войск, быстрыми и внезапными действиями заняв оборону на острове, имела стратегическую цель — без ведения активных боевых действий пресечь вторжение американских сил быстрого реагирования на Кубу. Естественно, что открытая подготовка к отправке частей и соединений на территории СССР и их демонстративный вояж по мировой акватории привлекли бы внимание как наших друзей, так и врагов.

Как показали последующие события, скрытая переброска и занятие боевых порядков советской военной группировкой на Кубе явились важнейшим достоинством операции «Анадырь». Для меня интернациональная миссия по защите кубинской революции началась с назначением на должность заместителя командующего Группой советских войск по боевой подготовке. Это было в начале июня 1962 г.

Руководить военной операцией «Анадырь» было доверено генералу армии Иссе Александровичу Плиеву.

Значительный импульс и вдохновение на предстоящую операцию мы получили на встрече с Н.С. Хрущевым. Это было 7 июня 1962 г.

Свою речь Хрущев начал с фразы: «Мы в ЦК решили подкинуть Америке «ежа» — разместить на Кубе наши ракеты, чтобы Америка не смогла проглотить остров Свободы. Согласие кубинской стороны [368] имеется. Цель этой операции одна — помочь выстоять кубинской революции, оградить ее от агрессии США. Политическое и военное руководство нашей страны, всесторонне взвесив все обстоятельства, не видит другого пути предотвращения нападения со стороны Америки, которое, по нашим сведениям, интенсивно готовится. Когда ракеты будут размещены, Америка почувствует, что, если она захочет расправиться с Кубой, ей придется иметь дело с нами».

План предусматривал следующую последовательность переброски войск: сначала соединения ПВО, общевойсковые части, авиаполки и авиаэскадрильи, военно-морские подразделения и лишь на завершающем этапе — ракеты и боеприпасы к ним. Такой походный порядок полностью отвечал оперативному замыслу, гарантировал скрытность постановки ракет на боевые позиции и обеспечивал, в конечном счете, выполнение поставленных задач. В последующем такое решение оказалось оправданным и с точки зрения дезинформации американской разведки. Появление нескольких советских частей и боевой техники американцы приняли за усиление военного потенциала кубинских вооруженных сил.

В тот день в Кремле Хрущев неоднократно подчеркивал, что Советское правительство (в данном случае высшее партийное руководство) в своих действиях исходит из миролюбивых позиций и не помышляет о том, чтобы спровоцировать ядерный конфликт или же использовать кубинский плацдарм для нанесения превентивного ядерного удара по США. Несколько раз Никита Сергеевич повторил один и тот же тезис: «Войны мы не хотим, вооруженный конфликт с США нам не нужен. Вопрос о применении ядерных средств в случае возникновения кризисной ситуации или американского вторжения на Кубу будет решать Москва, и только Москва».

Подготовка войск к выполнению боевого задания осуществлялась по планам Генерального штаба, штабов и управлений видов вооруженных сил и родов войск. В тот период почти никто из государственного и военного руководства страны не знал о географической точке переброски войск. Шла активная и целеустремленная подготовка к «спецкомандировке». По мере расширения объема задач и возникновения рабочих проблем количество задействованных лиц увеличивалось, и, естественно, постепенно раскрывалась «тайна» кремлевского замысла.

Подготовка включала в себя огромный комплекс организационно-мобилизационных, учебно-тренировочных мероприятий, происходило доукомплектование частей и подразделений личным составом до штатной численности, активно проводились ремонтно-регламентные работы на боевой технике, готовилось техническое и тыловое обеспечение. Активную деятельность в подготовке войск проявили главкомы, Главное политическое управление СА и ВМФ, все службы Ленинградского, [369] Прибалтийского, Киевского, Белорусского, Одесского военных округов. С их помощью оперативно решались многие проблемные вопросы подготовки войск к спецкомандировке. Огромную нагрузку приняло на себя Министерство морского флота СССР...

После того как 14 октября американским разведывательным самолетом были обнаружены и сфотографированы стартовые позиции ракетных подразделений, военно-политическая и морально-психологическая напряженность резко возросла. Усилилась активность ВВС США, самолеты почти круглосуточно повисали над территорией Кубы. Некоторые из них на бреющем полете, на высоте 100 — 200 м, пролетали над боевыми порядками наших частей. Противоправные действия (самолеты нарушали государственную границу Кубы) американской стороны толкали командиров советских частей на пресечение нарушителей воздушного пространства. Но командующий Группой войск отдал строгий приказ не принимать никаких мер, которые позволили бы американцам вскрыть нашу систему ПВО и спровоцировать боевые действия.

Чувствуя безнаказанность, американская авиация (разведывательная, истребительная и штурмовая) бесцеремонно ежедневно, несколькими заходами, «прощупывала» весь остров. В небе ежечасно находились десятки самолетов. Гул моторов сотрясал воздух. Создавалось впечатление массированного воздушного налета с бомбометанием. Американцы вели психическую атаку. Летчики открытым текстом запрашивали свой командный пункт: «Когда будем наносить удар по Кубе?» В этих условиях от наших воинов требовались выдержка, строгая дисциплина и исключительная исполнительность. Офицеры, сержанты, солдаты проявляли в такой обстановке стойкость, терпение и мужество.

Между тем напряжение возрастало. Хочу остановиться более подробно на одном эпизоде, который мог послужить сигналом к началу крупномасштабных военных действий и привести к непредсказуемым последствиям. 27-е октября — день, когда советские зенитчики сбили разведывательный самолет ВВС США 11-2, американцы назвали «черной субботой».

В тот день в 8 часов утра я прибыл на командный пункт группы войск. Здесь находился заместитель командующего по ПВО генерал С.Н. Гречко, который анализировал доклады о действиях разведывательной авиации США.

При встрече он сказал мне: «Над нами более часа кружит «гость». Считаю, что нужно давать команду сбить американский самолет, так как он может вскрыть на всю глубину наши позиции, и через несколько часов данные разведки будут известны Вашингтону». Мы решили по прямому телефону связаться с И. А. Плиевым, но командующего в штабе не оказалось. В то время дежурный офицер доложил о том, [370] что самолет 11-2 изменил курс полета: дойдя до Гуантанамо, он повернул на север. Нам стало ясно, что разведчик уходит после выполнения боевого задания. Я высказал предположение, что все ракетные старты теперь «засвечены» и нельзя допустить, чтобы секретная информация попала в Пентагон.

После некоторого раздумья С.Н, Гречко произнес: «Что ж, отвечать будем вместе». На командный пункт ПВО пошла наша команда на уничтожение цели номер 33 — самолета 11-2. Приказ был доведен до командира первого дивизиона 507-го зенитно-ракетного полка майора Ивана Герченова. Зенитчики незамедлительно выполнили приказ. Американский самолет, пилотируемый майором Андерсоном, был сбит ракетами класса «земля — воздух». Первая ракета лишь повредила машину, летчик даже успел открыть «фонарь», чтобы катапультироваться, но вторая ракета явилась роковой.

Если говорить официальным языком, то решение на пресечение полета диктовалось оперативной необходимостью. Нельзя было допустить, чтобы у военно-политического руководства США появились сведения о дислокации, количестве вооружения и боевой техники советских и кубинских войск и прежде всего — разведданные о ракетных стартах дивизии и средств ПВО.

Кубинское руководство, а позже весь народ с огромным восторгом встретили известие о пресечении разведывательных полетов. Впервые за долгий период времени американская авиация, безнаказанно «гулявшая» в небе Кубы, получила достойный отпор и урок.

Мы не хотели жертв, мы не провоцировали американскую сторону на боевые действия. Приказ на уничтожение американского воздушного нарушителя диктовался развитием обстановки и был рассчитан на то, чтобы положить конец бесконтрольному хозяйничанью американских ВВС в воздушном пространстве Кубы. Нет сомнения в том, что уничтожение И-2 вызвало обострение кризиса в тот момент, когда между Москвой и Вашингтоном уже наметились первые шаги к примирению. Вслед за установлением Белым домом военно-морского карантина Кубы командование Группы советских войск объявило боевую готовность номер один. По этой готовности мы были заняты рассредоточением боевой техники и обустройством месторасположения всех частей на случай атаки противника с воздуха и моря, дооборудовали позиционные районы ракетных полков и дивизионов, подтягивали к ним ракеты, которые ранее укрывались в отрогах гор. Зенитчики, моряки, военнослужащие мотострелковых частей, авиаторы наращивали свои боевые возможности. Были усилены меры маскировки и охраны боевых порядков, все средства ПВО приведены в 6-минутную готовность.

Американская сторона в это время, по данным кубинской агентурной разведки, решала вопрос о времени и средствах вторжения [371] на остров. Усилилась авиаразведка как высотными самолетами 11-2, так и низколетящими разведчиками Р-101, которые даже пытались имитировать бомбометание.

Наше решение было рискованным. Однако нагнетание военной обстановки исходило от Белого дома. По многим информационным открытым и закрытым каналам нам стало известно об эскалации военных приготовлений американской стороны к вторжению на Кубу.

В ответ кубинское руководство предприняло ряд срочных мер по обороне страны и военному противодействию противнику. 22 октября Ф. Кастро отдал приказ Революционным вооруженным силам республики об объявлении боевой тревоги и занятии частями и подразделениями боевых позиций и постов. На военное положение перешла вся Куба. По всей стране прокатился лозунг: «Родина или смерть! Мы победим!» В результате молниеносной мобилизации на защиту Кубы встало 250 тыс. чел.

В этот же день из Москвы поступил приказ министра обороны СССР о приведении советских войск на Кубе в полную боевую готовность. Текст этой телеграммы прочно вошел в мою память. В ней говорилось о том, что в связи с возможным десантированием американских войск на остров надлежит принять немедленные меры к повышению боевой готовности войск для отражения противника совместно с кубинской армией. К боевым действиям не привлекать ракетную дивизию и не использовать ядерные боеприпасы. Под телеграммой стояла подпись «Директор», то есть — Малиновский.

Спираль Карибского кризиса стала раскручиваться с большой скоростью. Счет времени вначале шел на дни, а затем на часы.

Естественно, что основу боевой мощи Группы войск составляла ракетная дивизия стратегического назначения, вооруженная ракетами среднего радиуса действия. Формировалась дивизия из ракетных полков и ПРТБ (подвижная ракетно-техническая база. — Ред.).

Общая численность дивизии составляла около 11 тыс. чел., из них 1900 офицеров. Боевой запас (ракеты с ядерной боевой головной частью) составлял 60 ракет, из них Р-12 — тридцать шесть ракет, Р-14 — двадцать четыре. Мощность каждой головной части составляла одну мегатонну. По штату полки имели по восемь пусковых установок (стартов). Как известно, до военно-морской блокады на Кубу было переброшено ракетное вооружение только трех полков с ракетами Р-12, в количестве 42 единиц, из них 6 — учебно-боевые ракеты.

Головные части доставлялись отдельно от ракетной техники, в силу чего боевые заряды для ракет были переброшены на Кубу до 22 октября и помещены в специальные хранилища.

Командовал дивизией генерал-майор Игорь Демьянович Стаценко. К25 октября три полка (с 24 пусковыми установками) уже находились в состоянии полной боевой готовности. Этому предшествовала [372] большая работа: были оборудованы стартовые позиции, подъездные пути, укрыта автотранспортная техника, организована охрана и оборона боевых порядков, маскировка позиционных районов, обустроен быт личного состава. В связи со сжатыми сроками приведения частей в боевую готовность инженерные работы велись днем и ночью. Проверка исправности техники и комплексные занятия на стартах проводились лишь в темное время суток, а с объявлением американской блокады все работы велись только ночью.

Мне как заместителю командующего приходилось часто бывать в подразделениях этой дивизии в порядке контроля за ходом подготовки к выполнению боевых задач или для оказания необходимой помощи. Общение с личным составом давало основание отметить, что люди в сложной военно-политической обстановке, в тяжелых климатических условиях, испытывая физические перегрузки, проявляли подлинное мастерство, воинскую смекалку и морально-психологическую стойкость. Без преувеличения можно сказать, что ракетчики, как и все воины Группы советских войск, с честью выполнили задание Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Советского Союза.

Как свидетельствует история, не всякий политический спор между враждующими государствами заканчивается войной и не каждое военное противостояние начинается военным сражением. История Карибского кризиса подтвердила эту истину. Враждующие стороны на известных условиях мирным путем разрешили конфликт.

Из дневника офицера-зенитчика{52}

 


Воспоминания полковника П. Королева

...Специальная командировка (так тогда называли переброску советских войск на Кубу) застала меня в должности заместителя командира дивизии ПВО по зенитно-ракетным войскам.

Отправлялись морские эшелоны из порта Феодосия. Последним уходил теплоход «Физик Вавилов», на котором мне довелось быть начальником эшелона. Морской переход оказался тяжелым. Впереди нас ждали всякие непредвиденные обстоятельства, исключительное перенапряжение физических и духовных сил. Путь нелегкий, но когда есть цель, то находятся и силы преодолеть трудности.

По мере приближения к Кубе наше судно стали облетать самолеты и сопровождать корабли США. Заметим — мы находились в нейтральных водах и правовой режим судоходства не нарушали. [373]

Сопровождая нас, американцы тем самым осуществляли грубое вмешательство вдела суверенного государства, ведь судно — это государственная территория. Более того, своими провокационными действиями они могли создать опасность для жизни людей и целостности судна.

До конца нашего перехода оставалось 5 — 6 часов, как вдруг видим — на встречном курсе на полном ходу к нам приближается эскадра кораблей ВМС США. И дут на сближение. Головной корабль подает сигнал: «Кто такие?», «Откуда идете?», «Что везете?», «Порт отправления?», «Порт назначения?» Эскадра из тринадцати эсминцев. На ходу они окружили наше судно, препятствуя нормальному движению, настаивая на ответе. Несмотря на незаконные действия и требования, даем ответ: «Вышли из Феодосии, везем коммерческий груз, идем по своему назначению». Действительно, на палубе большое количество ящиков, автотракторной техники. Все это имитировало наличие сельскохозяйственного груза.

Почти одновременно с кораблями появились два американских самолета, пикируя на наше судно. Совершили несколько виражей на высоте 100 — 150 м. Видны были лица летчиков. Рев самолетов раздирал душу людям. И самое главное — никто из нас не знал истинных намерений морских и воздушных пиратов.

Капитан не сходил с мостика, без волнения и тревоги отдавал распоряжения членам экипажа, вахтенной службе. Все приготовились к вооруженной защите судна в случае, если американцы сделают попытку взять его на буксир или предпримут иные действия.

Идем своим курсом, не сбавляя хода. Видим лица американских матросов, занявших свои места у орудий и пулеметов. Маневр эсминца № 5, идущего параллельно с нашим правым бортом, и тактика палубных расчетов походили на исходное положение для вооруженного захвата нашего судна.

У нас настрой боевой. Судно в руки американцев не отдадим. С борта эсминца последовал новый сигнал: «Остановитесь!» Наш ответ отрицательный, продолжаем идти своим курсом. О происходящем на море по радио сообщили в Черноморское пароходство и в Москву. Получили ответную радиограмму, в которой подтверждалось, что наши действия правильны, необходимо следовать утвержденным маршрутом.

Тем временем драма на море продолжалась. Эсминец пошел наперерез курсу нашего судна, чтобы заставить нас подчиниться его требованиям. На эсминец был передан сигнал: «С курса не сходим, в случае перереза нашего курса будем таранить ваш корабль».

Носовая часть «Физика Вавилова» практически позволяла нанести такой удар и расколоть эсминец надвое, но в носовой части судна [374] находились боевые части ракет и взрывчатка. При сильном ударе не исключены детонация и взрыв боеприпасов, и тогда гибель судна и пассажиров неминуемы. Держим небольшой совет. Принимаем с капитаном решение: захват корабля и плен — позор, лучше гибель. Но необходимо предпринять все возможные меры, чтобы не допустить ни того, ни другого.

Поняв, что нас не испугать провокационными действиями, американская воздушно-морская армада развернулась на 180 градусов и удалилась в обратном направлении.

В этом противоборстве время словно остановилось. На самом деле испытание нервов продолжалось более, двух часов. Это было проверкой стойкости и мужества экипажа и личного состава нашей части. Человек многое может, если им движет чувство осознанного долга перед Родиной и присягой!

С прибытием последнего эшелона закончилось сосредоточение дивизии на острове Куба. Началось развертывание частей ЗРВ (зенитно-ракетных войск) и РТВ (радиотехнических войск) в боевой порядок.

Приступили к выполнению задач. Тяжело, если не сказать — невыносимо тяжело. Жара, недостаток питьевой воды, каменистый грунт, отсутствие необходимого количества инженерной техники для производства фортификационных работ. Но нужно отдать должное нашим солдатам и офицерам — они выполнили приказ. Дивизия к установленному сроку была боеготовой.

Обстановка после объявления морской блокады Кубы накалилась до предела. Американские войска с суши и с моря окружили остров плотным кольцом. В Группе войск и в кубинской армии объявлена наивысшая степень боевой готовности. Все замерло в ожидании боевых действий. В те дни я как-то особенно остро предчувствовал приближение неминуемой войны и ответственность перед Родиной за защиту Кубы.

Но вот наступил роковой день, который мог стать началом крупномасштабных военных действий.

27 октября я в качестве ответственного дежурного находился на КП дивизии. С ран него утра с центрального командного пункта Группы войск одна за другой поступали команды — в воздухе «плавали» цели. В 5 час. 45 мин. приняли команду: «Привести все средства в боевую готовность номер один». В 6 час. 02 мин. — следующая команда: «Цели уничтожать своим решением». В 6 час. 56 мин. — еще одна: «ЗРД привести в 6-минутную готовность. Огонь на поражение открывать при явном нападении».

В 8 час. 30 мин. в зоне видимости РЛС появилась цель. Высота 20 — 24 км. На наш запрос «Я свой» — не отвечает. [375]

Об обнаружении цели в зоне действительного огня я немедленно доложил на ЦКП и командиру дивизии. На ЦКП в это время находились заместители командующего Группой войск генералы С. Н. Гречко и Л. С. Гарбуз. Они приняли решение об уничтожении американского воздушного разведчика, о чем передали командиру дивизии. От него я и получил команду: «Цель номер 33 уничтожить».

Первым обнаружил цель дивизион, которым командовал подполковник И.М. Герченов. В 10 час. 19 мин. командир дивизиона доложил: «Цель номер 33 уничтожена, расход — 2, высота — 21 км, скорость — 300 м/сек». Американский самолет и-2 исчез с экранов радаров. Для его поиска поднялись в воздух самолеты.

С ЦКП Группы войск последовал приказ по целям огня не открывать.

По разведывательным данным, которыми располагало кубинское руководство, американцы намеревались в эти дни (27 — 29 октября) совершить вторжение на Кубу. Как стало известно позднее, перед высадкой морского и воздушного десантов командование США планировало произвести бомбовый удар 500 самолетами (2000 боевых вылетов) по всему плацдарму кубинских и советских войск. К всеобщему счастью, этого не произошло. Война отступила. Сбитый самолет-разведчик упал в деревне Вега-111, в 12 км от позиционного района дивизиона Герченова. Одно крыло оказалось в центре населенного пункта, кабина с летчиком — в стороне, хвостовое оперение затонуло в море. При осмотре обнаружены фотопленки и магнитофонные записи команд и докладов, труп летчика и его личные документы. Им оказался 35-летний майор ВВС США Андерсон. Кубинцы передали тело летчика представителям американского командования. Остатки самолета поместили в музее Гаваны для публичного осмотра и в качестве вещественного доказательства агрессивной политики США против Кубы.

22 ноября блокада Кубы американскими морскими силами была отменена, и сухопутная группа советских войск сократились за счет убытия на Родину частей стратегического назначения. Остальные соединения и части продолжали нести повседневную службу, не ослабляя боевой готовности.

В конце ноября дивизию посетил командующий Группой войск генерал армии И. А. Плиев. Он поблагодарил весь личный состав соединения за успешное выполнение боевых задач и определил новое направление в работе. От всех нас требовалось тщательно подготовить учебно-материальную базу, на которой и организовать обучение кубинских военнослужащих по основным специальностям зенитно-ракетного вооружения.

На заключительном этапе обучения всю боевую технику в исправном состоянии предстояло передать представителям РВС Кубы. [376]

Правительственное задание было выполнено{53}

 


Воспоминания Маршала Советского Союза Д. Язова

Операция «Анадырь» как по замыслу, так и по способу ее осуществления занимает неординарное место в истории отечественного военного искусства. А для всех ее участников — от солдата до генерала — она стала большой школой профессионализма и мужества. Мне довелось быть причастным к военно-политическому конфликту 1962 г. на Карибском театре военных действий.

К одной из положительных характеристик операции «Анадырь» следует отнести ее скрытность. Не только противная сторона, но и ее участники не знали о ней ничего. До определенного момента даже командование дивизии и полков не было информировано о времени и месте ее проведения.

Тем временем по указанию из округа намечалась отправка полка, которым я командовал уже второй год, к условному месту дислокации морским транспортом. Для этой цели выделялись сухогрузы «Ковров», «Сретенск» и теплоходы «Эстония» и «Победа». Погрузка техники и личного состава на суда происходила в Кронштадте.

На 16-е сутки нашего морского путешествия мы в бинокль увидели восточную часть острова. И вот мы у берегов далекой и незнакомой Кубы. Что знал об этом крае земли каждый из нас? Мало или очень мало. Наши представления о ней вмещались в две-три страницы школьного учебника.

В соответствии с оперативным планом Группы советских войск мотострелковые полки (их было на Кубе четыре) в основном предназначались для охраны и обороны позиционных районов ракетных полков и арсеналов с ядерными боеприпасами, а также для борьбы против десанта противника.

По прибытии на Кубу подразделения полка занимали позиционный район и обустраивались. Личный состав работал напряженно, в короткие сроки требовалось решить многочисленные задачи.

Обстановка осложнялась непривычными природно-климатическими условиями.

Сентябрь был на исходе, но по-прежнему стояла удушливая жара, ни днем, ни ночью не чувствовалось прохлады. Такой климат, конечно же, не для нас — жителей умеренных широт. До 15 часов все горит под солнцем, а в 16 как по заказу — дождь. Душно, высокая влажность. [377]

К утру палатки покрывались зеленой плесенью, люди в таких условиях не имели возможности хорошо отдохнуть за ночь. Стала давать себя знать физическая усталость. Приступили к оборудованию нового места дислокации. Работа закипела. Руководителем рекогносцировочных и фортификационных работ был инженер полка майор Жупков, который определил места и порядок размещения всех подразделений и служб полка. На правом фланге сосредоточились в предбоевом порядке мотострелковые батальоны, танковый батальон, артиллерийский дивизион, батарея САУ, батарея ПТУРСов, зенитчики и подразделения обслуживания.

17 октября поступила команда прибыть в Гавану на военный совет. Собрались в зале, однако совещание перенесли на один день. Это вызвало некоторое удивление, но вопросов никто не задавал. Каждый понимал, что перенос заседания военного совета может быть обусловлен только чрезвычайными обстоятельствами. Интуиция сработала верно. В зале появился начальник штаба Группы войск генерал-лейтенант Акиндинов и сообщил собравшимся короткую, но тревожную оперативную сводку: американский самолет-разведчик Ц-2 совершил облет острова Кубы, сфотографировал пусковые установки ракетных комплексов, места дислокации советских и кубинских войск и сил флота. В связи с такой обстановкой нам было приказано незамедлительно передать приказ подчиненным частям и соединениям о переводе в полную боевую готовность. По телефонной связи ЗАО я передал приказ командующего и предупредил о том, что применение любого вида оружия возможно только с разрешения Центра (штаба Группы), в том числе и ведение огня зенитными батареями по воздушным целям. В зал вошел генерал армии И. А. Плиев, но открывать заседание военного совета не стал, заявив, что настало время не для разговоров, а для возможных боевых действий. В Америке до предела накалена обстановка: «ястребы» призывают к войне против Кубы. Ф. Кастро объявил полную мобилизацию в стране. В связи с этим командующий велел всем командирам убыть в свои части и соединения. Действовать в соответствии с оперативными планами и указаниями штаба Группы.

А между тем военно-политическая обстановка в Карибском бассейне постепенно накалялась. 22 октября Вашингтон вопреки нормам международного права организовал военно-морской карантин. Блокада сорвала поставку некоторого количества советских войск и боевой техники на Кубу. По состоянию на 22 октября по плану операции «Анадырь» из 53 тыс. военнослужащих было доставлено около 42 тыс. Не дошли до места назначения два ракетных полка, вооруженных ракетами Р-14, несколько надводных кораблей и другое вооружение. Однако, по оценке военного совета. [378]

Группа советских войск к этому времени была боеготова и способна совместно с РВС Кубы решить главную задачу — сорвать американскую интервенцию. События разворачивались быстро. Принцип «упредил-победил» имел вполне реальное значение в тот период времени: на войне как на войне.

Напряжение достигло апогея. Я, мои заместители и начальники служб ежедневно обходили боевые порядки полка, интересовались наличием необходимого количества боеприпасов для всех видов оружия, ГСМ, продовольственным и медицинским обеспечением, морально-психологическим состоянием личного состава.

Пользуясь случаем, хочу сказать доброе слово об однополчанах — солдатах, сержантах, офицерах. О ныне живущих и ушедших из жизни. Славные воины, надежные боевые товарищи. Не сомневаюсь, если бы грянул бой, они приумножили бы боевую славу своих отцов. И хотя им не суждено было воевать, совершать боевые подвиги, но они были физически и нравственно готовы честно выполнить свой воинский долг. Часто задумываюсь над тем, что же тогда было основной движущей силой в наших делах. И нахожу только один ответ: высокий патриотизм, унаследованный от поколения фронтовиков.

Предельно ясно, что со срывом американской интервенции наша интернациональная помощь Кубе не заканчивалась. Основной контингент войск оставался на острове Свободы, чтобы помочь Кубе в военном строительстве. Но на какой срок мы остаемся здесь, никто не знал.

Как и планировалось, с 3 января начались занятия с кубинцами. Они носили в основном практический характер. В учебе доминировал принцип: «делай, как я». В качестве переводчиков были привлечены наши солдаты-молдаване, чей язык немного схож с испанским. Несмотря на многие сложности для кубинцев, хотелось бы отметить их исключительную любознательность и стремление быстрее и лучше освоить технику и вооружение.

Американцы не оставили нас в покое. Ежедневно, методично пара «фантомов» выходила из-за горы Круст и с ревом на малой высоте проносилась над лагерем. Офицеры называли такие вояжи проверкой нервной системы. Между тем мы продолжали обучение кубинских военнослужащих. По указанию Центра, учебный процесс спланировали до 1 сентября 1963 г.

В соответствии с планом и графиком Генерального штаба производилась передача боевой техники частям кубинской армии с одновременным выводом советских войск. Группа советских войск на Кубе перестала функционировать в середине 1964 г. А боевое сотрудничество между двумя армиями продолжалось долгие годы, но в иных формах. [379]

 

Интернационалисты{54}
Виталий Боровик, участник операции «Анадырь»
Мы, воины Советского Союза,
Держали курс не «к теще на блины»!
В далекий край в отсеках с важным грузом,
Рискуя жизнью, океаном шли!

Нелегкий путь: жара, облеты, качка.
Тоска хотела волю покорить,
Но ей в ответ сказали мы:
«Чудачка! Напрасно ты изволила шутить!»

Встречала нас ликующая Куба,
Объятья были очень горячи.
И бородач с улыбкой доброй друга
Вручал нам символически ключи!

Войну начать противник собирался,
Грозился: «В Хиросиму превращу!»
Но трезвый голос разума раздался,
И боль сковала руки палачу!

Амиго! Не напрасно мы спешили,
Подарок нужный вовремя везли!
Сплотить сумели воедино силы,
В блокаду вместе выстоять смогли!

Страна большого, гордого народа,
За жизнь на смерть готового идти,
Цвети под ярким знаменем Свободы!
Навеки мы теперь породнены!

 

Доклады в ЦК КПСС Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Р. Малиновского{55}

17 ноября 1962г. №80983 ЦК КПСС

Секретно экз. № 1

Докладываю обстановку и положение войск за период с 5 по 16 ноября 1962 г.

II. Обстановка на Кубе.

Военно-морские силы США продолжают блокаду Кубы. В зоне Карибского моря количество боевых кораблей США 5 ноября было равно 97, затем 10 ноября увеличилось до 153, а к 16 ноября уменьшилось до 111 кораблей, в их числе 102 корабля США и 9 кораблей Венесуэлы, Аргентины и Доминиканской Республики.

За последнее время резко увеличилось количество нарушений воздушного пространства Кубы американскими самолетами. За период с 6 по 15 ноября с. г. было отмечено 121 нарушение.

15 ноября с.г. Фидель Кастро направил письмо исполняющему обязанности секретаря ООН У Тану и предупредил, что впредь самолеты-нарушители США будут сбиваться кубинскими средствами.

17.11 отдано распоряжение тов. Павлову о запрещении открывать огонь по американским самолетам-нарушителям советскими средствами, даже если на этот счет будет приказ Фиделя Кастро.

16.11 полетов американских самолетов над территорией Кубы не отмечалось.

Кубинские войска находятся в постоянной, а Группа советских войск на Кубе — в повышенной боевой готовности 6 ноября командование кубинской армии приняло решение о демобилизации личного состава, призванного после 22 октября. К 8 ноября демобилизовано 51 000 человек из 148 000 призванных.

12 советских транспортов, убывших из портов Кубы в период с 5 по 10 ноября с личным составом, ракетами и техникой ракетных частей, продолжают движение в порты Советского Союза.

[...]

IV. По Вооруженным Силам СССР.

Ракетные войска стратегического назначения, войска ПВО страны, дальняя авиация, флоты, группы советских войск за границей, приграничные военные округа и войска стран — участниц Варшавского Договора продолжают находиться в повышенной боевой готовности.

Р. Малиновский М. Захаров

Секретно экз. № 1

ЦК КПСС

24 ноября 1962 г.

№81041

Докладываю обстановку и положение войск за период с 17 по 23ноября 1962г. [...]

//. Обстановка на Кубе. Группировка военно-морских сил США в зоне Карибского моря со снятием блокады Республики Куба уменьшилась на 30 кораблей и на 24.11.62 г. составляет 76 американских кораблей и 9 кораблей Аргентины, Венесуэлы и Доминиканской Республики.

В период с 17 по 20 ноября американская авиация 14 раз нарушала воздушное пространство Кубы. После 20.11 нарушений нет.

Кубинская армия продолжает оставаться в постоянной боевой готовности, а группа советских войск — в повышенной готовности.

С 17 по 23 ноября из Кубы в Советский Союз прибыло 7 транспортов с личным составом и ракетной техникой. Всего прибыло 18 ракет. На 24.11 на переходе морем находится 8 транспортов.

III. [...]20.11.62г. тов. Павлову отдано распоряжение о подготовке к отправке в Советский Союз авиационных частей, вооруженных самолетами Ил-28.

Начало погрузки самолетов Ил-28 на транспорты «Касимов» и «Красноград» запланировано на 29 — 30 ноября 1962 г.

IV. По Вооруженным Силам СССР. В соответствии с Постановлением Совета Министров от 20 ноября с. г. с 0.00 21 ноября в Ракетных войсках стратегического назначения, в войсках ПВО страны, дальней авиации, флотах, группах советских войск за границей, приграничных военных округах и войсках стран — участниц Варшавского Договора повышенная боевая готовность снята. Все войска перешли к нормальной деятельности и учебе.

Р. Малиновский

М. Захаров

Секретно экз. № 1

ЦК КПСС

8 декабря 1962 г. №81136

II. Обстановка на Кубе. ВМС США в количестве 60 — 70 боевых кораблей в зоне Карибского моря занимались боевой подготовкой и вели наблюдение за судами, идущими на Кубу и обратно.

Американская авиация девять раз нарушала воздушное пространство Республики Куба.

Группа советских войск продолжала заниматься боевой и политической подготовкой.

Войска кубинской армии, находясь в пунктах постоянной дислокации, готовили учебную базу к новому учебному году.

В период с 4 по 6 декабря с. г. с Кубы в СССР отправлены все 42 самолета Ил-28: на транспорте «Охотск» — 12 самолетов и по 15 самолетов на транспортах «Касимов» и «Красноград». Эти транспорты подвергались неоднократным облетам авиацией США.

Все 4 подводные лодки 69-й бригады подводных лодок, находившиеся на позициях в районе восточнее Багамских островов, к 6 декабря с. г. возвратились в базу Северного флота.

На переходе морем в Советский Союз с Кубы на 8.12.62 г. находится 9 транспортов с личным составом ракетных частей, ВВС и ВМФ.

Р. Малиновский В. Иванов

Секретно экз. № 1

ЦК КПСС

15 декабря 1962г.

№ 81221

I. Докладываю обстановку и положение войск с 8 по 14 декабря 1962г. [...]

II. Обстановка на Кубе. В зоне Карибского моря на 15.12 находилось 28 боевых кораблей ВМС США.

За истекшую неделю авиация США 5 раз нарушала воздушное пространство Кубы.

По данным кубинской разведки, за период с 6 по 13.12 из военно-морской базы США Гуантанамо (о. Куба) вывезено 3000 солдат морской пехоты.

Авиацией США в Атлантическом океане продолжаются облеты транспортов, идущих с Кубы в Советский Союз. Датским самолетом в зоне Балтийских проливов 13.12 четыре раза был облетан теплоход «Балтика».

Соединения и части Группы советских войск на Кубе занимались боевой и политической подготовкой, несли боевое дежурство, совершенствовали инженерное оборудование и маскировку позиций зенитно-ракетных войск. Штабы разрабатывали программы для переучивания личного состава кубинской армии на советскую технику, находящуюся в Группе, и проводили показные занятия для кубинских офицеров.

При радиотехнических частях Группы организована переподготовка 119 кубинских военнослужащих, а при вертолетном полку — 44 летчиков и 102 авиамехаников кубинской армии.

6.12 на закрытии учебно-методических сборов руководящего состава кубинской армии выступил тов. Рауль Кастро. В своем выступлении он подчеркнул, что материально Кубу поддерживает только один Советский Союз, порой даже в ущерб самому себе, хотя морально поддерживают многие. Он также отметил огромную помощь Советского Союза в создании и укреплении кубинской армии.

На переходе морем с Кубы в Советский Союз находятся 10 транспортов с личным составом и техникой Ракетных войск, ВВС и ВМФ. С погрузкой и отправкой транспорта «Кимовск» заканчивается отправка ракетных войск с Кубы в Советский Союз.

Р. Малиновский

В. Иванов

Секретно экз. № 1

ЦК КПСС

22 декабря 1962г. №81272

Докладываю обстановку и положение войск с 15 по 21 декабря 1962 г.

[...]

II. Обстановка на Кубе. Изменений в группировке ВМС США в зоне Карибского моря не отмечено. На 22. 12с. г. американская авиация 15 раз нарушала воздушное пространство Республики Куба.

Кубинской разведкой в течение недели отмечалось убытие с военно-морской базы США Гуантанамо кораблей с американскими войсками и вооружением. Всего к 18. 12 с. г. с базы вывезено 6000 солдат морской пехоты и 50 танков. Отмечается возвращение на базу Гуантанамо семей военнослужащих и гражданского персонала США, убывших ранее в связи с Кубинским кризисом.

Установлено, что в период с 1.1 по 30.4.63 г. намечается учение ВМС и ВВС США в районе Карибского моря, в котором примут участие до 100 боевых кораблей и 20 авиаэскадрилий. На учении будут отрабатываться вопросы поддержания боевой готовности боевых, резервных и учебных частей ВМС и ВВС США.

Соединения и части Группы советских войск несли боевое дежурство, занимались боевой и политической подготовкой, обучали кубинских специалистов и оказывали помощь кубинской армии в подготовке к военному параду, который будет проведен 2 января 1963 г. в День победы Кубинской революции.

В настоящее время при частях Группы советских войск обучается 463 кубинских специалиста.

17.12с Кубы в Советский Союз убыл транспорт «Кимовск». С убытием этого транспорта закончена отправка в Советский Союз частей Ракетных войск.

К 20. 12 все 42 самолета Ил-28 и все специальные заряды для ракет и авиабомб доставлены с Кубы в Советский Союз.

На 22.12 на переходе морем с Кубы в Советский Союз находится 6 транспортов с личным составом и техникой Ракетных войск, ВВС и ВМФ.

Р. Малиновский

В. Иванов

Секретно экз. № 1

ЦК КПСС

30 декабря 1962 г, №81359

Докладываю обстановку и положение войск с 22 по 29 декабря 1962г. [...] II. Обстановка на Кубе. В зоне Карибского моря на 29.12 отмечен

31 корабль ВМС США.

За период с 22 по 29 декабря американская авиация 12 раз нарушала воздушное пространство Республики Куба, а 23 декабря подводная лодка неустановленной принадлежности вошла в территориальные воды Кубы.

Кубинской разведкой установлено, что в военно-морской базе США Гуантанамо снимаются с позиций установки ЗУРС типа «Хок» и частично переводятся на консервацию артиллерия и танки.

По договоренности между правительствами Кубы и США к 27 декабря из Республики Куба закончен вывоз в США 1113 пленных кубинских контрреволюционеров, принимавших участие в нападении на Кубу в районе Плайя-Хирон. Взамен этого из США на Кубу доставляются медикаменты, медицинское оборудование и питание для детей на сумму 63 млн. долларов.

Соединения и части Группы советских войск несли боевое дежурство, занимались боевой и политической подготовкой, совершенствовали инженерное оборудование и маскировку позиций ЗРВ, продолжали строительство военных городков, учебных баз и оказывали помощь кубинским войскам в подготовке к параду.

Во исполнение решений Президиума ЦК КПСС № П 73/33 от 13.12 и П 75/46 от 27.12 для участия в военном параде кубинской армии, который будет проводиться 2 января 1963 г., в день 4-й годовщины Кубинской революции, от Группы советских войск выделены и готовятся к параду 6 ракет зенитно-ракетного дивизиона, 2 ракеты берегового ракетного дивизиона «Сопка» с расчетами и водителями из личного состава кубинской армии, 3 самолета МиГ-21 и 10 вертолетов Ми-4 с советскими экипажами.

24 декабря тов. Павлов имел беседу с тов. Раулем Кастро, в ходе которой решались вопросы дальнейшего устройства войск Группы, а также ускорения укомплектования учебных подразделений кубинских ВВС для обучения их на передаваемой советской технике из частей аэродромного обслуживания и обеспечения. Тов. Рауль Кастро в беседе с тов. Павловым все время подчеркивал, что кубинцы глубоко преданы нашей партии, Советскому Союзу и что они — наши друзья навеки. Он также заявил, что если бы не помощь Советского Союза, то Кубинская революция могла бы погибнуть.

На переходе морем в Советский Союз с личным составом и автотракторной техникой находятся 5 транспортов.

Р. Малиновский

М. Захаров

 

Советские военнослужащие, погибшие на Кубе

АБСИМЕТОВ Курантал Андарович, 1941 года рождения, Казахская ССР, Алма-Атинская область, с. Чемолчак. Рядовой. Погиб 20 августа 1963 г. Похоронен в районе м.Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

АСКАНДИНОВ Ворошил Шахневозович, 1939 года рождения. Сержант. Погиб 18 августа 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

АФАНАСЬЕВ Василий Константинович, 1942 года рождения, Башкирская АССР. Рядовой, шофер. Погиб 8 марта 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

АХУНОВ Тагир Ахунович, 1940 года рождения, Татарская ССР, д. Бийкал. Рядовой. Погиб 31 августа 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

БАРАНОВ Владимир Севастьянович, 1941 года рождения, Мурманская область, п. Никель. Рядовой. Погиб 19 февраля 1963г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине Гаваны.

БЛИЗНЮК М.И. Старшина сверхсрочной службы. Погиб 25 января 1963 г. Захоронен в СССР.

БОГАЧ Анатолий Семенович, 1941 года рождения. Украинская ССР, Киевская область. Рядовой. Погиб 2 октября 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

БОРЮШКИН Геннадий Тимофеевич, 1940 года рождения. Ефрейтор. Погиб 9 октября 1962 г.

БУЛКИН Алексей Семенович, 1942 года рождения. Горьковская область, г. Дзержинск. Рядовой. Погиб 11 июня 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ВАСИЛЬЕВ Иван Федорович, 1942 года рождения. Рядовой. Погиб 3 августа 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ВОЛКОВА Нина Ивановна, 1936 года рождения, Украинская ССР, Донецкая область, Марийский район, с. Павловка. Служащая СА, медсестра. Погибла 10 февраля 1963 г. Похоронена в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронена в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ГАЛИЧ Федор Федорович, 1941 года рождения, Украинская ССР, Луганская область, г. Старобельск. Рядовой. Погиб 9 июня 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ГРЯЗНОВ Юрий Леонидович, 1942 года рождения, Ленинградская область, Рощинский район. Рядовой. Погиб 2 апреля 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ДУКМАСОВ Владимир Федосович, 1940 года рождения, Ростовская область. Младший сержант. Погиб 29 сентября 1962 г. Похоронен в г. Сантьяго-де-Куба. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЕРМОЛАЕВ Павел Васильевич, 1940 года рождения. Сержант. Погиб 8 декабря 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЗАБОЛОЦКИЙ Владимир Несторович, 1941 года рождения, Украинская ССР, Винницкая область. Рядовой. Погиб 5 декабря 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЗЕЙНАЛОВ Иман Намед-оглы, 1940 года рождения, Армянская ССР, Разденский район. Ефрейтор. Погиб 29 января 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЗУЕВ Иван Иванович, 1940 года рождения, Ставропольский край, Петровский район. Рядовой. Погиб 23 декабря 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ИСАКОВ Петр Валерьянович, 1941 года рождения, г. Псков. Рядовой. Погиб 5 февраля 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

КАПЫГИН Владимир Николаевич, 1939 года рождения, г. Москва. Рядовой. Погиб 22 ноября 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

КАСАТКИН Эдуард Васильевич, 1938 года рождения, Московская область, ст. Петушки. Рядовой. Погиб 18 ноября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

КОМАРОВ Сергей Александрович, 1939 года рождения. Рядовой. Погиб 9 сентября 1962 г. Похоронен в г. Сантьяго-де-Куба. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

КУЗНЕЦОВ Борис Николаевич, 1940 года рождения. Рядовой. Погиб 24 июля 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЛУПАШКО Михаил Захарович, 1942 года рождения, Молдавская ССР, Рыбницкий район, с. Каменка. Рядовой. Погиб 7 октября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

МАЗУРИН Анатолий Иванович, 1940 года рождения, Белгородская область, с. Беломестное. Сержант. Погиб 6 августа 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

МАКАРЕНКО Виктор Павлович, 1940 года рождения, Украинская ССР, Кировоградская область, с. Ново-Андреевка. Рядовой. Погиб 7 октября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

МАРУЛИН Александр Александрович, 1942 года рождения. Рядовой, шофер. Погиб 13 января 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

МИНЧУК Александр Мефодьевич, 1942 года рождения. Рядовой. Погиб 29 августа 1962 г. Похоронен в г. Санта-Клара. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

МИТРОФАНОВ Иван Иванович, 1937 года рождения. Майор, специалист полетной подготовке. Погиб 21 декабря 1963 г.

МИХЕЕВ Виктор Борисович, 1941 года рождения, Московская область, с. Раменское. Рядовой. Погиб 27 октября 1962 г. Похоронен в г. Сантьяго-де-Куба. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

МОРОЗ Владимир Валентинович, 1935 года рождения. Старший лейтенант. Погиб 28 августа 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

МУХАТОВ Эле Рахимбекович, 1940 года рождения, Казахская ССР, п. Ахтау. Сержант. Погиб 7 февраля 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

НЕПСО Гифса Гушсович, 1941 года рождения. Младший сержант. Погиб 17 декабря 1962 г.

ПАНФЕРОВ Иван Николаевич, 1941 года рождения. Погиб 19 мая 1963 г.

ПАРФЕНЕНКОВ Виталий Павлович, 1942 года рождения, Смоленская область, д. Козюли. Рядовой. Погиб 5 сентября 1962 г.

ПЛАТОН Иван Пантелеймонович, 1942 года рождения, Молдавская ССР. Рядовой. Погиб 16 января 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ПЛЕТНЕВ Юрий Владимирович, 1940 года рождения, г. Ленинград. Ефрейтор. Погиб 10 октября 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ПЛИСКО Анатолий Федорович, 1939 года рождения. Лейтенант. Погиб 9 октября 1962 г.

ПОГОРЕЛОВ Виктор Кузьмич, 1941 года рождения, Алтайский край, Хабаровский район, п. Поперечное. Ефрейтор, моторист. Погиб 9 февраля 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ПОПОВ Николай Константинович, 1940 года рождения, Казахская ССР, Северо-Казахстанская область. Рядовой. Погиб 13 декабря 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ Рудольф Аркадьевич, 1940 года рождения, г. Иванов. Рядовой. Погиб 7 октября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ПРИГАЕВ Владимир Александрович, 1938 года рождения, Омская область, с. Черлак. Рядовой. Погиб 7 октября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

РАЕВ Николай Михайлович, 1942 года рождения, г. Волгоград. Матрос. Погиб 3 мая 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

РОДИН Анатолий Иванович, 1942 года рождения, Украинская ССР, Донецкая область. Рядовой. Погиб 16 августа 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

РЫБНИКОВ Валерий Васильевич, 1942 года рождения, Архангельская область, г. Няндома. Рядовой. Погиб 12 марта 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

СЕРГЕЕВ Геннадий Федорович, 1942 года рождения, Вологодская область, г. Череповец. Рядовой. Погиб 27 июля 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

СИДОРОВ Юрий Алексеевич, 1941 года рождения. Карагандинская область, Ленинский район. Рядовой. Погиб 25 марта 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

СОКОЛОВ Александр Павлович, 1941 года рождения, Ростовская область, Кагальникский район. Ефрейтор. Погиб 27 октября 1962 г. Похоронен в г. Сантьяго-де-Куба. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

СТРЕЛЬНИКОВ Александр Николаевич, 1939 года рождения. Московская область, г. Воскресенск. Младший сержант, начальник телефонной станции. Погиб 18 января 1968 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

СЫРОМОЛОТОВ Николай Егорович, 1941 года рождения, Московская область, д. Красица. Рядовой. Погиб 27 июля 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ТАБАЕВ Николай Михайлович, 1939 года рождения, г. Москва. Рядовой. Погиб 7 октября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, поовинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ТЕВС Виктор Андреевич, 1941 года рождения, Киргизская ССР. Рядовой. Погиб 20 ноября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ТИТОВ Алексей Константинович, 1939 года рождения, Куйбышевская область, г. Чапаевск. Сержант. Погиб 2 октября 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ТРЕПАЦКИЙ Владимир Иванович, 1939 года рождения, Украинская ССР, Житомирская область, Народичский район, с. Берестовец. Старшина 1 -и статьи. Малый противолодочный корабль МПК-155 дивизии охраны водного района Северного флота. Погиб на корабле при исполнении служебных обязанностей 26 января 1962 г.

ТРУНОВ Борис Михайлович, 1940 года рождения, Кемеровская область. Рядовой. Погиб 24 октября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ФЕДОРОВ Валерий Константинович, 1938 года рождения, Латвийская ССР, г. Рига. Техник-лейтенант. Погиб 9 сентября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ФЕДОРОВ Виталий Анисимович, 1938 года рождения, Татарская АССР. Старший лейтенант. Погиб 22 марта 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ФОМИНОВ Николай Егорович, 1940 года рождения. Ефрейтор. Погиб 11 сентября 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ХРАМУГОВ Константин Николаевич, 1935 года рождения. Старший лейтенант. Погиб 28 июня 1964 г.

ЦВЕТКОВ Анатолий Васильевич, 1942 года рождения, Волгоградская область, д. Киндеево. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЧАЙКОВСКИЙ Владимир Павлович (Ярославович), 1940 года рождения, Украинская ССР, Винницкая область, г. Казатин. Рядовой. Погиб 3 сентября 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЧЕРЕНЩИКОВ Михаил Иванович, 1942 года рождения. Рядовой. Погиб 19 февраля 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЧЕРНЫШЕВ Виктор Федорович, 1942 года рождения, Украинская ССР, Херсонская область. Рядовой. Погиб 12 декабря 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ШАРОВ Александр Васильевич, 1923 года рождения. Капитан. Погиб 14 декабря 1963 г. Захоронен в СССР.

ШЕИН Виктор Васильевич, 1940 года рождения, Оренбургская область, г. Медногорск. Сержант. Погиб 3 августа 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция .Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ШЕЙКИН Николай Николаевич, 1941 года рождения, Ставропольский край, г. Невинномысск. Рядовой. Погиб 16 августа 1962 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ШЕРГИН Евгений Александрович, 1924 года рождения, Костромская область, ст.Неректа. Рядовой. Погиб 19 февраля 1963 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЮРЧЕНКО Павел Николаевич, 1926 года рождения. Майор. Погиб 13 мая 1964 г. Похоронен в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

ЯКОВЛЕВ Юрий Владимирович, 1941 года рождения, Украинская ССР, Тернопольскии район, с. Кременец. Младший сержант. Погиб 5 августа 1962 г. Похоронен в в районе м. Торренс, провинция Гавана. Перезахоронен в 1978 г. в братской могиле на территории мемориального комплекса Эль-Чико на окраине г. Гаваны.

Нет комментариев. Ваш будет первым!

« Назад

Поиск
Новинки фотогалереи
а20.jpg
а19.jpg
а18.jpg
а17.jpg
Погода: Москва - Гавана

Гидрометцентр России Гидрометцентр России

Голосования

Как Вы относитесь к возможному возвращению войск на Кубу?

Положительно (1117)
Отрицательно (9)
Затрудняюсь ответить (5)
Облако тегов
12-й 12-йУчебный 12Уч.центр 1986 20-йОМСБ 2009 23-4 4МСБ 7-я 7-яОМСБ 7-яОМСБр 76-78 78-80 7ОМСБ Cuba Ded Gsvsk.ru Алькисар Анадырь Бакалов Балтика Барбудос батальон бригада Бригада. ветерана ветеранов ветераны-ГСВСК взвод ВМФ ВМФ-СССР встреча Гавана Гавриков Гречко ГСВК ГСВСК ГСВСК-Москва ГСВСК-Пермь ГСВСК-Украина День Затынайко Зенитка знамья знамя ЗРАБ ЗСУ Карибский-кризис Касабланка Кобзон ком.состав комбриг Куба кубе Кубинский-кризис Литер Лопата Лурдес Мариэль мемориал Минометка Нарокко НовыйГод ОМСБ ОМСБр орбита ОСНАЗ пво Пермь плац посол Посольство-Кубы Приказ природа Рауль реактивка РЭЦ Сайт связи связь служба Союз СССР танк.бат. танкиста Танковый Торренс Уч.классы Уч.центр Учебный Финиш центр Шилка экипаж407